издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Новый год за байкальским свалом

В гостях у ныряльщиков иркутского дайв-центра «Свал» на праздновании традиционного новогоднего утренника побывал «Иркутский репортёр». На ёлке, наряженной в толще озера Байкал. Недалеко от свала…

В толще воды…

Пока машина идёт в Листвянку, на базу дайв-центра, одна из дайверов, Лена Маслова, объясняет «Иркутскому репортёру» основные термины и приблизительный сценарий:

– Новый год у нас проходит в толще воды. Обычно до ёлки даётся ряд заданий на мелководье до трёх метров. Например, задаётся какой-то курс, расстояние до контрольной точки. В прошлом году это был домик – специально для праздника сделали избушку и затопили её в толще воды. В ней сидел парень, он раздавал заламинированные книжки, в которых было следующее задание – курс на ёлочку. Был туннель из обручей, обтянутых тканью, метров около двадцати – очень сложно держать одну глубину и не зацепиться вентилем. Потом ушли за свал – резкий обрыв, вертикальная стена. 

Очень часто обычная «нырялка» проходит вдоль стены. Когда начинающий дайвер имеет какой-то ориентир, то очень просто держать глубину и соблюдать нейтральную плавучесть. Когда он уходит в толщу воды от свала, может потеряться, запаниковать, начать метаться. 

– Поэтому у нас Новый год только в толще – это принципиальная позиция руководства клуба, чтобы был элемент обучения. Дед Мороз у нас традиционно руководитель клуба, Андрей Дмитриевич. И эта почётная роль ему достаётся не за то, что он самый большой начальник, а потому, что он круче всех, один из трёх соло-дайверов нашего клуба, который имеет право на одиночные погружения – остальные обязательно ныряют в паре. Поэтому и Снегурочка у нас мужчина – Коля Бродский, он тоже соло-дайвер. Но в этом году он приболел, так что праздник будет без Снегурочки – Коля станет бдеть за нами с берега. 

Разговор плавно уползает в сторону особенностей этого хобби.

– А зачем? Зачем этим вообще заниматься?

– Это очень интересно. И очень красиво…

– Лень же – тратить выходные на то, что бы переться в Листвянку…

– Люди почти перестали общаться вне Интернета. И мне интересна движуха в реальности. У нас очень весело – баня, травят байки, делятся впечатлениями от поездок… Есть клубные выезды понырять – в Египет, в Таиланд, я несколько раз была в Находке и на Камчатке. И люди очень интересные. 

– Холодно! 

– На самом деле в сухих костюмах не холодно. У меня руки замерзают, потому что я в принципе мерзляк. 

Но в общем – не холодно… Кстати, самая холодная вода в Байкале – в мае и начале июня, один-два градуса… 

– Понятно, как заниматься, например, вырезанием по дереву – взял доску, резак, и ты уже весь в хобби. А как занимаются дайвингом?

– Каждая суббота – клубный день. Каждый сам решает, чем будет заниматься. Руководитель разбивает на пары, и они сами либо ныряют для удовольствия, либо отрабатывают свои навыки. Например, я вот в холодной воде боюсь регулятор изо рта вытащить, остаться без воздуха. А это необходимое умение – если у тебя закончится воздух, ты должен вынуть свой и взять второй регулятор у партнёра по нырялке и подниматься с ним на одном акваланге…

– Дышать по очереди? 

– Нет, у каждого человека есть свой и запасной регуляторы – это делается специально на такой случай. Технодайверы отрабатывают свои навыки. Мы ныряем на обычном воздухе, а у них – воздушные смеси, у которых изменены пропорции кислорода и азота, есть смеси из трёх газов, с гелием. И они на определённой глубине используют разные смеси – ныряют с двумя баллонами, это называется «спарка». Они тренируются в расчёте этих смесей, каждое погружение просчитывается на суше, не просто так. И ходят на серьёзные глубины, больше восьмидесяти метров – а мы, рекреационные дайверы, погружаемся до сорока метров…

– Рекреационные?

– Это вроде дайверов-туристов, ныряем в режиме отдыха. То есть у нас погружения бескомпрессионные. Технодайверы должны учитывать декомпрессию, чтобы выводить избыток азота из крови. То есть они серьёзно планируют каждое своё погружение, тогда как мы относимся к этому легко: «Ну что, сегодня пойдём сходим в «синьку», повисим…» Бывают задания от клуба – убрать то, что осталось от Нового года, домик переставить, ёлку достать… Бывает, отрабатываем навыки ориентирования: ходим по компасу, что-то ищем, тоже очень важное упражнение. 

– Дайверы как-то применимы в быту, в прагматичных целях?

– Ну, иногда подходят люди, просят помочь. Недавно ныряли с одним парнем в Листвянке – подходит мужик, умоляет: «Помогите винт поднять, от катера отвалился, а новый покупать – 40000 рублей выкладывать». Винт лежал на двух метрах, конечно, мы его нашли. Практическое применение есть только технодайверам. Им заказывают подводные работы – они поднимали и чистили нейтринный телескоп, прокладывали кабель по дну между Ольхоном и МРС, несколько раз участвовали в операциях МЧС – поднимали со дна какие-то вещи… Для остальных это просто хобби.

«Потери, как всегда, неизбежны…»

Случайные зеваки могли видеть только надводную часть праздника – дайверы одновременно в подводных и карнавальных костюмах переходили дорогу и скрывались в байкальских глубинах

Иркутскому дайв-центру «Свал» около пятнадцати лет. В своё время его организовал Андрей Серов, продвинутый дайвер, который начинал ещё с советских времён, занимался подводным плаванием и стоял у истоков этого движения в Иркутске. Андрей Дмитриевич продолжил это дело. В Листвянке дайверы базируются в офисной избушке, любезно предоставленной Прибайкальским национальным парком. Дайверы неспешно собираются к полудню, тесное помещение заполняется людьми и «снарягой» – баллоны, гофрированные трубки, вентили создают впечатление производственного собрания мелкой газовой компании. Атмосфера царит непринуждённая, но, как в любом узкоспециализированном хобби, не всё в общении понятно постороннему уху. 

– Настоящий дайвер «спарку» набок не положит, – говорит кто-то с преувеличенной суровостью коллеге, продувающему трубы баллона, положенного плашмя. 

Подводный бал – действие всегда костюмированное, и на гидрокостюмах парадоксально смотрятся новогодние украшения в виде «дождя». Один из дайверов решил нарядиться черепашкой ниндзя, для чего собирается присобачить на спину поверх баллонов детский тазик. Друзья шутят:

– Тебе с тазиком можно без «бисиди» нырять, в тазике ведь сохранится свой воздух…

«Иркутский репортёр» после натужного обдумывания смысла шутки приходит к выводу, что воздухом, оставшимся в тазике, предполагается дышать под водой и «бисиди» – это марка баллонов для дыхания. Но чуть позже выясняется, что BCD – это жилет-компенсатор плавучести, заполняемый воздухом, чтобы оставаться на одной определённой глубине. Вот этот «бисиди» и предлагалось заменить детским тазиком. 

Ближе к полудню начинается движуха. Коля Бродский, «заболевшая Снегурочка», в этом году выполняет функции главного организатора праздника. Он собирает дайверов в тесный дружеский круг и распределяет по парам. Потом объявляет:

– Всех с Новым годом! Опять у нас Дедушка Мороз не самый добрый, подарки просто так не раздаёт. В общем, всё непросто. В этом году и вовсе было плохо. Сначала Дедушка Мороз сказал, что никакого Нового года не будет – надоело ему. Но потом решил, что раз в этом году у всех Олимпиада, то и у нас пускай Олимпиада будет тоже. Поэтому нынче будут соревнования. Будет два бога. Один – бог войны Арес. Где Арес? Уйди, противный, ты не Арес! – под общий хохот отвергает он какого-то «добровольца». – Второй в этом году почему-то получился богом торговли Меркурием. Делимся на две команды. В Олимпиаде будет четыре эстафеты…

Дайверы возбуждённо гудят: до хоровода у ёлки, традиционной бутылки вина и подарков от Деда Мороза предстоит долгий и трудный путь.

– Этап первый – синхронное плавание в одной ласте. Участники снимают по одной ласте, можно друг с друга. И радостно плывут к этапу номер два. Этап номер два – лабиринт Минотавра, где участники должны скатить катушку до этапа номер три. Этап номер три – один из участников снимает аппарат и тащит его за собой в руках до четвёртого этапа.

Четвёртый этап самый интересный – марафон. Четвёртая пара снимает ласты и бежит до финиша. 

– Что-то я труповозку не вижу около клуба… Самое время заказать, – ворчит кто-то из будущих участников утренника. 

– Во время этапов работают скрытые камеры, фотофиниш и прочие средства видеофиксации, – продолжает инструктаж Коля. – Обычное требование: все входят в воду одновременно и собираются вместе на старте и на финише. Эстафета идёт вдоль конца – Арес справа, Меркурий слева, не перепутайте. После окончания этапа отходите в сторону и двигаетесь параллельно участникам этапа. Напоминаю главное – не мутить!!! Потери, как всегда, неизбежны! Ну и жёсткое требование Деда Мороза: не будет хоровода – не будет подарков! Не будет подарков – не будет Деда Мороза. Взялись за ручки и Дедушку дружненько зовём. Поскольку празднуем Новый год, без костюмов в воду никто не допускается! 

– Меня вычёркивайте, я не взял костюм! – сварливо кричат из толпы.

– Да вот же он? – удивляется Коля, показывая на торчащий из рюкзака разноцветный парик и прочий маскарад.

– Так то новогодний. Я подводный не взял, – ещё более сварливо кричит тот же голос. Дайверы облегчённо ржут – это была очередная шутка.

– А бог по имени Андрей Дмитриевич знает, что мы теперь другим богам поклоняемся? – уточняет ещё кто-то, намекая, что бог у иркутских ныряльщиков один – Андрей Дмитриевич. 

– А кто сказал, что мы им поклоняемся? – снова удивляется Коля, но это вызывает приступ негодования: 

– Нет, поклоняться надо, – уязвлённо бурчит кто-то из новых богов, не то вояка Арес, не то торгаш Меркурий.

Получив пошаговые инструкции, дайверы собираются по своим командам и начинают полушёпотом обсуждать коварные планы победы над противником. Потом облачаются в гидрокостюмы, обвешиваются «снарягой» и поверх натягивают свои маскарадные украшения. Тем временем «Иркутский репортёр» выясняет у Коли, что такое «вдоль конца» и «не мутить». Коля объясняет:

– Свал метрах в 200 от берега, до него – мелководье, на котором проходит эстафета. От берега в сторону свала натянут «конец» – верёвка, ориентир для команд. Поскольку глубина метра три, отбегавшим участникам предлагается отойти в сторону и чуть приподняться над дном, чтобы не поднимать муть – это мешает видеосьёмке.

Дед Мороз сидит на дне…

У войны не женское лицо, а у дайвинга – и женское тоже!

Сам праздник скрыт от глаз праздношатающихся по Листвянке – дайверы переходят дорогу, шлёпая ластами по мёрзлому асфальту, спиной заходят в воду, отчего на фото потом кажется, что они, наоборот, выходят, некоторое время болтаются на поверхности, ожидая, когда соберутся все участники, и быстро скрываются под водой. 

Происходящее известно только из объяснений того же Коли Бродского. Приходится верить ему на слово – всё равно никак не проверишь. Ёлка закреплена за свалом на глубине 18–20 метров от поверхности воды на мертвяк – якорь. От него со дна, метров с пятидесяти, идёт тоненький кончик вверх, на котором зафиксирована ёлка, над ёлкой – ёмкость с воздухом. Так ёлка зависает в толще неподвижно. 

– От ёлки берег не видно, только воду – видимость сейчас метров десять, – рассказывает Коля. – То есть к ней можно добраться лишь по компасу. От определённой точки свала даётся ориентир. Получается, что между свалом и ёлкой какое-то время идёшь в толще и ничего не видишь, только по приборам. Потом зацепился глазами за ёлку, дальше вывесился на одну глубину с деревом, встал со всеми в хоровод. И пошли по кругу. Дед Мороз сидит на дне, метрах на пятидесяти, его не видно, там темно. Круг ему сигналит – у всех приборы, крякалки подводные. Он это дело слышит и начинает подниматься. Получается очень красиво – воздух выходит, пузыри поднимаются, и он всплывает в таком облаке. Снизу пришёл, мешок-подарки, он начинает их вручать. Ёлка искусственная, на ней много игрушек. Её каждый год чистят и ставят на новое место. Программа всегда отличается от прошлогодней – постоянно сохраняется интрига, и сценария никто не знает до последнего момента. 

Заканчивается празднование Нового года в толще традиционным распитием бутылки вина. Для того чтобы отпить всем по глоточку, у дайверов разработана своя технология: бутылка открывается, затыкается пальцем, переворачивается вверх дном, затем дайвер вытаскивает регулятор изо рта, подносит бутылку к губам и делает небольшой выдох в бутылку. Воздух вытесняет вино, и оно само выталкивается давлением в рот. 

Через полчаса первые головы начинают качаться на поверхности – возвращаются на базу. Все бегут в избушку греться и переодеваться. Часть останется попариться в бане, но большинство разъедутся по домам сразу – скоро Новый год, уже обычный, семейный, календарный праздник… 

Источник: http://godkota.ru/

Читайте также
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector