издательская группа
Восточно-Сибирская правда

«Иркутск прошёл точку невозврата»

  • Автор: Алёна МАХНЁВА

В Иркутске нет парков, соответствующих российским нормативам, озеленённые территории плохо контролируются властями и управляются по остаточному принципу, а в целом экологическую ситуацию можно назвать трагической. В минувшую субботу с открытой лекцией «Иркутск как природное наследие» в рамках проекта Воскресного гуманитарного университета Центра независимых социальных исследований и образования совместно с Фондом "Байкалия" выступил директор ботанического сада ИГУ, президент сети ботанических садов стран Восточной Азии, кандидат биологических наук Виктор Кузеванов. Причём слушатели узнали не только об истоках и глубине экологических проблем, но и о возможных путях их решения.

«Природа – не то, что мы получили в наследство от предков, а то, что взяли взаймы у потомков» – эту индийскую мудрость, пожалуй, можно считать эпиграфом к лекции Виктора Кузеванова. Однако, по мнению директора ботанического сада ИГУ, далеко не все иркутяне понимают эту максиму. Несмотря на то что большинство людей были бы рады жить в городе-саде, столица Восточной Сибири всё больше напоминает бетонные джунгли. Причём когда заходит речь о развитии города, Иркутск обычно позиционируется как исторический город, культурное наследие которого требует охраны и внимания, а природная составляющая, доставшаяся как бы «просто так», учитывается в лучшем случае как второстепенная. Между тем в мире давно поняли, что эти два вида наследия взаимосвязаны. «На уровне ЮНЕСКО, официальных документов всегда эти компоненты нераздельны. Их разделение приводит к однобокому развитию города. У нас же уделяют внимание преимущественно тому, что создано руками человека», – считает Кузеванов. 

По словам лектора, под прессингом человека природные объекты в городе постоянно сокращаются. «По нашим оценкам, примерно в 50–60-е годы прошлого века в использовании природных ресурсов Иркутск прошёл точку невозврата, особенно ускорилось разрушение природного наследия в последнее десятилетие. Город пикирует вниз, поскольку экологические ресурсы ничего не стоят», – подчеркнул Виктор Кузеванов. 

Так, зелёные зоны на генплане города местные власти и строители традиционно воспринимают как «пустые» места, за счёт которых областной центр может расти. Природные ресурсы в настоящее время потребляются быстрее, чем необходимо, озеленённые территории плохо контролируются и управляются по остаточному принципу, уверен эксперт. 

При этом опыт разных стран показывает, что, как только очагов природы в городе становится недостаточно, в нём постепенно угнетается промышленность, культура, прекращается жизнь, а люди переселяются на новое место. Уже сегодня очевидно, что молодые активные горожане покидают Иркутск ради более комфортных мест и других возможностей. Именно природное наследие – ресурс, который делает город пригодным для жизни, считает Виктор Кузеванов. «У человека, когда окружающая среда ухудшается, падает иммунитет, то есть способность сопротивляться болезням. С городами то же самое. Они начинают вымирать, что и происходит с Иркутском», – провел аналогию учёный. 

Причина трагедии в том, что общий ресурс достается тому, кто первый его захватит. Выгоду за счёт истощения природных ресурсов в городе получают единицы (например, строительные компании), а проигрыш охватывает всех горожан.

 «Если этих общих ресурсов нет, город превращается в общежитие, место временного проживания, куда люди приезжают заработать деньги. Все мы знаем, как выглядят наши общежития», – заметил Виктор Кузеванов.

Сегодня в Иркутске не выдерживаются никакие нормативы по озеленению, относительно площади города территория зелёных насаждений не превышает 8%. Для сравнения: в Москве, Перми и других городах этот показатель выше в разы. «В своё время наши депутаты сделали интересный шаг: Плишкинский лес волевым решением был «прирезан» к Иркутску, благодаря чему чисто арифметически увеличилась площадь городских лесов на человека. Когда мы провели обследование, выяснилось, что не существует сплошных лесных насаждений, они составляют 2/3 от тех территорий, которые обозначены как зелёный фонд города», – рассказал лектор. По официальным данным, «озеленённость» составляет 6 кв. м на человека, а в действительности на каждого иркутянина приходится около 4 квадратов. Чтобы представить, насколько мала эта площадь, Виктор Кузеванов обратил внимание на два стола в аудитории, за каждым из которых уместилось не больше двух слушателей. Причём скромные российские нормативы предписывают иметь для европейской части страны 16,5 кв. м на одного жителя, для Сибири же, по мнению иркутских учёных, норма должна быть больше – 20–22 кв. м на человека, поскольку климатические условия здесь в целом довольно суровы. Так, благоприятной для жизни людей считается среда, где среднесуточная температура выше +15 градусов. В Иркутске благоприятный период очень короткий – с июня по сентябрь, причём ночные температуры даже в летний сезон ниже 15 градусов. «Проживание в городе само по себе неблагоприятный фактор, который понижает иммунитет как людей, так и самого города», – отметил лектор. По его словам, при медицинских расчётах потенциальной продолжительности жизни проживание в южных районах Иркутской области только из-за климатических условий учитывается как фактор, отнимающий 10 лет. Дополнительная нагрузка – загрязнение окружающей среды. 

В то же время современные концепции сохранения природы подчёркивают важность чистой природной среды для удовлетворения базовых человеческих потребностей. Абстракт-ные призывы защищать природу именно потому и терпят неудачу, что люди не чувствуют, какая им от этого выгода, уверен эксперт. «Экологические лозунги оказываются пустыми, так как оперируют теоретическими построениями. Если многие иркутяне не были в лесу или на Байкале, для них нет никакого стимула защищать то, что они не ценят или чем воспользовались кратковременно». 

Сегодня без помощи человека зелёные островки на карте Иркутска будут уменьшаться как шагреневая кожа: загрязнение городского воздуха, почвы и воды достигло такого уровня, что городские леса потеряли способность самовоспроизводиться – хвойные деревья в таких условиях не дают фертильных семян. По расчётам учёных, только под питомник для воспроизводства деревьев областному центру уже нужно 300 га. 

Одним из вариантов озеленения и улучшения экологии в районах с плотной застройкой могут стать сады и скверы на крышах. Причём в столице Приангарья уже есть такой опыт. Так, в оранжерее на крыше ИВВАТУ выращивали овощи для курсантов, а в микрорайоне Университетский на плоских крышах гаражей местные жители разбили небольшой скверик, рассказал лектор. «Более 20 видов растений, половина из которых древесные, уже самостоятельно растут на крышах, им для этого достаточно слоя почвы всего 1,5-2 см, занесённого ветром», – отметил он. Технологии обустройства садов на крыше уже разработаны, причём даже травянистые растения летом берегут крыши от протечек, а зимой сокращают потери тепла. В ботаническом саду есть множество видов растений, адаптированных для экстремальных городских условий. 

Требуют защиты и существующие леса. Наша газета неоднократно писала о вопиющих попытках застройки в зоне Ершовского водозабора и реликтовой Кайской роще. По-следняя – один из самых крупных лесных массивов Иркутска, кусочек великой сибирской тайги, который остался после освоения территории человеком. В четверг на заседании городской Думы депутаты утвердили порядок отнесения земель, расположенных на территории города, к землям особо охраняемых территорий местного значения, их использования и охраны, сообщает пресс-служба ведомства. Был установлен перечень документов, необходимых для признания территории особо охраняемой. Следующим этапом станет включение земель водоохранной зоны Ершовского залива и Кайской рощи в перечень территорий с таким статусом, этот вопрос депутаты рассмотрят в ноябре. Достаточно ли будет этих мер, покажет время.

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер