издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Мимо проезжал

В Иркутске побывал замминистра финансов КНР Ван Цзюнь

В минувшую пятницу зампред правительства Иркутской области Алексей Зезуля, бывший министр финансов, так изголодался по работе, что готов был поговорить о бюджете с кем угодно, даже с китайцами. Делегация КНР во главе с первым заместителем министра финансов КНР Ван Цзюнем, проезжая домой со встречи министров АТЭС в Москве, остановилась в Иркутске. И имела c иркутскими финансистами содержательную беседу, главным в которой был вопрос: «А как у вас?».

Господин Ван Цзюнь совершает вояж по России. В прошлый четверг в Москве состоялась встреча министров финансов – членов организации Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества (АТЭС), после которой Ван Цзюнь прибыл в Иркутск, а затем отправился во Владивосток. Его со-

провождала целая делегация, в составе которой были начальник отдела аппарата министерства финансов КНР Чэн Цзюньфэй, заместитель начальника аппарата Лю Синьан и прочие люди, которые всё время молчали. Встречала их целая группа русских чиновников во главе с зампредом правитель-

ства Алексеем Зезулей. Отечественные чиновники, за исключением одного-двух, тоже молчали. Мужчины были в чистых пиджаках и носках, а дамы напомажены и наглажены. Форма лица – «максимально умный вид, рта не раскрывать». Вся обстановка внушала: собрались очень важные люди на крайне важную встречу. 

Китайской делегации для начала показали фильм об Иркутской области. Замелькали бурые медведи, немного Ольхона, вал бревна, литьё чего-то стратегически важного, танец русских народных красавиц-пенсионерок и фирменный бренд Иркутской области – казак в приступе любви к отечеству. «Интересно, как переводить-то будут?» – ехидно шептались журналисты. Но даже казаков отдублировали на чистом китайском. Промелькнуло до боли знакомое лицо президента Владимира Путина, затем столь же знакомое изображение Дмитрия Мезенцева. Сергея Ерощенко китайцам не показали. «Навстречу утренней заре, по Ангарэ, по Ангарээээ!» – завела певица, потом тюлень помахал лапкой, произнеся что-то милое по-китайски. Наверное, что он – эндемик. Гости вежливо умилились. 

Вообще, было забавно наблюдать финансистов, привыкших к языку цифр, в ситуации, более имманентной матёрому политику. В таких случаях принято импровизировать в духе легендарной фразы: «Когда вы говорите, Иван Васильевич, такое ощущение, что вы бредите». Эх, сюда бы Юрия Фалейчика с его коронным: «Допустим, я – снежный барс…». Но отдуваться пришлось скромным бухгалтерам. «Добрый день, господин Ван Цзюнь и уважаемые коллеги, – начал заместитель министра финансов Андрей Батюнин. – Я бы хотел рассказать о бюджетной политике, которую проводит правительство Иркутской области». Говорил Батюнин по писанному. Китайские гости слушали об «устойчивости и сбалансированности» бюджета Иркутской области и о том, что он стал «одним из лучших за последние годы», превысив 100 млрд. рублей. Команда Алексея Зезули, три года истязавшая всех депутатов ЗС «эффективным обращением с госдолгом», нашла наконец, кто ещё об этом не слышал, – китайских товарищей. Члены компартии КНР, прослушав набор цифр, вежливо и вдумчиво покивали. Андрей Батюнин похвалился и доходностью: налог на прибыль организаций в Иркутской области в прошлом году превысил 30 млрд. рублей (откуда китайцам знать, что именно за этот феноменальный внеплановый рост депутаты ЗС чуть не съели правительство в 2011 году). «Значительный рост его обеспечили платежи вида деятельности… добыча нефти», – признался Батюнин.

Ван Цзюнь неожиданно прервал оратора: «Какая средняя доходность на душу населения в Иркутской области?» Оказалось, от 36 тысяч рублей на человека, третье место в СФО. Китайского финансиста заинтересовало, сколько в регионе работоспособного населения. Зезуля сообщил: примерно половина из 2,5 млн. человек. 100 тысяч из них – бюджетники. Беседу надо было поддерживать, и начались дежурные вопросы: сколько в России платят подоходного налога, каковы особенности налогообложения бюджетников и сельских жителей. Заместитель руководителя УФНС России по Иркутской области Татьяна Шафран рассказала о видах налогов, которые могли быть интересны китайским предпринимателям на территории  нашей страны.

Дело почти дошло до конца, когда Ван Цзюнь услышал что-то, что могло действительно заинтересовать стороны, – объёмы товарооборота между Иркутской областью и Китаем. Ван Цзюнь хотел знать, как товарооборот вырос за последние 10 лет, Алексей Зезуля имел информацию только о пяти. По его словам, рост составил 

1 млрд. долларов, в первом полугодии 2012 года – 1,5 млрд. рублей, а к концу года должен превысить 3 млрд. долларов. Второй по объёмам товарооборота была названа Япония с 1 млрд. долларов. Ван Цзюнь попросил уточнить, что экспортируется в Японию. «Экспортируется, очевидно, лес, алюминиевая промышленность, металлургия и нефть, – предположил Андрей Батюнин. – Что касается импорта, это товары народного потребления и продукты питания». 

«Вы все побывали в Китае? – круто сменил тему господин Ван Цзюнь. – Те, кто уже был в Китае, может поднять руку». Лес рук поднялся ему в ответ. Вот так, с поднятой рукой, Алексей Зезуля наконец попросил: «А можно мы зададим несколько вопросов?» Русские чиновники хотели знать про свободные экономические зоны КНР и поддержку инвесторов. В ответ Ван Цзюнь, видимо из-за трудностей перевода, начал рассказывать обо всей налоговой системе в Китае. В стране более 100 миллионов бюджетников, но только 10% из них имеют такой доход, что платят существенный подоходный налог. В России железобетонные 13% платят в основном бюджетники, и Ван Цзюня это сильно заинтересовало. Он сообщил, что иностранные предприятия получают льготы, если инвестируют в западные области страны, являются инновационными или их годовая доходность не превышает 60 тысяч китайских юаней (малый и средний бизнес). В свою очередь Татьяна Шафран сообщила, что из 20% ставки налога на прибыль 18% зачисляется в региональный бюджет. Ван Цзюнь покивал и успокоился, потому что осознал: Иркутской области есть на что жить. Ведь пилящееся бревно и льющаяся нефть в кинокартине были. Естественно, ему никто не рассказал о национальной русской забаве под названием «вертикально интегрированные компании». Он бы, может быть, и понял, но времени было мало. Именно поэтому стороны ограничились глубоким удовлетворением от встречи. 

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector