издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Мельничная пядь

Экологическая проблема в Иркутском районе грозит перерасти в политический скандал

Начну, простите, с неприятной и даже страшной цитаты. «Практически для всех больших городов Иркутской области подготовлены эксплуатационные запасы питьевых подземных вод, по количеству обеспечивающие полную потребность в воде. Однако многие из них не сохранены (зоны санитарной охраны застроены микрорайонами и др.), но продолжают числиться на государственном учёте. Наиболее крупные города (Иркутск, Ангарск, Братск и др.) не обеспечены запасами защищённых подземных вод даже на период чрезвычайных ситуаций».

Это не догадки испуганного дилетанта, не паникёрское заявление «зелёного» активиста, от которых можно было бы отмахнуться, как от назойливых мух. Это официальная констатация факта, изложенная в ежегодном Государственном докладе «О состоянии и об охране окружающей природной среды Иркутской области в 2008 году», который издаёт министерство природных ресурсов и экологии правительства Иркутской области. 

Бездумно, но, скорее всего, не бескорыстно раздавая под застройку не те земли, где строить можно, а те, на которых можно крупно заработать, чиновники из властных структур разного уровня ещё три года назад лишили большую часть населения Иркутской области резервных источников питьевой воды, защищённых от внешнего воздействия. Теперь они  торопливо делят между миллионерами пока ещё не занятые участки берегов Иркутского водохранилища, входящие во второй пояс санитарной охраны Ершовского водозабора – единственного и последнего источника питьевой воды для жителей Иркутска и Шелехова. Делят земли, находящиеся кроме того ещё и в водоохраной зоне и прибрежной защитной полосе. Вопреки неоднократным предупреждениям учёных о возможной экологической катастрофе (см. «ВСП» от 11 октября 2011 г., материал «Беззащитная полоса»), но в соответствии с полученными разрешительными документами, дачное некоммерческое товарищество «Ангара» уже ведёт земляные работы на берегу Мельничного залива. 

Учёных, так же как и в ситуации с повторным запуском БЦБК, власть не слышит. Это во времена СССР лозунг «Знание – сила» был в числе популярных. Может быть, поэтому Советский Союз и стал одной из двух сверхдержав планеты. А в современной России «Деньги – сила». Приставку «сверх» теперь можно использовать разве что в отношении территориальной необъятности государства да коррупции, махрово цветущей на наших просторах. За деньги теперь можно почти всё. А за большие деньги – даже изменение законодательства в интересах не только конкретных структур, но и конкретных личностей.  

В минувшую пятницу к выбранному месту сельского схода жители Мельничной Пади стали подтягиваться минут за 15 до назначенного времени. Группами и семьями. Большинство – пешком. Некоторые – из Иркутска, прямо с работы, на машинах. 

Подобные предупреждения стали неотъемлемым атрибутом «элитных» территорий

К 17 часам на развилке дорог – старой деревенской и отходящей от неё новой, неделю назад со скандалами прорезанной застройщиками через берёзово-сосновый лес к вершине Мельничного залива, где закладывается, судя по всему, элитный посёлок, – собралось никак не меньше семидесяти, скорее даже под сотню, человек. Это при том, что всего в посёлке, как объяснили мне участники схода, постоянно проживает примерно 500 взрослых (18 лет и старше) граждан, если судить по числу зарегистрированных избирателей. Мужчин и женщин примерно поровну. Может быть, мужчин даже побольше. А это значит, дело серьёзное. Значит, допекло основательно. 

Люди радостно здороваются друг с другом, шутят, смеются. Некоторые при встрече обнимаются. Строгая женщина ведёт регистрацию участников схода. 

Настроение в целом вполне миролюбивое. Чуть в сторонке (но не отдельно от жителей) стоят застройщики залива: двое уже знакомых мне учредителей ДНТ «Ангара» А. Миниахметов и В. Лисовский, приглашённые на сход для публичных объяснений. Они, в отличие от других застройщиков, построивших часть коттеджей и продолжающих строительство каких-то объектов и высоченной кирпичной стены длиной не менее километра, уже отрезавшей от воды местных жителей, хотя бы не прячутся, не скрывают своих имён, высказывают готовность всё объяснить и показать все документы. Но десяткам людей, собравшихся на поселковый сход, интереснее выслушать прежде всего своего мэра Игоря Наумова. Они дружно поворачивают головы к очередной подъехавшей машине, но из неё вместо ожидаемого главы района выпархивает молодая девушка.

– Здравствуйте всем! – излишне громко говорит она, смущённая взглядами односельчан.

– Этот сход инициировал мэр рай-она Игорь Викторович Наумов, – отвечает на мой вопрос Галина Шумихина, глава администрации Марковского муниципального образования, в состав которого входит и посёлок Мельничная Падь. – По согласованию с мэром мы назначили сход на сегодня, на 17 часов. Он хотел услышать народ. По-слушать, что и как. 

Коренные жители Мельничной Пади не могут получить земельный участок для строительства нового дома

– Но пока мы его не видим, – говорит, внимательно осмотрев собравшихся, Лариса Смирнова, ведущий специалист Марковского муниципального образования.

– Пока не видим, – соглашается Галина Николаевна и поясняет: – Мы приезжали сюда во вторник, определили с инициативной группой, какие ещё структуры надо пригласить, договорились о времени встречи и сразу отзвонились Игорю Викторовичу… 

Между тем настроение собравшихся начинает меняться. Вместо шуток и анекдотов всё слышнее риторический вопрос: «Он что, вообще плюёт на нас, что ли?»

Так уж сложилось, что именно эти люди стали главными и самыми активными защитниками качества воды в Ершовском водозаборе. Они пишут запросы по поводу разворота строительства во втором поясе его санитарной охраны в государственные надзорные структуры, жалуются в прокуратуры разного уровня. Они пытаются не пропускать к заливу землеройную технику и самосвалы с гравием. Они устраивают протестные пикеты перед «Серым домом» в Иркутске. Но было бы наивно полагать, что жителей Мельничной Пади так сильно встревожило только будущее качество водопроводной воды в Иркутске и Шелехове. Есть тому, наверное, и другие причины.

– Я тоже против этого строительства, – отвечает на мой вопрос глава Марковского муниципального образования. – Вот у меня, посмотрите, материалы, которые мы получили в 1991 году, когда начались реформы и земли были переданы в ведение сельских и поселковых Советов. – Галина Николаевна разворачивает план-схему посёлка Мельничная Падь. Залив, на берегу которого сегодня ведутся земляные работы, на рисунке отделён от жилого массива посёлка жирной полосой границы.

– У меня, как и у жителей Мельничной Пади, даже мысли никогда не возникало, чтобы разместить там хоть что-то. Даже без ссылок на законы и запреты всем было понятно, что это земли особые, что находиться они могут только в общем пользовании. А теперь всё вот так…

– Но как же и кем эти земли были отданы или проданы не в пользование даже, а в собственность людям, не имеющим ни малейшего отношения к посёлку? – спрашиваю. – Неужели без согласования с вами? В известность вас хотя бы поставили?

– Конечно, поставили, – признаёт Галина Шумихина. – Но мы,  муниципалитеты первого уровня, по Земельному кодексу до разграничения прав собственности на землю не наделены полномочиями по предоставлению земли. У нас есть порядок: заявитель обращается в администрацию района, там действует постоянная межведомственная комиссия, которая рассматривает такие вопросы. Бывает, что нас приглашают на заседание земельной комиссии, а бывает, что и нет. И когда потом ко мне приезжает заявитель, у него на руках уже готовое решение. Мне остаётся только подписать акт выбора площадки. Я же не могу противопоставлять свои дей-ствия всему району. Бывает, что и к нам первоначально приезжает заявитель… Ну, такая вот у нас ситуация сложилась сейчас. 

Голос у главы Марковского муниципального образования очень тихий, слабый, усталый. Я высказываю предположение, что ссылки жителей на второй пояс санитарной охраны Ершовского водозабора – это не столько стремление защитить иркутян и шелеховцев от некачественной воды, сколько средство для решения иных, поселковых проблем. 

– Чистая вода в этих городах для наших жителей тоже большая проблема, потому что у многих там живут, работают, учатся дети и другие родственники. Так что люди не кривят душой, – возражает Галина Шумихина. – Но у меня есть и другая беда. Дело в том, что постоянно проживающее население не может получить здесь земельный участок для строительства нового дома. Мои жители, у кого выросли дети и уже нарожали внуков, не имеют возможности построить собственное жильё на родной земле, потому что мы находимся в лесной зоне. Просто так сделать перевод лесных земель в земли поселений, без генерального плана, невозможно. Проект генерального плана посёлка Мельничная Падь у нас готов. Но он завис в Москве на согласовании.  

Ушам не верю. Я поездил по деревне, осмотрел её: она активно застраивается. На самом въезде, справа от дороги, строящиеся дома уже за дорожный знак, обозначающий начало населённого пункта, выбрались. Дальше высоченный кирпичный забор на бетонном фундаменте, длиной не меньше километра, гастарбайтерами из Средней Азии строится. И за ним, в молодом сосновом бору, тоже что-то возводится. Дальше по дороге – другие коттеджи за похожим забором. Предупреждения: «Частная собственность». Между двумя заборами узкий – на машине не развернуться – проезд к воде. Правда, перекрытый шлагбаумом. У воды заборы стали другими. Один – металлический, ажурный и очень красивый. Другой – пока ещё деревянный, покосившийся, но усиленный колючей проволокой. Они не заканчиваются в 20 метрах от берега, как требует законодательство, а уходят далеко в воду. Даже намёка нет ни на какую прибрежную полосу общего пользования. 

Впрочем… Очевидно, что всё это строят чужие и очень богатые люди. У местных жителей даже в складчину денег на такие заборы не хватит – они стоят многие миллионы. Но если можно чужим, то почему нельзя местному населению?

– Вот так и получается, что мои жители по действующим законам никак не могут получить землю под новое строительство, – заканчивает мысль Галина Николаевна.

– А заявления от местных жителей есть? – не будучи юристом, я продолжаю сомневаться в реальности ситуации, при которой коренным жителям посёлка нельзя было бы выделить под новую усадьбу несколько соток земли, а чужим в этих же местах – можно хоть десятками гектаров. Да ещё чтобы и «нельзя» и «можно» соответствовали единому законодательству. 

– Есть заявления, конечно, есть! – вздыхает глава муниципального образования. – У нас официальная очередь узаконена – 47 человек. 

– 47 человек именно из числа жителей Мельничной Пади? 

– Да, да, да. Это старожилы, те, у кого увеличились семьи, выросли дети. По проекту генерального плана, который мы разработали до 30 года, посёлок будет развиваться в ту (жест в сторону от водохранилища) сторону, в сторону улицы Ветеранов. Может быть, к весне мои люди тоже смогут получить землю в своём посёлке, в Мельничной Пади. 

– Но она будет уже далеко от воды? 

– Ну конечно, вдали. В районе улицы Ветеранов.

– То есть чужим и богатым закон позволяет возводить строения на самом берегу и даже загонять заборы в воду, а местных старожилов можно посылать куда подальше? 

– Потому что у нас денег на взятки нет, – чуть слышно, чтобы не перебивать Галину Николаевну, вклинился в разговор мужчина, стоявший рядом со мной и с интересом слушавший.

– Да, да. Заборы уходят в воду, – подтверждает глава муниципального образования. – Все это прекрасно знают. Уже сколько проверок было. Прокуратура приезжала к застройщикам, а они строят без разрешения, и всё. И некоторые местные жители вылазят с забором. Так у нас в стране теперь. По документам-то она у них существует, полоса двадцатиметровая. План застройки утверждён архитектором района. 

Опоздание главы района уже превысило 15 минут, и на развилке дорог от былого миролюбия не осталось и следа. «Ему на нас плевать» – самая частая и самая безобидная реплика в адрес до сих пор не приехавшего и ничего о себе не сообщившего Игоря Наумова, главы Иркутского районного муниципального образования. Похоже, прав был дедушка, предположивший ещё минут десять назад, что мэр перепутал, кто есть слуга народа, а кто его работодатель. Попутно вместе с главой района кто-то задел региональные власти.

– Надо перекрывать дорогу, – не-громко говорят из толпы. Мысль тут же подхватывается другими, звучит громче и увереннее.

– Конечно! Что толку письма-то писать. Тогда не только у Наумова, у всех свободное время найдётся, чтобы с нами встретиться. Ещё и из Москвы к нам приедут…

– Ага, – слышу негромко-ехидное где-то за своей спиной. – Ещё и ОМОН с собой привезут подмосковный, как во Владивосток. 

– Мы позвонили в приёмную, – несмотря на общий галдёж, тихий голос Галины Шумихиной услышали все. И замолчали, потому что появились сведения о так долго ожидаемом главе района. – Нам сказали, что он на координационном совете в области. А сам он трубку не берёт.

Молчание, растерянность длились не больше секунды. Потом – недовольный гул.

– А он вместо себя на тот совет никого отправить не мог, если уж сам назначил нам эту встречу?

– А он вообще за четыре года хоть раз к нам приезжал? Кто-нибудь видел его в нашей деревне?

– Нет. Не приезжал. Он только перед своими выборами обещал нам дорогу на кладбище построить. Но, сами видите, нет ни дороги, ни мэра.

– А на кладбище землю можно получить в любой удобный момент, без очереди и по закону, – слышу тот же ехидный голос за спиной. – Жаль, что всего два квадратных метра…

Неожиданно выяснилось, что из многих приглашённых контролирующих и надзорных служб в Мельничную Падь приехал только представитель Агентства лесного хозяйства Иркутской области. Остальных проблемы местного населения и Ершовского водозабора, видимо, не взволновали. И опять пошло-поехало: дуплетом по мэру района, рикошетом по региональным и федеральным властям. Даже про главную партию кто-то вспомнил. Но проводить сход без руководителя района, без представителей Росприроднадзора, Роспотребнадзора и других структур, согласовавших строительство элитного посёлка на многократно защищённых законом землях, жители Мельничной Пади отказались наотрез. Решили, что мэр и не приехал-то, скорее всего, как раз для того, чтобы закипевшие люди выпустили пар на главу муниципального образования и представителей ДНТ «Ангара». А остальные просто не считают нужным что-то объяснять народу. 

Включив диктофон, подхожу к группе жителей посёлка.

– Ну как нам быть, что делать, если нарушаются все федеральные законы? И рубят как хотят, и строят где хотят, и к воде нас теперь даже близко не подпускают. Мы хотим, чтобы вода в водохранилище оставалась чистой. Хотим получить конкретный ответ, кто именно и на каком основании выделяет эти охраняемые земли под застройку, – высказывает свою позицию Лазарь Крупин.

– Значит, федеральные законы существуют только для простого народа? – поддерживает его позицию супруга Ольга. – Для богатых чиновников и бизнесменов законы не писаны? Но почему мы должны это терпеть? Они-то, может быть, себе яхты купили и дома построили на Канарах. Улетят туда, когда здесь воду нельзя будет пить и дышать станет нечем. А мы останемся задыхаться… 

– Вчера вечером мы проходили здесь, и от этой берёзы вот сюда была натянута заградительная лента. ДНТ «Ангара» уже пытается перекрыть нам доступ к последнему открытому участку берега, – рассказывает Вера Исаенко. – Они хотят управлять, куда нам идти, с какой стороны подходить к воде. Вот им, имеющим деньги, можно, а местным жителям нельзя. Это одно. А второе – мы же тут давно живём… 

– Здесь родились и уже выросли наши внуки, – подхватывают тему подошедшие к нам односельчане, и уловить, кто именно и что говорит, стало невозможно. На диктофонной записи люди перебивают друг друга. 

– Вот этот лес, который они ночами, тайком, под корень сносят, это же мы его сажали. И ещё поколение до нас сажало. Специально, чтобы защитить водохранилище и водозабор. А они его – под корень…

Между тем под корень здесь вырубается не только лес, но и оставшиеся крохи уважения к государству. Вывод-то прост. Если всё, что происходит в Мельничной Пади, делается без взяток, в полном соответствии с законом, значит, закон противоречит здравому смыслу и направлен против интересов местного населения. Если же закон нарушен, значит, виновные должны быть установлены и посажены в тюрьму.

P.S. На последнем пикетировании «Серого дома», которое состоялось в минувшую субботу, к жителями Мельничной Пади присоединились представители нескольких партий. Похоже, что экологическая или, может быть, правовая проблема перерастает в политический скандал.

Читайте также
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector