издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Ковыкта навсегда

При нынешних объёмах добычи запасов газового «гиганта» хватит на сорок тысяч лет

Ковыктинскому месторождению, открытому четверть века назад, пророчили большое будущее. Казалось, промышленная добыча вот-вот начнётся и «гигант» сможет давать до 40 млрд. кубов газа в год. Однако по сей день на Ковыкте работает лишь одна скважина, которой с лихвой хватит, чтобы обеспечивать топливом близлежащий посёлок Жигалово ещё целую вечность. Как сегодня выглядит главная надежда газодобычи региона, что осталось от «РУСИА Петролеум» и как изменилась жизнь в Жигаловском районе с приходом «Газпрома», узнала ЕКАТЕРИНА АРБУЗОВА.

Ни к селу ни к городу

– Жигалово – самый подготовленный населённый пункт в Иркутской области для газификации, – мэр района Игорь Федоровский стоит на своём, хотя его уверенность последнее время ничем не подтверждалась. Всё, что есть у Жигалово для газификации – утверждённый проект, оборудование и законсервированный трубопровод до Ковыкты, – появилось здесь давно и с тех пор не используется. От времён всеобщего газового оптимизма и существования «РУСИА Петролеум» (принадлежит ТНК-ВР, ОГК-3 и правительству Иркутской области) остались магистральное кольцо протяжённостью 13,4 км (внутрипоселковые газораспределительные сети должны были добавить ещё 18,4 км) и три котельных, работающих на жидких углеводородах – пропан-бутане и газовом конденсате. 

Топливо в посёлок доставляют дорогим и неудобным способом – автотранспортом. Невеликие объёмы – 600 кубометров конденсата и 287 тонн пропан-бутана – МУ «ТЭП» Жигаловского района возит постепенно. В отопительный сезон с Ковыкты приходит в среднем одна цистерна в неделю. Общая установленная мощность газовых котельных посёлка – 5,5 МВт, но все они не используются в полную силу. Топят по минимуму: школу №1, детсад «Якорёк», немного жилья (16 тыс. «квадратов») и две гостиницы. Когда-то, вспоминает Федоровский, к газу были подключены ремонтные мастерские Криволукской нефтегазоразведочной экспедиции, но они обанкротились и отключились. Теоретически на углеводородное топливо под существующие мощности можно перевести ещё несколько объектов в центре посёлка, но собственники зданий договориться на этот счёт между собой не могут. 

– К газу стоит подключить детсад «Берёзка», который находится в сотне метров от школьной котельной, – рассуждает мэр. – Думаю, на следующий год заявим проект в программу модернизации систем теплоснабжения и пробросим трассу.

На газ у районной администрации вообще далеко идущие планы. В посёлке должны появиться ещё как минимум три крупных котельных, которые будут снабжать судостроительный завод и центральную районную больницу. На следующем этапе могут быть установлены небольшие блоки мощностью до 100 кВт для отдельных учреждений. Настрой Федоровского легко понять: Жигалово даже на первый взгляд очень подходит на роль пионера газификации Иркутской области на базе крупного месторождения. Здесь много крепких частных домов, нетипичных для российской деревни, владельцы которых, очевидно, смогут позволить себе оплатить подключение к газу (порядка 60–65 тыс. рублей). Местной промышленности и инфраструктуре ковыктинский газ тоже пошёл бы на пользу, уверен Федоровский, мечтающий вернуть северной территории когда-то утерянные позиции. 

– До того как железная дорога пришла в Усть-Кут и был построен Осетровский речной порт, наш посёлок был базой для северного завоза. В 1913 году 40% товаров Иркутской губернии отгружалось через Жигалово, – говорит Федоровский. – Позже мы потеряли статус логистического центра, но выгодное положение – на кротчайшем пути от Транссиба к БАМу – у нас осталось. Так что, думаю, у Жигалово большие перспективы развития. 

Школа № 1 одной из первых испытала все преимущества газовой котельной перед угольной

Амбиции посёлка пока упираются в трубу «Ковыкта – Жигалово», которая хоть и существует, но осушена и законсервирована на неопределённый срок. На вопрос «На сколько не достроена труба?» Федоровский смеётся: «На миллиард!». 

– То есть 6,5 миллиарда рублей уже вложено, оборудование имеется, нужно установить газораспределительную станцию, узлы контроля, диспетчерские пункты, проложить оптоволокно… Много работы, но всё оборудование есть в Жигалово, – рассказывает он. – Одно могу сказать: пока трубопровод не будет построен, никакой газификации у нас не будет. Котельные должны работать на сетевом газе. Только тогда себестоимость тепла при средних ценах на топливо снизится вдвое, по сравнению с тем, что мы имеем сейчас. В противном случае работать на газе для нас бессмысленно.

Большая разница

Отсутствие обещанной инфраструктуры сделало из Жигалово не пионера, а заложника газификации. После прихода на Ковыкту структур «Газпрома» в конце 2011 года цены на углеводородное топливо резко увеличились. В грядущем отопительном сезоне ожидается удорожание как минимум на 10%. 

– Для того чтобы предприятие заявило об изменении тарифа на следующий год, нужно иметь на руках документы и договоры на поставку топлива к маю текущего года. То есть когда формировались тарифы на 2012 год, у нас должны были быть документы на руках к 1 мая 2011-го, – объясняет Федоровский, – а у нас их не было: на Ковыкте как раз шла смена собственника, переоформление лицензии и не было организации, с кем можно заключить договоры. Так что предприятия МУ «ТЭП» и ООО «Спецмонтажпроект», эксплуатирующие газовые котельные, теперь несут убытки. 

Мэр с сожалением признаёт, что «раньше было проще»: котельные могли получить отсрочку оплаты на весь отопительный сезон и рассчитаться за потребление только летом. Нынешний поставщик – ОАО «Газпром газэнергосеть» – работает только по предоплате. 

– Жёстко, неудобно, – сетует Федоровский. – Но выстроить отношения с «Газпром газэнергосетью» мы не можем: головной офис компании находится в Москве. С ними сильно не напереговариваешься. 

До сих пор посёлок спасало и то, что экс-оператор Ковыкты «РУСИА Петролеум» соглашался с просьбой района продавать газ по такой цене, чтобы себестоимость энергии на этом топливе не была выше, чем на угле. Для Жигалово на самом деле и уголь – роскошь, которую везут с ангарских разрезов за 400 километров. Федоровский всерьёз полагает, что это самый дорогой уголь в Иркутской области: 2400 рублей за тонну. К централизованному отоплению, в частности угольному, в районе подключены всего 5% домов. Ирония в том, что это не самые благополучные дома – 12 деревянных двухэтажек, половина жильцов которых неплатёжеспособна. По словам Федоровского, «у таких хозяев даже изъять нечего», переселить их тоже нельзя: хуже этого жилья в Жигалово нет. Население, разумеется, копит долги, делая работу коммунальщиков ещё менее выгодной. 

Следы «Руськи»

О бывшем операторе Ковыкты в Жигалово вспоминают и добрыми, и недобрыми словами

Школа №1, аккурат напротив мэрии, являет собой образец поселковой газификации, которая в Жигалово пока так и не состоялась. В 2006 году здесь была построена котельная (до тех пор школа «сидела» на угле). Зимой в классах теперь стабильно +18–21, а до начала отопительного сезона школу обогревают только ночью. Этого хватает, тем более что кабинеты на солнечной стороне.

– У нас ведь ещё стеклопакеты. «РУСИА Петролеум» поставила, на 4 миллиона рублей. Вы поймите, нам всё равно, какая компания. Главное – чтобы польза была, – пропела директор школы и понеслась по коридору в поиске детей и учителей, счастливых в коммунальном смысле. 

Газ действительно спас их от угольной котельной, о которой здесь вспоминают с ужасом. Свидетели утверждают, что там работал «контингент», который регулярно «уходил в глубокие состояния» и размораживал школу. Учителям приходилось самим дежурить и всё контролировать, в том числе завоз угля и его качество. Сейчас на котлах дежурит оператор, с которым школа договаривается обо всём по телефону. 

На здании котельной осталось напоминание о бывшем операторе Ковыкты – табличка с логотипом «РУСИА Петролеум». Такие вывески есть и на других зданиях в Жигалово, базовом населённом пункте компании. И это не единственный след, который она оставила здесь. Времена, когда велась разведка и строился трубопровод, в посёлке вспоминают с сожалением. С одной стороны, всё ожило, приезжали новые люди, шли доходы в бюджет. Но впоследствии оказалось, что экономический подъём сыграл с Жигалово злую шутку: при формировании местного бюджета учитываются доходы предыдущих трёх лет. 

– А где мы возьмём деньги, если стройка закончилась, а освоение не началось? – недоумевает Федоровский. – Но методика расчёта бюджета – областной закон, который мы не можем обойти. 

Последним аккордом в истории «РУСИА Петролеум» для Жигалово стало поступление налога, который уплатил в местный бюджет конкурсный управляющий компании Олег Сметанин. В 2011 году сумма НДФЛ составила 18 млн. рублей (при том, что вся доходная часть бюджета равнялась 58 млн. рублей). В этом году Сметанин выплатил 22 млн. рублей. Путём простых вычислений предполагаем с мэром, что ежегодная премия конкурсного управляющего составляла 450–560 млн. рублей.

– Нам на будущий год внесут эти доходы, но каждый год такие компании ведь не банкротятся, – отмечает Федоровский. 

Палки в «ёлки»

«Ёлка» на 102-й скважине – сердце сегодняшней Ковыкты, которая работает на минимальных объёмах

Путь от Жигалово до Ковыкты на «вахтовке» даёт прочувствовать, как долго и неудобно возить топливо автотранспортом. Тряска по неасфальтированной (при этом федеральной) дороге занимает почти четыре часа даже в хорошую погоду. Этим же маршрутом до месторождения едут газовики на смену вахты, которая на Ковыкте длится всего две недели. Вспоминают «хорошие времена», когда на промысел их доставляли вертолётами. Сейчас по воздуху на месторождение добираются только вип-гости. 

В здании с вывеской «Место сбора» нас уже ждёт на инструктаж заместитель начальника участка по добыче и подготовке к транспорту газа и газового конденсата ООО «Газпром добыча Иркутск» Рафаил Шакиров, «самый славный главный добытчик газа», как нам его представляют. Газовик на Ковыкте работает не первый год, поэтому установку подготовки газа (УПГ-102) знает очень хорошо. 

– Вот входные сепараторы, которые принимают газ из скважины с глубины три тысячи метров. Установки разделяют газ на жидкий и газообразный потоки. Следующая стадия – низкотемпературная сепарация, то есть более глубокое разделение при –40 градусах. Здесь происходит разделение газа на составляющие, которые используются в промышленности и в быту. Это предварительная подготовка, – терпеливо объясняет Шакиров, указывая на установки, больше напоминающие ледяные бесформенные глыбы, которые смотрятся необычно на фоне ещё зелёного леса.

Полученные компоненты здесь хранят в ёмкостях: хранилища объёмом 1200 кубов для газового конденсата, 60 кубов – для пропан-бутана. Отсюда их направляют в Жигалово и на заправки, а метан – на передвижную автоматизированную электростанцию (ПАЭС). Куда уходит остальное, никто не отвечает, но сильно просят забыть на время пребывания слово «факел».

В сутки на Ковыкте добывается 120 тыс. кубометров газа. Ради интереса работники подсчитали: при таких темпах ковыктинского газа (около 1,9 трлн. кубометров) хватит больше, чем на сорок тысяч лет. 

– Объём стабильный. Добываем по минимуму, только для местных нужд, – сказал Шакиров. 

Как правильно называется такая добыча, сами работники промысла за-трудняются ответить: вроде и опытно-промышленная уже закончилась, и промышленная не началась. Вентиль на магистральную трубу «Ковыкта – Жигалово», которая заканчивается за несколько метров до УПГ, по-прежнему закрыт. На нынешние объёмы вполне хватает одной скважины – «ёлки», вокруг которой обустроена вся инфраструктура. В случае если резко понадобится выйти на промышленные объемы, говорят наши проводники, можно подключить ещё одну скважину, для этого есть вся инфраструктура.

«Раньше всё было по-другому» 

«Пока трубопровод не будет достроен, никакой газификации у нас не будет», – рассуждает Федоровский

До ближайшего потребителя ковыктинского сырья – ПАЭС – несколько минут пути. Раньше электростанция работала на солярке, теперь перешла на газ. Однако шум остался прежним: на блоках стоят турбины АН-12, отсюда рёв, как на взлётной полосе. 

– Станция мощностью 10 МВт строилась для бурения. Каждая вышка требовала по 4 МВт, – с ходу начинает рассказ «самый старый ковыктинец», начальник участка водоэнергоснабжения ООО «Газпром добыча Иркутск» Валерий Сучилин. – Сейчас на весь промысел работает только один блок на 2,5 МВт. 

Сучилин, родившийся в 1948 году, для коллег вроде местной достопримечательности. Он помнит Ковыкту во времена, когда до месторождения приходилось добираться больше суток и как на буровых работало по сто человек. В Иркутскую область Сучилин приехал с Крыма вслед за БАМом «машину зарабатывать», так и остался. Теперь ездит на вахту с Магистрального и на пенсию, судя по всему, не собирается. 

Отпускать «самого старого ковыктинца» коллеги тоже не хотят: свою работу Сучилин знает. На промбазе «Нючакан», где проживает весь обслуживающий персонал, и на других объектах промысла с коммунальными условиями даже лучше, чем в самом Жигалово: круглосуточно есть горячая вода, свет и тепло. К этим ресурсам, впрочем, просят относиться бережно: воду экономить, лампочки без надобности не жечь. Эти инструкции письменные и продублированы на английском: бывший оператор Ковыкты в силу состава акционеров всем советовал учить иняз. Но теперь, говорят, о прежних порядках можно забыть навсегда.

Читайте также
Свежий номер
События
Фоторепортажи
Мнение
Пресс-релизы
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector