издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Спеть своё призвание

Актёр Иркутского драмтеатра Евгений Солонинкин удостоен звания «Заслуженный артист России»

Природа наделила Евгения Солонинкина выразительной внешностью: густые волосы, правильные черты лица. Он высок, правда, с годами появилась склонность к полноте, что придаёт его фигуре особую значимость и объём, с которыми не считаться невозможно. На сцене он сразу обращает на себя внимание, даже если молчит, играя роль слуги или какого-нибудь приживалы.

Особенно хорош бывает в комедиях: не комикуя, соблюдая чувство меры, его персонаж становится смешным в поступках, нелепых обстоятельствах. Бывает, человек серьёзен, из кожи вон лезет, чтобы казаться значительным, но обязательно сотворит такое, что не рассмеяться просто невозможно.

Как большинство артистов театра, Евгений Солонинкин – выпускник Иркутского театрального училища. Поступал на курс Семёна Савельевича Казимировского. Не многие помнят этого режиссёра драматического театра, который был небольшого роста, но умел на актёров и студентов смотреть свысока. Здоровенному детине Жене Солонинкину педагог был чуть выше пояса, но ухитрялся так запрокидывать голову, такую значительность придать позе, что действительно казалось – смотрит сверху вниз. Педагог благоволил студенту, отмечая его наблюдательность, природную органику и хорошие вокальные данные.

Петь мальчик начал рано, голос у него был, как говорят, «тонкий и звонкий». Рассказывая, Евгений смеётся: «Первый гонорар заработал в шесть лет. С мамой мы ехали с Украины во Владивосток, к середине пути закончились деньги и продукты. Запел, потому что хотелось кушать, и так громко и хорошо, что все пассажиры вагона собрались. Наперебой начали угощать всякими вкусностями, припасёнными в дорогу. С пением время пролетело незаметно, а дорога до Владивостока показалась недлинной».

Кроме книг, которые сопровождают Солонинкина по жизни, его профессиональный интерес приковывают тексты ролей, напечатанные на обыкновенных листах бумаги. Эти листы – самое главное в жизни, в них образы, которые предстоит воплотить на сцене. Во Фрунзе, где он работал по окончании училища, объёмы текстов были большими, когда вернулся в Иркутск, роли предлагали в основном второго плана. Но какие роли! За Солонинкиным интересно наблюдать в спектаклях: у него от природы особое умение быть самим собой и в то же время создавать разнообразие характеров в мельчайших подробностях биографий и судеб. 

На вопрос, какими качествами должен обладать актёр, играющий негероев, Евгений ответил: «Большой концентрацией. В главной роли можно найти момент, когда позволительно отвлечься, какие-то эпизоды сыграть на технике. Актёр второго плана не должен «тянуть на себя одеяло», потому что «короля играют приближённые». На сцене нужно распределиться таким образом, чтобы персонаж был ярким, запоминающимся и не помешал исполнителю главной роли».

Впрочем, есть драматурги, которые строят свои пьесы по принципу дополнения одного героя другим, например Чехов. Без няни, прохожего, лопнувшей струны суть характеров обитателей усадеб Гаевых или Войницких будет не до конца раскрыта. Для любого актёра занятость в спектакле по Чехову – праздник, воспоминания о котором останутся на всю жизнь. Любая, даже небольшая, роль является у драматурга психологически выверенным характером.

Евгений гордится тем, что был занят во всех спектаклях, поставленных в театре по Чехову. Сергей Болдырев поручил ему роль слуги Яши в «Вишневом саде», Аркадий Кац – Медведенко в «Чайке», у Геннадия Шапошникова он играл Вафлю в «Дяде Ване» и Симеонова-Пищика в «Снах Ермолая Лопахина».

Одной из символичных фигур для современной России стал персонаж типа Яши из «Вишневого сада». Представить себя парнем, прожившим несколько лет в Париже, для Солонинкина не составляло особого труда. Его герой заражён любовью к столице Франции, там он чувствует себя не слугой – свободным человеком. Столичная жизнь выработала в Яше высокомерие, которое, впрочем, распространялось только на ему же подобных слуг. Шампанское, подаваемое в конце спектакля, актёр выпивал большими глотками: для его героя всего должно быть много и сразу. Одним словом, Солонинкин играл человека, в котором ярко проявлялась смесь «французского с нижегородским», он оставался деревенским парнем, научившимся пользоваться парфюмом. Помните: «От кого-то пачулями пахнет».

Уморительно-смешным был у Солонинкина ирландец Тригер в спектакле «Соперники», сочинённый актёрами с режиссёром Геннадием Гущиным по жанровым законам капустника. Когда собрались на читку пьесы Шеридана, ничего понять не могли. Первая пьеса английского драматурга была написана многословно и путано по сюжету. Начали спрашивать Гущина, зачем он взял её к постановке, режиссёр ответил: «Подобного я ещё не ставил».

Роли актёры домысливали сами кто во что горазд. Солонинкин представил своего героя этаким верзилой, у которого добрая душа и искреннее любящее сердце. Национальность ирландца подсказала мелкую походку Тригера, но главное – выходы, когда он появляется на сцене дробным танцующим шагом. Кажется, и делать ничего не надо – подними руки, поставь ноги в танцующее па, и образ готов. Зрители часто не догадываются, что за лёгкостью, с какой актёр играет на сцене, тяжёлый труд по-исков, проб и ошибок.

Не просто было работать и над спектаклем «Полёт над гнездом кукушки» Вассермана. Солонинкин играет в нём одну из самых непростых ролей – индейца Бромдена, «вождя», который на протяжении всего спектакля молчит и только в конце выплёскивается в монологе. Заторможенный и безвольный, он вдруг вырывает задвижку, освобождая путь к выходу на свободу. Молчание человека характеризует не только его душевную болезнь, но и жизнь, приведшую к этому заболеванию. Солонинкин в роли Бромдена достиг значительного результата, его герой к финалу вышел из состояния рабского повиновения, почувствовав жажду жизни, осознав свободу. 

На репетициях спектакля «Гамлет» роли могильщиков режиссёр предложил актёрам делать самим. С Игорем Чирвой решили: «Наши ребята не из этого сюжета», поэтому ходят сторонними наблюдателями, смотрят, философствуют. Им всё равно, кого хоронить, от статуса покойного работа не изменится. Для режиссёра Геннадия Шапошникова сцена на кладбище была важна чёрным юмором, которым блещет могильщик Солонинкина, отвечая на вопросы Гамлета.

На сцене чувствуется особое понимание Солонинкиным партнёра, когда он работает в паре с Игорем Чирвой или Степаном Догадиным. В «Ромео и Джульетте» с Догадиным они создают образы отцов Монтекки и Капулетти. Роли в общем-то небольшие, но они становятся объёмными, когда актёры начинают петь. Их голоса созвучны, легко переходят из одной тональности в другую и в то же время наполнены настоящим драматическим звучанием. Такое слаженное пение объяснимо: актёры с некоторых пор объединились в дуэт. Выступают на театральных вечерах и бывают приглашены в концерты.

Одна из последних ролей Солонинкина – либерал, дворянин, богатый помещик Лыняев в спектакле по пьесе Островского «Волки и овцы». Михаил Борисович, закоренелый холостяк, любит поразглагольствовать, поговорить о политике, прогрессе и прочих отвлечённых от конкретных дел вещах. Ему кажется, что он настолько умён, что тягаться с ним кому-либо невозможно. Умен, но ленив, любит прилечь, удобно разместив своё непомерно большое тело на диване. Нехудой Солонинкин утолщён в спектакле до размеров Гаргантюа.

Из скуки Лыняев начинает игру, предложенную в качестве развлечения Глафирой – красоткой, скрывающейся под личиной скромницы. Слушает внимательно, искренне, почти по-детски удивляясь её рассказам о казуистических ловушках женщин по соблазну мужчин. Герой Солонинкина убеждён, что он ни на какие уловки не поддастся, но тянется, тянется к Глафире, словно околдованный любовным зельем. Лёг на диван, устроился поудобнее, а тут и соблазнительница рядом прилегла, утонула в большом теле, а «всплыла» только тогда, когда появились свидетели её «конфуза». Делать нечего, надо жениться. Растаявший, растворившийся в женских ласках Лыняев – Солонинкин становится убеждённым подкаблучником: «Коготок увяз – всей птичке пропасть». 

Впрочем, об образах, созданных Солонинкиным на сцене, говорить можно бесконечно. Лыняев – очередная, но далеко не последняя его роль. Актёр среднего возраста давно приобрёл опыт, исчисляющийся 25-летним стажем работы. Во Фрунзенском русском драматическом театре он проработал два года, в Иркутский академический драматический театр имени Охлопкова пришёл 1 ноября 1990 года, известие о присвоении звания «Заслуженный артист РФ» счастливым образом совпало с этой датой в 2013 году.

Совсем скоро Евгений Солонинкин выйдет на сцену в новых спектаклях, в капустниках, которые он блистательно умеет сочинять и играть. Будет петь в концертах, в полюбившихся зрителям «Рождественских встречах» академического театра. Ждать осталось недолго.

Читайте также
Свежий номер
События
Фоторепортажи
Мнение
Пресс-релизы
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector