издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Каждая роль – испытание

«Эксклюзивная» актриса охлопковского театра

Зимы и лета вперемежку с вёснами и осенью проходят, приближая возраст зрелости, пору «собирать камни». От юбилея к юбилею приходит время раздумий, воспоминаний о прожитом.

Вспоминая детство, актриса академического драматического театра имени Н.П. Охлопкова Татьяна Кулакова отчётливо видит на небе огромный гриб в оранжевых клубах дыма – это  очередное испытание секретного оружия в военном городке неподалёку от Семипалатинска, где она жила с родителями. Татьяна Николаевна с грустью говорит о том, что многие одноклассники рано полысели, а кого-то уже нет в живых. Но в детстве этот гриб не казался источником бед, наоборот, будил воображение, вызывал любопытство.

Таня Кудакова уже в первом классе на вопрос «Кем ты хочешь стать, когда вырастешь?» отвечала: «Актрисой».  Она ходила в драматический кружок Дворца пионеров, играла маленьких героинь своей мечты, не задумываясь над тем, где будет учиться. Девочка выросла и могла бы поехать  на запад, но неожиданно для себя купила билет в Иркутск, поступила в театральное училище. «Почему?» – раздумывая над этим вопросом, она неопределённо склоняет голову: «Не знаю…»

Ответ, наверное, был вписан в карту её судьбы, как и единственное место работы — Иркутский драматический театр. Дебютировала в роли Жанны д’Арк в спектакле по пьесе Жана Ануйя «Жаворонок». Перевести собственное «я» в образ — опасность оказаться в плену характера своей героини на всю жизнь. Отчасти так и произошло. Кулакова была вместе со всеми и как бы одна, жила в знаменитом театральном общежитии «Коммерческое подворье», где собирались поэты, писатели, среди которых за-

всегдатаями были Александр Вампилов и Валентин Распутин. Не было другого места в Иркутске, где можно было бы поспорить о литературе, почитать любимые стихи или попеть под гитару. Татьяна приходила на эти посиделки, была молчалива, любила слушать, в дискуссиях почти не принимала участия.    

В театре начались репетиции пьесы Островского «Таланты и поклонники», на роль Негиной распределена Кулакова. Режиссёра Юлия Калантарова Татьяна не понимала, в работе часто спорила, доказывая правоту своего видения образа. Результатом была недовольна, но, что и говорить, о подобной роли мечтают многие молодые актрисы, а получив её, судьбу героини часто ассоциируют с соб-

ственной. В этом спектакле осуществляется мечта встречи с богатым и любящим Великатовым, в нём можно вообразить, что земную любовь побеждает неземная любовь к театру. К счастью, талант не купишь, если он есть, то любить можно того, к кому потянулось сердце.

Татьяна вышла замуж за поэта Евгения Варламова. Взять его фамилию? Но ведь её носил знаменитый актёр Александринского императорского театра, вошедший в историю русского театра. Она осталась Кулаковой, не захотела невольно пристроиться к роду театрального гения. Так бывает с не очень честолюбивыми и бесконечно скромными людьми. 

Новой, знаковой для актрисы стала роль Марии в спектакле по инсценированной повести Валентина Распутина «Деньги для Марии». Сколько было волнений, нервного напряжения и ожидания, понравится ли она Распутину, считавшемуся уже в 70-е годы живым классиком. Кулакова ему понравилась, как и в другой роли — Настёны в повести «Живи и помни». Актриса оказалась его, распутинской, героиней, очень русской, терпимой, жертвенной.

Время быстротечно. Вот и вчерашние Негины, Джульетты, Чайки-Заречные становятся Кручиниными, леди Капулетти, Раневскими и так далее. У актёров все чувства определяются только словом «любовь»: театр, роли, коллеги ро работе, зрители — всё любовь или нелюбовь! Полутонов, нюансов и оттенков, кажется, не бывает.  

В 90-е годы Кулакова блистательно играла роль кормилицы в спектакле «Ромео и Джульетта» Уильяма Шескпира. Играла мягко, нежно, с какой-то трагедийной задушевностью. Она жила страстной заботой о счастье влюблённой пары с постоянным предчувствием неумолимой беды. Прекрасная роль, сыгранная актрисой с полной отдачей сил и любовью, которой она щедро делилась со своей воспитанницей Джульеттой. 

Раньше Татьяна Николаевна была мечтательна и поэтична, сегодня будто весь груз непростой жизни навалился на неё и она боится оказаться нестойкой, слабой. Вот и её Мирониха в спектакле по Распутину «Последний срок» крепится, балагурит, заботится о заблудшей корове и здоровье соседки Анны, а на душе — тоска. К последнему сроку подошли дни Миронихи, она живёт воспоминаниями о молодости, прошедшей в послевоенные годы, о тяжёлой, неженской работе, своём материнстве и заботе о взрослых детях, разъехавшихся по городам необъятной России. Не Мирониха виновата, что очерствела, стала грубой и, на первый взгляд, жестокой, – одиночество сделало её такой. Но остались у старухи незлобливая душа и думы вперемешку с горечью утрат неспокойной старости.

В жизни каждого человека есть такой период, который называется испытаниями, ниспосланными свыше. По натуре Татьяна Кулакова сильный человек, иначе не стала бы актрисой, испытания она выносит. Вот только легкоранимым людям приходится много сложнее держать удар.  «Солнце отпущено поровну, каждому по справедливости…» – такое распределение сделал когда-то писатель Владимир Солоухин. 

Если по справедливости, то солнечных дней у Татьяны Николаевны должно быть ещё немало, да и роли не заставят себя ждать. Кулакова – эксклюзивная актриса, другой такой в охлопковском театре нет.

Читайте также
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector