издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Особенности куйтунского земледелия

– Ну, как вам наши хлеба? – cпросил Терехов. Сергей Андреевич остановил машину, и мы вышли в поле. Хлеба ровные, чистые, колосья на одном уровне. Значит, можно ожидать одновременного созревания, а это в дальнейшем значительно облегчит уборку.

Сергей Терехов, агроном по образованию, в 24 года возглавил одно из самых крупных отделений Лермонтовского совхоза, потом фермерствовал, а сейчас руководит  сельхозотделом Куйтунской районной администрации. В душе, конечно, хлебороб. Вот и сейчас сорвал колос, посчитал количество колосков и назвал цифру ожидаемого урожая. 

– Не торопитесь, – прошу собеседника. – До уборки ещё сколько дней? Всякое может быть: дождь, град, да мало ли что.

Терехов соглашается, он знает аграрные тонкости нисколько не хуже меня, но радости по поводу этого поля не скрывает. Раньше о таких хлебных массивах сельские руководители говорили: «Сюда надо приезжать, чтобы отдыхать». Поле чистое-чистое, сорняков не видно.

– Так химпрополку проводили. Видите колеи от трактора? С семенами хорошо поработали, – объясняет Терехов. – Кстати, таких полей немало в этом хозяйстве, которое входит в состав ООО «Саянский бройлер».

Земледельцам Куйтунского района всё-таки повезло, ибо метеорологические условия складывались в мае и начале лета весьма благоприятно. И если бы ещё заброшенные 40 тысяч гектаров использовались, а не зарастали лесом да чертополохом, то район вообще мог бы дать море хлеба. Но, как говорится, спасибо и на том, что используют значительную часть пашни. 

Когда-то, после того, как в степной и лесостепной зонах началось внедрение своей почвозащитной системы земледелия (разработанной учёными во главе с Васильевым и специалистами племсовхоза «Приморский» Нукутского района), ведущие аграрники посчитали: негоже останавливаться на достигнутом. Необходимо выходить на новые, более высокие рубежи, дабы область стала успешнее решать хлебную проблему. Началась разработка зональных систем земледелия. Свой поиск вели и куйтунские хлеборобы. Это не прошло даром. И нынешнее относительно молодое племя земледельцев приняло эстафету от отцов и несёт её дальше. Мы проехали территории трёх крупных сельхозпредприятий, нескольких фермерских хозяйств, и все поля производили приятное впечатление. 

Вот пшеничный массив фермера Марины Гололобовой. Волнами ходят хлеба от лёгкого дуновения ветра. И это поле обещает неплохой урожай. А ведь Марина Павловна первый год фермерствует. Муж Александр, шофёр по профессии, тоже немало труда вложил в эту пашню. Супруги, кстати, из села Кундуй. 

А Кундуй – это некогда знаменитый колхоз «Годовщина Октября». До последнего держалось хозяйство, но в конце концов и его реформы дожали. Сейчас идёт смена собственника, казалось бы, у людей руки должны опуститься, но… 

Выезжаем к берёзовому перелеску, к которому спускается массив многолетних трав. Там притормозили свою технику механизаторы Егор Моисеев и Александр Михайлов. Они ведут заготовку кормов. Разговорились, а потом я прошёлся по участку и не выдержал:

– Ребята, что же вы косите? Тут дурман-трава. Ромашка, осот, пырей да мышиный горошек. Много ли возьмёте отсюда зелёной массы?

– Они собирают остатки, чтобы «добить» сенажную траншею. Вот и выкашивают пустошь, – пояснил Терехов. – А настоящие травы я позже покажу.

Ну что ж, в таком случае достойно самых больших похвал стремление крестьян использовать каждую пядь своей земли.

Через дорогу, за лесополосой оказались «настоящие травы». Там  раскинулся огромный массив донника того же ООО «Кундуйский». Такого рослого я ещё ни разу не видел: местами он достигал двух метров. Так что не будут общественные бурёнки обделены кормами.

Не жалуется и сосед «Кундуйского» – СПК «Труд». Наоборот, директор Павел Жах с воодушевлением рассказывает о своих посевах. И в этом хозяйстве не налюбуешься пшеничными массивами. Здесь на протяжении нескольких десятилетий получают хорошие урожаи. В минувшем году, например, взяли с каждого гектара свыше 26 центнеров зерна.

– Было бы больше, если бы удалось всё убрать, – неожиданно признаётся Павел Владимирович. – 300 гектаров не успели обмолотить. Ушли в зиму. Весной запустили комбайны – где-то под 20 центнеров начало выходить. Но дело не только в центнерах. На весеннем хлебе мы неплохо заработали. Если осенью хлеб продавали по цене 5,5 рубля, то за весеннее зерно нам платили уже 8,5 рубля.

В недалёком прошлом о достижениях хлеборобов журналисты судили по тому, сколько зерна они взяли с гектара, а умудрённые хозяйственники на первое место ставили «валовку», валовой намолот. Теперь критерии стали иными: смотрят, сколько денег дал гектар хлебного поля. Такой подход выглядит противоестественным, ибо самое главное – это натуральный продукт, который можно положить на стол в виде испечённого хлеба, сыпануть в кормушку и получить потом мяса и молока. Но, увы, правила игры не земледелец определяет. 

В связи с этим во время беседы с опытнейшим аграрником Павлом Жахом возникали грустные коллизии. СПК «Труд», например, сделал одно большое дело. Он давно занимается возрождением озимой ржи. Ещё в минувшем десятилетии поделился семенами сорта Крона с аларским фермером Александром Копытовым, и у того тоже пошла рожь. У Копытова закупили потом семена ржи СХПК «Нива» и фермер Пётр Молев. По 40 центнеров она давала в иные годы. Говорю об этом Жаху, а у него досада на лице.

– Толку-то от тех урожаев, – выдавливает из себя Павел Владимирович. – Мы и по 70 центнеров зерна ржи брали с гектара, и по 75 даже. Один год 500 тонн намолотили и не знали, как сбыть. Скоту размалывать? Нет, не очень-то она идёт на фураж.

Сбыт продукции да по справедливым ценам – вопрос очень актуальный. Чаще всего он разрешается не в пользу села. Хотя крестьяне и не сидят сложа руки, ищут пути повышения доходности. Здесь, в «Труде», например, взялись выращивать пшеницу Новосибирская-15. Она содержит немало клейковины высшего качества. В прошлом году хозяйство модернизировало свою мельницу. Есть пекарня, где днём и ночью пекут хлеб. И поскольку себестоимость пшеницы составляет 3,83 рубля, то выпечка хлеба является делом выгодным. Рентабельность производства составляет 60 процентов.

Нет, не смиряются со своим сложным положением сельские труженики. Ищут выход и прорывы. Но очень хочется, чтобы судьбой деревни-кормилицы озаботились и областные власти. К этому должна подталкивать погодная ситуация нынешнего года. Она непросто складывалась не только для Приангарья, но и для Сибири в целом. Да и по России нет пока ясности, с каким хлебом закончим нынешний сельскохозяйственный год.

Читайте также
Свежий номер
Актуально
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector