издательская группа
Восточно-Сибирская правда

«Святая земля правдивых воинов»

Вековая репутация не спасает городок ИВВАИУ от разгрома и мародёрства

  • Автор: Ангелина САЛОМАТОВА

Славные времена городка бывшего Иркутского высшего военного авиационного инженерного училища уходят в прошлое с пугающей быстротой. Передислокация бригады особого назначения, которая размещалась здесь до конца августа, спровоцировала разрушения и волну воровства «ничейного» имущества. На неохраняемой территории, мимоходом уродуя памятники архитектуры, «работают» люди, которые спиливают, свинчивают и выносят всё, что можно сдать на металлолом. Везут аэродромные плиты, водостоки, агитационные щиты и тяжёлые сейфы. Сами военные пытались даже забрать со стадиона флагшток, но местным старожилам удалось его отстоять.

За металл

На экскурсию по городку «М2» от-правился с бывшим начальником одной из кафедр ИВВАИУ, полковником запаса Андреем Чигвинцевым. Через пустой контрольно-пропускной пункт с разбитым стеклом проходит много людей, но в военной форме среди них нет никого. Оживление исчезает, стоит продвинуться чуть дальше за КПП. Тишину и запустение бывших учебных корпусов тревожат только собаки, а внешний вид зданий и прилегающих территорий даёт ощущение полной заброшенности. Обход территории начался с осмотра здания, построенного в начале прошлого века. 

Эти корпуса возводили с 1915 по 1917 год под Иркутское юнкерское училище. Реализации проекта помешали исторические события, юнкера так и не успели поучиться в новых зданиях, а в 1931 году на базе 13 построенных корпусов была образована 4-я Иркутская военная школа авиационных техников. За почти восьмидесятилетнюю историю училище заработало репутацию одного из лучших военных учебных заведений и выпустило 60 тысяч авиационных специалистов. Городок ИВВАИУ, занимающий площадь 92,9 гектара, всегда находился под охраной, и чужих там не было. 

Всё изменилось в 2009 году, когда училище ликвидировали. После переезда курсантов в Воронеж на базу въехала бригада особого назначения Сибирского военного округа. Прибывшие не заняли все помещения училища, поэтому некоторые из зданий не отапливались, пустовали и ветшали без должного содержания, но всё же охранялись. В середине августа местные жители стали замечать, что спецназовцы начали вывозить с территории городка мебель. Выяснилось, что бойцы передислоцируются в Новосибирск, а база бывшего училища остаётся на произвол судьбы. Последствия не заставили себя ждать. По словам Андрея Чигвинцева, с территории воруют всё, чему можно найти применение.

«С учебного аэродрома везут аэродромные плиты. Есть свидетели, которые видели, как две машины вывезли, и это только то, что замечено. У нас, где я живу, рядом с санчастью, люди не стесняются, днём приезжают на машине, что-то грузят. Весь же город знает, что всё брошено. Вот, смотрите, вход в учебный корпус. Не охраняется, всё открыто, стёкла разбиты. Это, кстати, наш бывший четвёртый факультет радиоэлектронного оборудования. Народ из соседних домов жалуется: виден по ночам свет фонариков, что-то пилят, грузят. Срезают решётки, даже рамы сняли. Если смотреть на моей кафедре, там всё уже подчищено: батареи, провода. Видите, куда это приготовили? Очевидно, на металл», – констатирует Андрей Чигвинцев. У наших ног на пороге одного из входов криво лежит брошенный сейф в рост человека. Рядом с ним валяется ещё один, поменьше.  

Иркутяне опасаются, что памятники архитектуры повторят судьбу Красных казарм

Войти в здание действительно удалось беспрепятственно. Каменная лестница, ведущая на первый этаж, оказалась проломлена, в пространстве между ступенями пустота. Было понятно, что повреждение появилось после того, как на них сбросили сейф, который весит не один центнер. Задумывались ли люди, «спасающие» остатки имущества училища, о том, что разрушают объект культурного наследия, неизвестно. Здание, расположенное по адресу: Советская, 176, является одним из элементов комплекса памятников регионального значения «Военная гимназия и юнкерское училище». Но, судя по всему, его участь это не облегчит: в Службе по охране объектов культурного наследия Иркутской области затруднились ответить на вопросы «М2» о будущем этих зданий, однако на примере стёртых с лица земли Красных казарм иркутяне уже успели убедиться, что наличие охранного статуса спасает далеко не всегда. 

«Никто, на мой взгляд, не будет восстанавливать этот комплекс, – говорит Андрей Чигвинцев. – Гораздо «эффективнее» тут всё снести и продать. А что для этого нужно сделать? Естественно, привести в полностью непригодное состояние. При нормальном отношении государство бы озаботилось охраной памятника, но у нас, к сожалению, другая ситуация. Думаю, получится как с Красными казармами: всё сравняют, а кирпич вывезут в отвал или продадут».

«Славянка» не прощается

«Пойдёмте, я вам покажу объект, сюда Владимир Владимирович приедет, когда мы все замёрзнем, – интригует Чигвинцев. – Может, когда он стерхов на крыло ставил, то увидел свысока, как у нас всё плохо с теплотрассой». Раскопанная траншея стоит уже несколько недель, и с приближением отопительного сезона вызывает всё большее беспокойство местных жителей, несмотря на то, что городские власти уже озаботились предстоящими холодами и пообещали, что «будет тепло». «Я два раза встречался с командованием на территории ИВВАИУ. Управляющая компания «Славянка» намерена полностью запустить тепло во все жилые дома. Идут письма с заверениями руководителей, что всё будет подготовлено к сезону», – успокаивал мэр Иркутска Виктор Кондрашов на недавней пресс-конференции.

По пути к коммунальной «досто

примечательности» городка мы проходим мимо привычных многоквартирных пятиэтажек. Они не являются памятниками архитектуры, но их история тоже интересна. По словам Андрея Чигвинцева, в своё время дома, в которых от 50 до 100% квартир находятся в частной собственности, признали казарменно-служебным фондом. В итоге сложилась парадоксальная ситуация. Дома, квартирами в которых владеют гражданские, обслуживаются управляющей компанией, которая по госконтракту получает бюджетные средства на содержание военного имущества. «Минобороны таким образом просто отмывает деньги», – считает Андрей Чигвинцев. 

Немногочисленных жителей пятиэтажного общежития регулярно пугают консервацией здания и выселением

Право на управление «казармами» по итогам закрытого конкурса имеет филиал «Иркутский» ОАО «Славянка», управляющего жилищным фондом Минобороны. Его название уже несколько раз фигурировало в скандальных новостях. Периодически жилищно-коммунальная контора объявляет о предстоящем отключении услуг в здании общежития, в котором сейчас живут десять семей бывших вольнонаёмных работников ИВВАИУ. После отбытия спецназа пятиэтажка пустует. Ремонта в зданиях не было больше 20 лет. Окна заколочены или разбиты, и только на нескольких из них есть занавески. О былой роскоши помнит лишь парковка перед общежитием, на которой до сих пор стоят таблички с фамилиями и госномерами «Лексусов», «Мерседесов» и «Тойот», принадлежавших прежним постояльцам. 

Отключение воды и электричества, которое в общежитии планировалось на 1 сентября, отсрочило вмешательство городских властей. Мэр Иркутска Виктор Кондрашов заверил, что «Славянка» не прекратит предоставление услуг, и пообещал, что тепло в квартирах будет, но только при условии, если все съедут на первый этаж, чтобы не обогревать пустые верхние. «Училище разогнали, всех сократили, кому положено квартиры дали, но это не коснулось работников подсобного хозяйства, сантехников, электриков. Здесь живут, например, одинокие многодетные матери, всего с десяток неприкаянных семей. По закону их нужно вышибать из дома на свежий воздух. Рано или поздно общежитие, наверное, всё-таки закроют», – прогнозирует Андрей Чигвинцев. 

Переговоры о передаче «иватушного» имущества на баланс муниципалитета идут с 2009 года, но с тех пор всё остаётся без изменений. Иркутские чиновники три года ждут соответствующего приказа Министерства обороны. «Конкретики нет никакой, – говорят в пресс-службе администрации Иркутска. – Передаваться будут 30 домов, и это всё, что мы знаем. Информации о том, сколько там квартир и какова их площадь, нет. Предварительно срок издания приказа был назначен на ноябрь. Но гарантии никакой нет, Минобороны может спокойно перенести дату». Для городского бюджета переход многоэтажек на баланс означает дополнительные расходы, но в этом государство видит единственный выход для отслуживших военных городков, призывая Минобороны ускорить этот процесс. Однако долго ли «Славянка», буквально шантажирующая местных жителей, будет обслуживать городок, доподлинно неизвестно.

В неловкое положение городскую администрацию ставит и отсутствие земельного участка под городком в списке объектов, передаваемых в собственность муниципалитета. Военное ведомство, которое сто лет назад, в 1912 году, получило отвод под строительство юнкерского училища, не стремится покинуть участок площадью больше 90 гектаров в непосредственной близости от центра города и сейчас. Как подчёркивают в мэрии, город и область не в состоянии проконтролировать, как Минобороны в будущем распорядится земельным активом. «По моей информации, здесь будут строить дома, но это всё лишь на уровне слухов, – говорит Андрей Чигвинцев, указывая на пустырь за учебным аэродромом и стоящий среди бурьяна грейдер. – Техника стоит, заборчиком огорожено. Люди, работающие на территории, на вопросы не отвечают. Здесь, кстати, склад НЗ. Наверняка всё выкопают и сдадут».

Девочки курят, мальчики ходят в туалет

Всё, что можно вынести и использовать, постепенно разворовывается

Былое предназначение в городке потеряли и спортивные сооружения. Здание тираманежа, где проводили стрельбы и тренировались в беге, пустует. В одной из стен выбиты кирпичи и проделан метровый лаз – видимо, для извлечения материальных ценностей. Говорят, неизвестные обвалили крышу и разлили внутри краску. Утром на стадионе мы увидели всего лишь одного человека. Выполнив комплекс упражнений, он решил пообщаться с представителями прессы. Капитан запаса Игорь Дмитриев рассказал, как ему пришлось отстоять от военных металлический флагшток, установленный на стадионе. «Смотрю, забирают. Мне дурно стало! Я спрашиваю: «Ребята, вы кто?» Кое-как он сам мне представился и фамилию командира назвал. Начали с этим командиром разговаривать. Через некоторое время подходят ко мне и говорят: «Будем обратно ставить». Трос привезли, час флагшток на место устанавливали, это он только с виду такой лёгкий». 

В другой раз Игорь Дмитриев имел дело с молодыми людьми, справляющими нужду на КПП, где стоит самолёт. Пришлось пугать физической расправой. «Ведь русский человек. Непонятно, что у него в мозгах барахтается, – негодует капитан запаса. – На стадионе начала молодёжь собираться, девочки курят. Я им сказал, что штраф за курение ещё никто не отменял и придётся платить». Бутылки, оставленные компаниями, Игорь Дмитриев также убирает собственноручно. «Земля эта, она же святая. Она всегда воспитывала правдивых воинов для защиты своего отечества. Мы власть должны поддерживать, и мы её поддерживаем, но так всё бросать… Когда это всё превратится в мусор и грязь, можно прийти, бульдозером смести и поставить дом. И оправдываться потом, что людям нужны квартиры», – высказался напоследок капитан запаса.

Завершилась экскурсия на подходе к учебному аэродрому. «Мы туда не пойдём. Там громадное количество собак, и они не любят чужих», – предупредил Андрей Чигвинцев, поэтому интересоваться жизнью самолётов, который год ожидающих открытия музея авиации, пришлось по телефону. Изза бюрократических проволочек техника тоже не может обрести достойный дом и надлежащее содержание. На бумаге музей был создан два года назад, но фактически ничего не делается. Среди десяти потенциальных экспонатов, перешедших в собственность Иркутской области, есть, например, разведчик-бомбардировщик ТУ-22Р. «Это первый стратегический самолёт такого класса. Он остался единственный в мире», – утверждает президент благотворительной ассоциации «Феникс» Андрей Ставинов. Однако пока знаменитые самолёты, как и всё остальное наследие легендарного училища, никак не застрахованы от уничтожения.

Читайте также
Свежий номер
Мнение
Пресс-релизы
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector