издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Ремонт требует жертв

Этой осенью городские власти взялись за приобщение 79-летней Софьи Александровны к физкультуре. А именно, к бегу по пересечённой местности. С неделю она лазала по канавам, другую – на коленях забиралась в трамвай, потому что с разрытой земли иначе никак. Просто у нас город хорошел: шёл ремонт трамвайных путей на улице Партизанской. На прошлой неделе, спускаясь там из трамвая, сын Софьи Александровны сломал ногу в двух местах. Ему не хрустальный мост на выходе нужен был, а обычные деревянные мостки. Но про них все забыли. От первых лиц мэрии до последнего подрядчика.

19 сентября мэрия Иркутска объявила: в городе начался ремонт трамвайных путей по улице Партизанской. Софья Калинина тогда ещё не знала, чем эта затея обернётся для её семьи. «Сняли трамвайные пути, шпалы, образовалась канава, – рассказывает она. – Трамваи перестали ходить. Для того чтобы перейти дорогу к моему дому, а он находится на Партизанской, между Трилиссера и 4-й Советской, теперь надо было спрыгнуть в канаву и потом вылезти из неё. Я ходила и думала: что же такое? Бордюры у тротуаров они укладывают, а чтобы временно сделать тротуары – этого нет! Ну, кинули бы три доски на одном, на втором перекрёстке!».  Не кинули. 

Вскоре ремонт вошёл в новую стадию: шпалы и рельсы уложили, щедро засыпали щебёнкой. Их не стало видно. Такое минное поле, встаёшь и не знаешь: на шпалу или между шпал. Я подпираю щёку рукой, мне, индивидууму со здоровыми ногами, всё это понять трудно… «Я никогда не жаловалась, я не нытик по натуре, но что такое пожилому человеку эта скользкая щебёнка, я не могу вам передать. Это ужас, ужас!» – качает головой Софья Александровна. Но настоящее унижение ей пришлось пережить, когда в начале октября начали ходить трамваи. По технике ремонта они должны «откатать» ещё не заасфальтированное полотно. Бетонную плиту, с которой обычно пассажиры садились в трамвай, конечно, сняли. В яме была всё та же щебёнка. Когда трамвай подошёл к остановке, Софья Александровна поняла: ступенька настолько высоко, что придётся вставать на колени на грязный пол. Она в юбке, и иначе ей не забраться. «Я ведь отлично хожу, я не инвалид, почему такое унижение? На глазах у всех на коленях. Почему там не было мостков?» – говорит она мне. На колени перед честным народом в те дни  становились многие, особенно грузные люди. Мелочь, конечно, на фоне грандиозного городского ремонта. Наши люди и не таких лягушек глотали.  

Но 6 октября случилось несчастье: сын Софьи Александровны, Андрей, выходил из трамвая и упал. Нога неудачно попала между засыпанной шпалой и щебёнкой и соскользнула. Перелом двух костей, операция, аппарат Елизарова. На следующий день в этом же районе, спускаясь из трамвая, упал ещё один мужчина. Но два несчастных случая – это же в масштабах города всего ничего, правда?

Софья Александровна вынимает бумажку. Это список тех, к кому она пыталась пробиться в мэрии Иркутска. «Мэра не было, – перечисляет она. – Меня отправили к Абрамчику Андрею Михайловичу». Оказалось, что начальник департамента дорожного строительства, благоустройства и транспорта тоже не на месте. А за него Дмитрий Бондарчук, который заявил: 

– А Партизанской не мы занимаемся! – и сразу дал другой телефон. Софья Калинина попыталась продолжить беседу. Ей казалось, что начальник отдела содержания улично-дорожной сети всё же имеет каким-то образом отношение к этой самой сети и её содержанию. 

– Ну, вы же отвечаете за всё, может быть, вы знаете, кто должен сделать там временные тротуары, мне 79 лет, я в трамвай залезала на коленях…

На том конце послышались длинные гудки. Женщине оставалось только позвонить по оставленному телефону – Владимиру Малышеву. У него тоже была длинная должность – заместитель начальника отдела развития дорожной инфраструктуры комитета по ЖКХ. Но и Малышева не было. Взял трубку человек, представившийся ведущим специалистом. Он сказал: «Никого нет, мы принимаем переходы на Синюшке!». Только Софья Александровна начала: «Но кто-то же должен отвечать за Партизанскую…» – и снова услышала длинные гудки. Возможно, в тот день все просто были сильно заняты.  

Когда «Иркутский репортёр» через несколько дней позвонил по тому же телефону, там о Софье Александровне уже знали и сразу сказали: «Мэрия только следит за выполнением работ. Звоните подрядчику – СПМК-7». По выданному телефону ответил секретарь некоего предприятия ООО «Нью-Лен-Ойл», оказалось, СПМК-7 – «дочка» этого предприятия. А там начальник строительного отдела Сергей Черепанов сказал, что работают они строго по смете и в ней никаких временных пешеходных переходов не было. «Мы понимаем людей, конечно, ремонт – это неудобно, но к концу недели там уже будет асфальт,  – пообещал он. – Ремонт скоро закончится, у нас подрядчик работает по ночам. Сегодня к обеду попытаемся сделать временные переходы».  

А тем временем в стране до сих пор действует инструкция Минавтодора от 1984 года по организации движения и ограждению места производства дорожных работ. Вы не поверите, но именно эта инструкция, так называемая ВСН 37-84, указана в муниципальном контракте по капитальному ремонту трамвайных путей в Иркутске в 2011 году. Извините, но придётся привести скучный пункт 3.15 инструкции полностью: «В случае проведения дорожных работ на пересечении или примыкании, где имеется пешеходное движение, например в местах остановок общественного транспорта, необходимо предусмотреть временный перенос остановок за пределы зоны ремонтных работ и оборудовать пешеходные дорожки к ним, а также устроить временные пешеходные переходы». 

Однако в итоге получается круговая невинность. В мэрии виноватых нет – там сразу отсылают в СПМК-7. А в этой организации ссылаются на то, что у них на подряде ещё ООО СПБ «Союзстрой». Мол, на него в суд и подавайте. Внучка Софьи Александровны отнесла жалобу в прокуратуру Иркутской области, может быть, там разберутся, кто должен был бросить на улице Партизанской пару досок. Помнится, мэр Иркутска Виктор Кондрашов закрывал колодцы. Видимо, за досками ехать надо было опять ему. 

На следующей неделе все поедут по новой Партизанской. (Кстати, как сообщила Софья Александровна, подрядчики заявили, что плиты у трамвайной остановки возвращать не намерены. «Машинам неудобно ездить», – пояснили ей). Ремонт, который длился меньше месяца, быстро забудется. Не забудет его только сын Софьи Калининой, Андрей Борисович. Ему снимут аппарат Елизарова лишь через три месяца. Ну, помучается человек 90 дней. Большой ремонт требует жертв.

Читайте также
Свежий номер
Актуально
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector