издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Земля зовёт

Крестьянские дети возвращаются в село

Наша машина свернула с Московского тракта и покатила в сторону Маниловска, где когда-то располагалась центральная усадьба колхоза имени Кирова. Слева от дороги простиралось большое поле, точнее, то, что было полем. Теперь по всему некрутому склону поднимались молодые сосёнки.

– Этот массив назывался раньше Диканьки, – сообщил главный агроном Аларского районного сельхоз-управления Александр Ковшаров. – Осваивали его сто с лишним лет назад, когда сюда подались переселенцы с Украины.

Как это ни печально, но скоро на этих 54 гектарах будет шуметь настоящий лес. Много тут странного и грустного. Совсем рядом находится райцентр, посёлок Кутулик, неподалёку бежит Московский тракт, а поле, что находится возле сельской дороги, никто не распахал, не использовал.

– Сам не пойму, в чём дело, – признаётся Александр Афанасьевич. – Здесь, в колхозе имени Кирова, были прекрасные поля, без хлеба никогда не сидели. Меньше 20 центнеров зерна с гектара  не получали, но теперь из 15 тысяч гектаров сельхоз-угодий используется лишь малая часть. Фермеров на этой благодатной  земле раз-два и обчёлся. В приангарской же зоне, где находятся такие сёла, как Ангарстрой, Бахтай,  условия для растениеводства куда сложнее, велики риски из-за часто повторяющейся засухи, но там из-за каждого гектара земли фермеры чуть ли не дерутся. За топоры как-то схватились двое. А здесь тишина. Изработались, что ли, в колхозные времена?

Ковшаров трудился когда-то здесь главным агрономом. Знает людей, знает поля. И потому для вопроса, который сам себе задаёт, есть у него основания. Колхоз, который возглавлял Николай Задорожных, жил напряжённой жизнью. В каждой бригаде была не только ферма, но и откормочная площадка. Одних коров насчитывалась тысяча голов – сейчас примерно столько их во всех сельхозорганизациях Аларского района. Сегодня вся надежда на фермеров. 

Уже в самом Маниловске мы догнали машину с молодыми фермерами. Молодыми они были не столько по возрасту, сколько по фермерскому стажу. Вот Игорь Шарифулин. Местный. Основная его специальность – газоэлектросварщик, но в последнее время работал в колхозе кладовщиком. После развала колхоза сосредоточился на своём личном хозяйстве, а пять лет назад начал фермерствовать.

– Было у меня тогда 190 гектаров земли, сеял зерновые, – рассказывает Игорь. – Комбайн? На троих фермеров имелся один, старенький. Но потом случилась беда. Не было проведено электричество к зернотоку, и все семена погибли. Бросил я это дело. 

Очевидно, Игорь разочаровался в фермерстве: ни помощи, ни поддержки. Даже моральной. Но время шло, обида таяла, и он решил вернуться к земле. Но что значит вернуться? Земля, которую он имел, не обрабатывалась, не пахалась. Досталась тоже не лучшая – в основном залежь, в пырее, в бурьянах. Придётся теперь распахивать, очищать, парить. Что касается обеспеченности техникой, так его трактору Т-4 скоро стукнет 30 лет, на три года моложе «Беларусь». Недавно Шарифулин купил пилораму, потихоньку обустраивается – хозяйство ведь немалое: на подворье три лошади, столько же коров, а ещё бычки, тёлочки, свиньи, десять овечек, куры, гуси. В общем, парень, рискнувший отправиться в одиночное плавание, сегодня не унывает. 

Тут же, в Маниловске, познакомились и с Евгением Коробовым. Тот окончил Иркутскую сельхозакадемию, факультет механизации. Занимался мелким предпринимательством, но, судя по его репликам, большого удовлетворения от этого не получал. А парень он деревенский, родом из Иваническа. Это главное село знаменитого когда-то колхоза имени Ленина. Сейчас колхоза нет. И вот теперь в краю, неблизком от родного дома, парень поднимает целину, сеет. На троих – Коробов приехал сюда со своими товарищами – приходится 400 гектаров пашни. Его друзья тоже с высшим образованием, причём один окончил ИВВАИУ и затем работал там преподавателем. 

Поле, что досталось товарищам, имеет  грустное название «За кладбищем», но выглядит оно неплохо. Со всех сторон окружено смешанным лесом, где преобладают берёзы и осины. А это значит, что земля здесь хорошая. Того же мнения и главный агроном Александр Ковшаров. 

– Леса и перелески не дают разгуляться ветрам, значит, опасность эрозии сведена к минимуму, лучше сохраняется влага, – утверждает Александр Афанасьевич. – Главное, чтобы не били ребят по рукам. Что не так – мы подскажем, поможем, поправим. Есть у нас в районе сильные фермеры, такие как Копытов, Молев, Хоботов, – по три-четыре тысячи гектаров засевают. Но они тоже с малого начинали. Кто-то даже с двадцати гектаров. 

К примеру, Пётр Молев, вернувшись в родное село, о фермерстве и не помышлял. Купил мельницу, взялся размалывать зерно, продавать муку,  дроблёнку, а потом задался вопросом: зачем покупать у кого-то зерно, не проще ли взять земельку да самому выращивать?

– Но если честно, то нашим зубрам было проще решиться на фермерство, – продолжает Ковшаров. – Поля-то не были так запущены, а сейчас во что превратились! Сложно тем, кто решил осесть на земле сегодня. С кредитами проблема, техники нет, удобрения дорогие. Но всё равно гены хлеборов дают о себе знать, люди возвращаются в село. Земля зовёт. 

Читайте также
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector