издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Владислав Гусев: «Будущее «Норд-Веста» зависит от того, какую позицию займут власть и общество»

  • Автор: Александр Егоров

ООО «Норд-Вест» в 2012 году сдало 110 тысяч квадратных метров жилья, укрепившись в тройке крупнейших застройщиков Иркутской области. Однако 2013 год омрачился двумя уголовными делами, в той или иной степени связанными с квартирами в посёлке Берёзовый, которые возводит компания. Те, кто их расследует, игнорируют положительные экспертные заключения, подтверждающие качество и безопасность жилья. «Это – плохой сигнал», – констатирует директор ООО «Норд-Вест» Владислав Гусев. Однако от своих планов по строительству доступного жилья компания не отказывается, хотя её руководитель признаёт: будущее «Норд-Веста» зависит от того, «какую позицию займут власть и общество в целом».

– Владислав Анатольевич, каковы итоги 2012 года по вводу жилья и что вы считаете главным достижением прошлого года? 

– Мы ввели около 110 тысяч квадратных метров. Это, мне кажется, оптимальный объём сданного жилья, ведь рынок не резиновый. Главный же итог состоит в том, что инвестиции, которые мы вложили в Берёзовый в 2012 году, оправдались. Мы построили две дороги к микрорайону: через земли Сибирского отделения Академии наук и от Восточно-Сибирского института МВД. Они обошлись довольно дорого, и был риск, что это не окупится. Но эта рисковая операция закончилась благополучно. 

– Вы развивали только ту площадку, на которой расположен Берёзовый? 

– Да, только её. 

– Какие планы по строительству на перспективу? 

– В ближайшие два года планируем вводить по 150 тысяч квадратов ежегодно. Но всё будет зависеть от спроса и от инвестиционного климата в Иркутске. Ведь для того, чтобы наращивать объёмы строительства, нужно делать немалые вложения: подключение к энергетическим сетям, воде, канализации – платное. Если в 2011 году мы работали по старым техническим условиям и не платили за подключение к существующей инфраструктуре, то сейчас это требует денег. Разве что тепло пока осталось бесплатным, но и это скоро станет историей. Может быть, это и правильно: если деньги за подключение пойдут на развитие сетей во всём городе, это будет плюс и для застройщиков, и для горожан. Конечно, за это придётся платить, но ты точно будешь знать, что получишь подключение к сетям. Кто-то такой подход осуждает, но мне кажется, что это демократический подход: у всех возникают равные условия, и никто не скажет, что одна компания строит только потому, что у неё с кем-то есть договорённость. 

– Как вы намереваетесь развивать инфраструктуру, в том числе социальную?

– Сейчас, как вы знаете, мы закупили четыре маршрутки. Потратили почти шесть миллионов – для нас было важно качество самих автобусов, так что мы взяли новые «Фиаты». И, поскольку район спальный и очень важно, чтобы транспорт ходил по расписанию, сделали так, чтобы они ездили точно по времени. Выбрали более-менее удачный маршрут и, так как это наши собственные машины, распределили их таким образом, чтобы они чаще ходили утром и вечером, когда наблюдается максимальный поток пассажиров. Если говорить о социальных объектах, то перед вами – проект школы на 288 мест в смену. Мы её уже запроектировали, готовы строить за свои деньги, но возникает единственный вопрос: примет ли её область? У нас уже есть печальный опыт: мы построили поликлинику, на возведении которой настаивал ещё предыдущий губернатор, но она уже год стоит пустая. Школу мы запланировали изначально, построить её – не проблема. Мы её готовы безвозмездно передать области. Но министерство образования сегодня не говорит ничего конкретного по поводу того, есть ли у него фонды для этой школы. Конечно, её можно сделать коммерческой, но мне бы лично этого не хотелось: я против коммерческого обучения, мой ребёнок учится в обычной школе. И я считаю, что школа такой и должна быть, она должна обеспечивать социализацию детей. 

– Вы строите, наверное, самое доступное в Иркутске жильё. Менять ценовую политику не собираетесь? 

– Конечно, не собираемся. Мы не будем трогать цену столько времени, сколько нам позволит наша экономика. Потому мы сейчас будем возводить пятиэтажные дома. У нас уже есть проект, он  прошёл экспертизу. С экономической точки зрения, мы можем снижать цены. И мы будем это делать, строя пятиэтажки. Потому что наша компания вообще не смотрит на рыночную конъюнктуру, мы ориентируемся на кошелёк покупателей. У нас есть ниша – жильё от миллиона до миллиона двухсот тысяч рублей. И если завтра у вас не будет миллиона двухсот, а будет девятьсот тысяч, я буду думать, как в эту цену попасть. Мы ещё можем снизить стоимость, ведь мы возводим большие объёмы жилья и не пользуемся кредитными средствами банков – строим на собственные средства и на деньги дольщиков. 

– Каким образом компания оказалась вовлечена в историю со строительством домов для военных, которая окончилась уголовным делом в отношении главы Марковского муниципального образования?

– Сейчас расскажу, откуда возникла проблема. Ко мне обратились из внутренних войск МВД России, просили подать заявку на аукцион, по условиям которого цена квадратного метра не превышала 30500 рублей. Я отказывался: мы строим и продаём по 32 тысячи за квадрат без отделки, а тут 30500 рублей с отделкой. И я прекрасно понимаю, что дело тут не в том, что МВД хотело купить квартиры по дешёвке, а в том, что им такую цену устанавливает Минрегион. И если бы они не смогли приобрести жильё, то у них эти деньги попросту бы забрали. Мы посмотрели, что сможем уложиться в 30500 за квадрат вместе с отделкой. В последний момент даже думали отказаться от участия в торгах на строительство этого жилья, отправили документы на день позже. Но само региональное командование внутренних войск обратилось в Федеральную антимонопольную службу, в Рособоронзаказ, чтобы с нами заключили контракт вне конкурса, как с единственным участником тендера (законодательство это позволяет). И если мы прочитаем акт приёма-передачи дубликатов ключей от этих квартир, там открытым текстом написано: «Стороны подтверждают, что замечания участников долевого строительства по качеству квартир на сегодняшний день застройщиком устранены, какие-либо недостатки в строительстве ста пяти квартир отсутствуют». 

Недоволен был только один офицер из Бердска, который хотел получить жильё в Новосибирской области. А так военные в эти квартиры вселились и почти год живут без замечаний. В сюжете Первого канала про «квартиры, в которых невозможно жить» военных точно не показывали, более того, показывали даже не те квартиры, где они живут. По телевизору продемонстрировали квартиры без отделки, тогда как жильё для служащих внутренних войск сдавалось с ремонтом под ключ. В феврале мы обращались к начальнику 9-го Центра заказчика-застройщика внутренних войск МВД России по Сибирскому региону Владимиру Воробьёву и получили ответ: «Претензий к вашей организации не имеем». Но Следственному комитету такие доказательства почему-то не требуются. 

– Сейчас говорят о том, что документы на ввод домов в Берёзовом были получены без проверки качества жилья, и о том, что они были построены с нарушением норм сейсмичности. Насколько это обоснованно? 

– У нас есть положительное заключение на сам проект и о том, что наши дома безопасны. Таких документов у нас не один и не два. Мы работаем с экспертами и Стройнадзором, для нас в этом ничего страшного нет. Это при том, что по закону трёхэтажные дома в силу простоты конструкции не должны проходить экспертизу, нас сам законодатель от неё освободил. Об этом, кстати, говорит прокуратура Иркутского района. Тем не менее мы экспертизу прошли, наши квартиры обследовали специалисты службы жилищного контроля и строительного надзора. Перед вами лежит градостроительная документация и положительные заключения экспертов. 

Действительно, в строительно-техническом экспертном заключении, которое выдало ООО «Росспецстрой», говорится, что «жилые дома, а также квартиры, расположенные в пос. Берёзовый, соответствуют действующим строительным нормам и требованиям, пригодны для нормальной эксплуатации, а также для проживания в них». Положительное заключение одной из блок-секций первой очереди Берёзового выдало и ЗАО «Принцэпс», чья высокая репутация на региональном рынке услуг по негосударственной экспертизе сомнению не подлежит. «Рассмотренные разделы проектной документации соответствуют техническим регламентам», – сказано в нём. И сейсмическую безопасность домов в Берёзовом эксперты подтверждают единогласно. 

– Но чтобы «раскачать» любую компанию, достаточно лишь что-то сказать, вырвать из контекста, – продолжает Владислав Анатольевич. – Можно по телевизору показать чужие квартиры. Тем, кто этот сюжет сделал, всё равно, закроемся мы завтра или нет. А вы можете себе представить, какие будут цены на рынке, если мы завтра закроемся. Но если кто-то считает, что мы не должны строить трёх-этажные дома без экспертизы, пожалуйста, мы будем строить пятиэтажки. Нам это будет выгоднее, только скорость строительства будет ниже, поскольку надо будет проходить государственную экспертизу и согласование со Стройнадзором. Мы и так можем строить, просто считаем, что мало-

этажное жильё комфортнее. Мы в любом случае можем возводить жильё микрорайонами и держать низкие цены. Мне обидно другое: если у нас в стране всё происходит так, как в нашем случае, когда гнобят тех, кто ничего не требует от государства, платит налоги и сам по себе реализует программу «Доступное жильё», это плохой сигнал. 

– Каким вы видите будущее вашей компании в сложившейся ситуации? 

– Всё зависит от того, какую позицию займёт и власть, и общество в целом. Конечно, мы будем достраивать Берёзовый. Но вопрос в том, насколько это нужно власти. Сейчас мне звонят из министерства строительства и дорожного хозяйства и спрашивают: «Сколько сдадите?» И я отвечаю: «Теперь не знаю». Оказалось, что мы плохо строим, и власть эту ситуацию не комментирует. Если мы не нужны, значит, не нужны. Если точечная застройка хорошая, значит, пусть будет точечная застройка. Видимо, нашему городу не нужны новые микрорайоны со всей необходимой инфраструктурой. 

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Пресс-релизы
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector