издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Цена жизни

Правосудие не нашло поводов жёстко наказать полицейских за смерть и исчезновение девушки

  • Автор: Ангелина САЛОМАТОВА

В минувший понедельник Куйбышевский районный суд Иркутска вынес приговор в отношении фигурантов дела об убийстве 28-летней Светланы Швецовой. Бывшему инспектору ДПС Денису Горлову за сокрытие преступления назначили год условного лишения свободы, а его лучшему другу, отношения с которым за время следствия расстроились, девять лет в колонии строгого режима. Его действия суд расценил как умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлёкшее по неосторожности смерть потерпевшего. «Иркутский репортёр» восстанавливает события на основании материалов уголовного дела, оглашённых в открытом судебном заседании.

Чувство локтя 

Светлана Швецова исчезла 26 августа прошлого года. Отчим, который знал её с 16 лет, в суде пояснил, что вечером накануне трагедии они отмечали день рождения её младшего брата. За бокалом мартини речь зашла о сокровенном. «Образ жизни вела здоровый. Год жила в Москве, уговорили вернуться. Устроилась на работу в банк. Всё у погибшей было хорошо. Оставалось лишь наладить личную жизнь, о чём разговаривали вечером 25 августа», – зачитала судья описательную часть приговора. 

Немного посидев с родителями, Светлана поднялась в свою комнату, собираясь лечь спать. Однако девушка передумала и решила продолжить вечер в компании нового знакомого Дениса Горлова, с которым у неё уже было несколько встреч. С 22 до 23 часов они обменивались сообщениями, потом Светлана вы­звала такси и отправилась в ресторан «Бродвей» на улице Седова. Согласно показаниям водителя, пассажирка была трезва и пребывала в хорошем настроении. 

«К нашему столу подошла девушка. Горлов её никому не представил», – позже дала показания гражданская жена Николая Замолоцкого, день рождения которой отмечала компания в тот вечер. В судебном заседании женщина сообщила, что муж почти сразу рассказал ей, что скрыл труп, но она не сочла нужным заявить в полицию. В три часа ночи празднование закончилось, и гости стали разъезжаться по домам. Видеокамеры зафиксировали, как Денис Горлов, Светлана Швецова, а также Николай Замолоцкий вышли из ресторана. 

Выпивший Горлов сел за руль, взяв с собой Светлану, друга Николая и его гражданскую жену, которую завезли домой, остальные отправились «ещё выпить». У Дениса Горлова Замолоцкий пил пиво, а Светлана и хозяин дома – виски с колой. Горлов уснул в разгар вечеринки в разложенном кресле-кровати и проснулся только от женского крика. Согласно показаниям, которые суд счёл правдивыми, он увидел следующую картину: голый по пояс Замолоцкий, нависший над девушкой, замахнулся на неё левой рукой. Правая рука при этом лежала на её груди.

Оба мужчины были сильно пьяны, Горлов не успел среагировать, и на его глазах Замолоцкий нанёс удар, в результате чего у потерпевшей образовался комплекс повреждений, который судебно-медицинский эксперт охарактеризовал как «закрытую тупую травму шеи с переломом подъязычной кости и щитовидного и перстневидного хрящей гортани». «Применительно к живым лицам и по признаку опас­ности для жизни данная травма относится к причинившим тяжкий вред здоровью», – описала травму эксперт на допросе в суде. 

Оттащив друга от гостьи, Горлов снова лёг спать, решив разобраться в ситуации утром. При этом, отметил он, по лицу девушки текли слёзы, тушь для ресниц была размазана. Примерно в 10 утра Замолоцкого хватилась супруга. Она позвонила ему, тот проснулся, быстро собрался, вызвал такси и уехал. Светлану он предложил не будить, чтобы та «проспалась», а Горлов неудачно пошутил: «По ходу она сдохла». Только к 16 часам он «заподозрил неладное», потому что Светлана «долго не просыпалась». 

Убедившись в смерти девушки, он поехал за Замолоцким в бизнес-центр «Академический». События развивались быстро. Тело решили «упаковать» в металлическую трубу вместе с постельным бельём. «Замолоцкий попросил пакет, чтобы надеть на голову Светлане. Сказал, что не может на неё смотреть», – пояснил позже Горлов. «Скотч рвался, был некачественный, ничего не склеивал», – вспоминал Замолоцкий. Фраза позже сыграла против него, когда он попытался доказать, что повреждения шеи образовались от наматывания ленты уже после смерти.

Погрузив в «Субару Легаси» Горлова тело, утяжелённое металлической кувалдой и двумя автомобильными дисками, специально взятыми в шиномонтажной мастерской на улице Трактовой, друзья поехали в Шелеховский район. Там они намеревались сбросить труп в один из водоёмов, но вокруг было слишком светло от фонарей. В Смоленщине заехали в супермаркет «Подорожник», купили надувной матрас, насос, три бутылки жидкости для розжига и пиво и отправились в Свердловский район Иркутска к Тёплым озёрам в нижнем бьефе плотины ГЭС. Там Замолоцкий вместе с телом проплыл на матрасе к середине водоёма и утопил жертву. Вещи Светланы Швецовой подельники сожгли около одной из опор Академического моста. 

Разошлись в показаниях 

Наутро 27 августа Николай Замолоцкий отправился на службу разбираться с происшествиями, а Денису Горлову предстояло объяснение с родственниками Светланы Швецовой. В полиции к тому моменту уже возбудили розыскное дело, но мать самостоятельно «вышла» на нового друга дочери, который клялся здоровьем собственных родителей, что не причастен к исчезновению девушки. Он взял стопку листовок с объявлением о пропаже, по­обещал помочь в поисках и передал родителям красный мобильник «Сони Эриксон», принадлежавший Светлане. 

В разряд подозреваемых мужчины попали сразу, однако следствию понадобилось много времени, чтобы выяснить какую-либо информацию по делу. 28 августа сожительница Замолоцкого увидела кровоподтёки и царапины от ногтей на его левом плече, предплечье и локте. Позже она дала показания, которые суд принял как одно из доказательств вины её супруга: по словам женщины, ещё 25 августа таких повреждений на его теле она не видела. Суд счёл, что, в соответствии с показаниями Горлова, их в попытке самообороны нанесла Светлана Швецова. 

Дениса Горлова проверили на детекторе лжи. Подготовленные к 25 сентября результаты психофизической экспертизы гласили, что «Горлов владеет информацией о деталях совершения преступления (убийства Швецовой) и принимал участие в сокрытии её трупа». Однако поводом к задержанию подозреваемых это не стало. Замолоцкий тогда лечился в больнице от приступов гипертонии. Экспертизу о повреждениях на его левой руке следователи получили 1 октября. 

Долгое время Следственное управление Следственного комитета по Иркутской области не могло выявить новых обстоятельств по делу. Лишь 3 ноября Горлова и Замолоцкого заключили под стражу. Изначально им предъявили обвинение в убийстве по предварительному сговору. Однако обоим удалось избежать наказания по тяжкой статье. В ходе предварительного следствия действия Замолоцкого расценили как убийство, а Горлова – как заранее не обещанное сокрытие преступления особой тяжести. 

Во второй раз квалификация для Замолоцкого смягчилась уже в суде, который счёл, что умысел в убийстве не был доказан, и признал его виновным по части 4 статьи 111 УК РФ (умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлёкшее по неосторожности смерть потерпевшего). Однако до этого момента подсудимым пришлось поругаться и стать врагами. 

Через четыре дня пребывания в СИЗО Замолоцкий «раскололся» и показал, где спрятано тело. «Он после этого постоянно спрашивал: «Ну, теперь-то меня отпустят?» – дал показания в суде глава следственной группы Евгений Тертычный. 8 ноября водолазы достали тело Светланы Швецовой со дна водоёма. Через шесть дней девушку похоронили. Замолоцкий дал показания и сказал, что Светлана Швецова в ночь на 26 августа «вдыхала и втирала в дёсны» наркотики, отчего и умерла. Горлов сказал, что узнал о приёме наркотиков только со слов Замолоцкого, поверил ему и решил, что девушка умерла от передозировки. 

20 ноября появились первые результаты экспертизы об алкалоидах опия, обнаруженных в гемолизированной крови и внутренних органах погибшей. Замолоцкий использовал их как повод настаивать на версии с наркотиками, несмотря на то что обнаруженного вещества оказалось слишком мало, чтобы утверждать о передозировке героином, а наличествующие продукты распада опровергали эту версию в корне. 5 декабря специалисты выдали результаты медико-криминалистического исследования, которые развернули ход следствия на 180 градусов. 

Финишная прямая 

Как позже в неофициальной беседе призналась судебно-медицинский эксперт, выявить участки возможных кровоизлияний на теле, пробывшем в воде больше двух месяцев, удалось едва ли не чудом. Следы синяков дали следствию основания полагать, что обнаруженные повреждения шеи были нанесены прижизненно, отчего и задохнулась Светлана Швецова. Через неделю после ознакомления с результатами экспертизы Горлов изменил показания. На допросе 12 декабря он заявил, что Замолоцкий в пьяном угаре ударил Светлану Швецову по шее. Показания он подтвердил на следственном эксперименте 17 декабря. 

19 декабря состоялась очная ставка, на которой показания подследственных окончательно разошлись. Замолоцкий стал утверждать, что повреждения на шее образовались от наматывания скотча на труп, потом заявил, что их нанёс Горлов, когда пытался привести якобы накачанную наркотиками Светлану Швецову в чувства. Такая противоречивость стала одним из доказательств вины Замолоцкого. 

18 февраля нынешнего года судебные эксперты сделали второе заключение, которое показало, что «не исключено образование данной травмы при обстоятельствах, указанных обвиняемым Горловым», а «учитывая локализацию и характер повреждений, исключено образование данной травмы при обстоятельствах, указанных Замолоцким в протоколе допроса от 26 декабря 2012 года». 

26 февраля состоялась повторная очная ставка, на которой подследственные окончательно утвердились в избранных позициях: Горлов дал показания против Замолоцкого, а тот, в свою очередь, продолжил настаивать на версии с наркотиками. В тот же день Горлова отпустили из СИЗО под подписку о невыезде и надлежащем поведении. Статью обвинения ему смягчили настолько, что позже у суда не нашлось оснований для назначения наказания в виде реального лишения свободы. 

Николай Замолоцкий остался в изоляторе и почувствовал себя преданным лучшим другом, о чём не раз заявлял на судебном следствии. С этого момента на раскрытие дела следствию понадобилось немного времени, и 5 апреля уголовное дело поступило в Куйбышевский районный суд Иркутска, который счёл, что Горлов пошёл на сокрытие тела «из ложного чувства товарищества». Возмещать моральный ущерб ему не придётся: закон считает совершённое им «преступление небольшой тяжести» совершённым перед правосудием, а не перед потерпевшими. 

Николаю Замолоцкому предстоит отбыть наказание в колонии строгого режима, в зачёт срока ему также засчитают год, проведённый в СИЗО. По решению суда ему необходимо возместить ущерб потерпевшим в размере 1,5 миллиона рублей. Осуждённые смогут продолжить службу в органах внутренних дел. Несмотря на просьбу гос­обвинителя, к ним не применили дополнительное наказание в виде запрета на занятие должностей в правоохранительных структурах. У сторон есть ещё неделя на заявление ходатайства об обжаловании приговора в Иркутском областном суде. 

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Пресс-релизы
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector