издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Гроб у ворот

Нелегальные захоронения на закрытом кладбище не дают жизни садоводам

  • Автор: Ангелина САЛОМАТОВА

Тайны старого кладбища в садоводстве «Коммунальник» на седьмом километре Александровского тракта раскрылись благодаря новым жильцам, поселившимся через дорогу от погоста. Риелторы выдают его за недействующий и успешно продают участки в округе. Но на самом деле кладбище живёт полной жизнью. Нелегальные захоронения летом там происходят едва ли не каждый день. В результате участки по соседству утопают в горах выкинутых венков, старых надгробий и продуктовых излишков, оставшихся с поминок, а жители терпят значительные неудобства, когда прямо под их воротами располагаются траурные процессии.

Кладбище и жизнь

Дом семьи Молчановых в Таёжном переулке товарищества «Коммунальник» построен на большом участке, огороженном новым металлическим забором. Вокруг строения безупречный газон и красивые цветы, сооружения для детского отдыха. Но ухоженная территория контрастирует с окружением. Прямо за забором, спускаясь с горы, расположилось старое кладбище, на котором жителей окрестных сёл хоронили ещё до войны. По словам Татьяны Молчановой, которая вместе с семьёй пять лет назад купила участок с необычным соседством, сотрудник агентства недвижимости уверил её, что погост старый и захоронений на нём не проводят. Оказалось, риелтор слукавил. Похоронные процессии здесь бывают регулярно: летом несколько раз в неделю, зимой – реже из-за опасной дороги с крутыми спусками и подъёмами.  

От гор кладбищенского хлама страдают все. На подъезде к переулку стоит бетонная стена в рост человека, которая раньше, видимо, загораживала мусорные контейнеры. Под тяжестью постоянно складируемых металлических надгробий-«тумбочек» и поблекших искусственных венков она накренилась так, будто вот-вот рухнет. Та же картина на обочине дороги: сюда давно сбрасывают остатки кладбищенского убранства, и мусор просто валится вниз под гору. Всего в переулке Таёжном стоят семь домов. Периодически, особенно после пикового родительского дня, их жильцы пытаются наводить порядок сами и просят приезжающих родственников увозить мусор с собой, но проблемы это не решает.

В первую очередь удар принимает участок Молчановых. Их дом стоит в начале переулка, около ворот останавливаются катафалки, выгружают гробы, провожающие прощаются с покойными. Тут же курят, бросают окурки. Убирать территорию после чужих печальных церемоний приходится постоянно. «Поджимает» и с другой стороны. Недавно, говорит Татьяна Молчанова, могилу выкопали вплотную с забором, и захоронение оказалось прямо под их дровяником. Бывают случаи, когда местные жители не могут попасть в собственные дома из-за того, что узкую дорогу перегораживает похоронная процессия. «Подъезжаю к воротам, стою, жду. Не могу попасть домой, – рассказывает Татьяна Молчанова. – От нечего делать набираю номера агентств ритуальных услуг, указанные на катафалках. Говорю: «Сейчас вы ведёте захоронение там-то и там-то. А вы в курсе, что здесь запрещено хоронить?» Меня спрашивают «А вы кто?» и, понимая, что я не являюсь официальным лицом, предпочитают побыстрее завершить беседу».      

Сюда привозят хоронить и деревенских жителей из ближайших населённых пунктов, обосновывая выбор места под могилу тем, что у них здесь уже лежат мать, отец и другие близкие родственники. Ожидать, что подхоронения прекратятся сами собой, не приходится, потому что на кладбище ещё достаточно места. Но то, что оно будет «освоено» с соблюдением норм, в том числе санитарных, вызывает сомнения. При этом никто не может исключить и наличие так называемых криминальных захоронений. «Однажды к нам приехали гости, которые были здесь в первый раз. Один из них работает в полиции, так он очень удивился и сказал: «Здесь, наверное, и «наши» лежат. Те, кого мы ищем». Однако, как пояснили в полиции, работа с захоронениями вне официальных кладбищ не находится в их компетенции до тех пор, пока не будет информации о конкретном «криминальном» трупе, и в данном случае надзор осуществляет прокуратура.  

Все в шоке

Долго искать вещественные доказательства не пришлось:
на небольшом участке насчитывается до десятка свежих могил

Правоохранительным органам о наличии нигде не учтённого кладбища стало известно по воле случая. «Инициативную группу создала не я. Некогда было этим заниматься, хоть я и собиралась. В нашем переулке люди купили дачу. Наталью, нашу новую соседку, также уверили, что кладбище старое и на нём не хоронят. Убедившись в обратном, она стала обращаться в прокуратуру и в другие органы. Она была поражена, когда увидела, что у меня под воротами поставили гроб и идёт целая процессия», – рассказывает Татьяна Молчанова. В администрации Уриковского муниципального образования, на территории которого находится садоводство «Коммунальник», тоже были удивлены, когда узнали о кладбище.  «Для нас было настоящим шоком, что оно существует и живёт, потому что до этого никто не обращался с жалобами», – утверждает замглавы администрации Янина Топтун.

В прокуратуре Иркутского района подтвердили, что по заявлению граждан в конце августа прошла проверка, в результате которой «было выявлено бесхозяйное кладбище, на котором осуществлялись бесконтрольные захоронения». В результате надзорный орган направил в Иркутский районный суд иск с требованием обязать администрацию Уриковского МО «принять на учёт данное кладбище, очистить территорию от мусора и обслуживать в дальнейшем». В муниципалитете пояснили, что для решения вопроса необходимо разобраться с территориальной принадлежностью участка, на котором расположено кладбище. Сейчас оно находится на землях сельхозназначения. «Не придав статус этому кладбищу, не поставив его на баланс, мы не можем расходовать бюджетные деньги на его содержание. Сейчас, понимая, что мы инстанция конечная, будем этим заниматься», – говорит замглавы администрации. 

В первую очередь чиновники приступили к работе с агентствами ритуальных услуг, которых, по словам Янины Топтун, в Иркутске и Иркутском районе более сорока. До предприятий через официальные письма доводят информацию о том, что нельзя делать захоронения на нелегальном кладбище и в ближайшее время оно будет закрыто. «Мы планируем, что в будущем вход на кладбище будет доступен только для тех людей, у которых там были ранее похоронены родственники. Новых захоронений там не должно быть», – говорит Янина Топтун. При этом реальные перспективы фактического закрытия кладбища пока туманны, так как на обустройство ограждения в бюджете нет средств. 

В ближайших планах муниципалитета – организация субботника общими силами. Транспорт для вывоза мусора из-за отсутствия строки в бюджете предоставят за счёт спонсорских средств местных предпринимателей. Однако с оформлением земельного участка под кладбище могут возникнуть неразрешимые противоречия. По нормам объект должен быть окружён санитарной зоной на расстоянии не менее трёхсот метров для действующего кладбища или пятидесяти метров для закрытого. Сейчас между участками собственников и кладбищем нет вообще никакого расстояния, в наличии только забор, и местные власти сомневаются, что кто-то из садоводов решит расстаться со своим участком. 

Читайте также
Свежий номер
Мнение
Пресс-релизы
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector