издательская группа
Восточно-Сибирская правда

30 килограммов смерти

Сотрудники ФСКН Иркутской области задержали «Лексус», нафаршированный героином

Сообщение появилось на официальном сайте УФСКН по Иркутской области 7 февраля. Со сдержанной гордостью пресс-служба рапортовала, что итогом трёхмесячной операции, проведённой сотрудниками Управления ФСКН по Иркутской области, стало изъятие особо крупной партии высококачественного героина общим весом 30 килограммов. «Это первое и пока единственное изъятие такого количества смертельного наркотика за всю историю существования правоохранительных органов региона», – с глубоким удовлетворением констатировали сотрудники наркополиции. Пока другие СМИ разделяли радость победы и ужасались невероятному количеству героина – учитывая, что разовая доза, «чек», составляет одну десятую грамма, – «Иркутский репортёр» решил выяснить, с какого кончика начался этот долгий и запутанный клубок, чья тонкая, рвущаяся в руках оперов ниточка закончилась задержанием «Лексуса» с кемеровскими номерами в мрачных закоулках Затона.

Две группы барыг на одной «ниточке» героина 

«Трёхмесячная операция» – это срок одних только круглосуточных оперативных мероприятий по скрытому наблюдению за этнической преступной группировкой выходцев из Таджикистана, крупных «оптовиков», которые потом партию героина «разбрасывают» более мелким наркоторговцам. Но своё начало эта история берёт в Усолье-Сибирском полгода назад. Летом 2013 года межрайонным отделом ФСКН была задержана одна из преступных группировок города, специализирующаяся на героиновом промысле. В её состав входили четыре человека – женщина-организатор и три парня-бегунка. Все – русские. 

На оперативном учёте группа состояла уже около полугода, и было известно, что это барыги классического типа: организатор покупала мелкие партии героина, по 5–10 грамм за раз, «разбуторивала» их пожиже, то есть разбавляла для большего реализационного веса толчёными таблетками, мукой и прочей дрянью, а бегунки потом продавали «чеки» местным наркоманам. Группа не отличалась ни умом, ни осторожностью, торговля шла как «с машины», «с улицы», так и из дома по месту жительства организаторши людоедского бизнеса, поэтому быстро попала к наркополицейским в разработку и её без особого труда задержали.

Чуть позже, в начале осени 2013 года, в Иркутске операми ФСКН была задержана другая группа наркоторговцев. Она представляла собой нередкий в среде наркобарыг «семейный подряд» – муж и жена, сами наркоманы с многолетним стажем, чтобы удовлетворять свою зависимость, решили выйти на самоокупаемость. Для этого брали «под реализацию» везде, где только могли перехватить, мелкие, по 3–5–7 граммов, партии героина на продажу. Часть чистого героина употреб­ляли сами, потом «разбодяживали» оставшееся «вкусовыми добавками и пищевыми наполнителями», и уже эту смесь, на сленге наркоманов называемую «бутором», продавали «чеками» в розницу. Поскольку у них не было одного поставщика и закупались они у любого из более крупных наркоторговцев, кто согласится им «поверить под реализацию», они быстро попали на оперативный учёт и сами угодили «в реализацию», как уже на сленге оперативников называют операцию по задержанию. 

И вот тогда выяснилась одна деталь, насторожившая сотрудников ФСКН. И усольская барыга, и иркутская семейная пара наркоторговцев брали героин из какого-то одного источника. 

Это значило, что завёлся некий обнаглевший деятель местного нар­котраффика, который торгует если и не по всей области, то, можно уверенно сказать, в нескольких её крупных городах. 

– Обнаружить это нам помогла недавно введённая практика проводить химический анализ всех изъятых наркотиков в специальной ведомственной лаборатории, – открыл небольшую служебную тайну начальник оперативной службы УФСКН по Иркутской области Антон Кутищев. – После проведения анализа его результаты заносятся в базу данных, и мы можем путём сопоставления этих данных отслеживать «течение» каждого из «потоков», распространение каждой партии героина, пришедшей извне, по территории области. 

Задержанные и в Усолье, и в Иркутске наркоторговцы упирались недолго и дружно сдали своего поставщика. Так в этой оперативной разработке в середине осени появились установочные данные на Маньку Блатную – цыганку, давно и успешно промышлявшую героиновым «бизнесом» в предместье Радищево. 

Маня Блатная поставщиков не сдала 

Манька Блатная, основательно окопавшаяся в предместье Радищево, была уже более интересным и перспективным фигурантом. Хотя она ещё не отошла от «блатной» романтики розничной торговли и продолжала продавать «чеки» самим наркоманам, у неё уже были признаки чуть более крупного «оптовика» – она брала партии героина по 50–100 граммов за раз и часть наркотика «скидывала» своим мелким коллегам по бизнесу – по 3–5 граммов. Манька была торгашкой опытной и матёрой – её к описываемым событиям «закрывали», то есть задерживали, раз пять, но с завидным постоянством она с помощью адвокатов обзаводилась справкой о хроническом заболевании и избегала наказания.

– Это обычная практика у торговцев наркотиками, – комментирует начальник оперативной службы ФСКН Антон Кутищев. – Просто удивительно, как они быстро думают в своём бизнесе, сколько стоит грамм, на сколько миллиграммов его можно «разбодяжить», кто кому сколько должен. Но как дело доходит до задержания – все немедленно оказываются чуть ли не смертельно больны, у всех есть справки. Самая популярная болезнь у наркоторговцев – диабет, просто через одного все – диабетики. Маньке, видимо, быть как все, диабетиком, показалось не интересным, и она раздобыла себе справку с диагнозом «шизофрения»… Кстати, Манька и в этот раз надеялась, что её отпустят «по справке». И она открыто говорила, что в этом случае продолжит торговать героином. Следствие по её делу ещё не закончено, но собранная доказательная база позволяет надеяться, что в этот раз её «закроют» надолго. 

В результате проведённой в середине осени спецоперации Маньку Блатную взяли прямо «на хате» с 70 граммами героина. Но, видимо в силу ослабленного «тяжёлой болезнью» мыслительного аппарата, Манька так и «не вспомнила», кто был поставщиком её героинового опта. Впрочем, для оперативной работы это препятствием не стало – просеяв мелким ситом её окружение, проведя серию допросов и сравнив показания, оперативники ФСКН и сами успешно вышли на этих таинственных, уклоняющихся от широкой известности лиц. 

Так к концу октября 2013 года сотрудники оперативной службы областного УФСКН вышли на группу «пиковых» – устойчивую этническую преступную группировку выходцев из Таджикистана, уже давно проживающих в Иркутске. Личности вызывали интерес уже при первом знакомстве. Только у одного из троих активных участников группировки, уроженца города Вахдада, были временная регистрация на территории России и временная прописка, которую он прилежно продлевал. Ни один из них нигде не работал, а на вопросы о роде деятельности они уклончиво сообщали, что «помогают с фруктами на одной овощебазе» в промзоне станции Батарейная. При этом они носили дорогую одежду и ездили на дорогих машинах. 

Едва мужчины попали в разработку оперов ФСКН, стала приходить очень перспективная информация: сами «пиковые» в розницу героином не торговали. Не марались мелким «разбуторить и барыжить», предпочитая закупать крупные партии героина – по полкило-грамма, по килограмму, в общем, уже по тому весу, который в ходу на овощном рынке, где они постоянно отирались. Выяснилось, как они продают свои партии: в отличие от дилетантки Мани они вели себя осторожно и продавали свёртки с героином, оставляя их в «закладках» на обочинах магистралей, где нет тротуаров. Получив деньги, они отсылали заказчику смс с описанием места тайника – «закладку» могли немного прикопать в землю, придавить сверху камнем, а находили её по особым приметам на местности – ими могли служить километровые столбы или рекламные баннеры на обочинах. 

Долгожданная встреча у позной 

30 кг героина были аккуратно расфасованы в «мячики» по 200 г каждый

Та самая «трёхмесячная операция» началась в первых числах ноября 2013, когда от источников в окружении «пиковых» стала поступать оперативная информация по крупной партии героина, о поступлении которой «пиковые» договаривались с перевозчиком, живущим за пределами области. Это была удача, и нельзя сказать, что случайная:

– У группировки заканчивались запасы героина, они уже, что называется, «сидели на подсосе» – растягивали последние заначки, наркоманы стали «голодать» и суетиться, барыги, которые закупались у группировки, нервничали. Вот тогда нам и стало известно, что «пиковые» успокаивают своих оптовиков: «Ждите, скоро придёт по-настоящему крупный груз», – объясняет Антон Николаевич. – И с этого момента наша оперативная служба плотно их обложила, наблюдение велось круглые сутки… 

– Как выглядело это «плотно» – сняли квартиру через стену? Где они, кстати, жили? – въедливо интересуется «Иркутский репортёр», но начальник оперативной службы отвечает деликатно:

– Нет, квартиру не снимали. Жили они в обычном многоквартирном пятиэтажном доме в Ленинском районе. Я не могу вам в деталях рассказать, какие конкретно проводились действия. Можно сказать, что был задействован весь комплекс оперативно-розыскных и технических мероприятий, был свой источник в их близком окружении и по городу их «водили», ни на шаг не отпуская. Наши оперативные сотрудники, на всякий случай усиленные группой задержания спецназа, круглосуточно дежурили на наблюдении посменно. Могу только сказать, что при этом было задействовано два отдела ФСКН и группа спецназа – всего около тридцати человек. 

В ожидании крупной партии «пиковые» старались ничем не выделяться и вели обычный образ жизни – свободно передвигались по городу, ходили молиться в мечеть, праздновали свои национальные праздники, наносили визиты вежливости землякам. Они часто сидели в одной местной чайхане и часами гоняли чаи, время от времени наведывались на овощебазу на станции Батарейная, толклись среди других соотечественников, совершенно не выделяясь. Тем временем опера ощущали растущее напряжение. Из разговоров не выявлялось никакой конкретики – ни когда будет груз, ни каким он будет по объёму, ни даже откуда, с какой стороны зайдёт в область. Всё ограничивалось общей информацией – что он будет большим и придёт со дня на день. 

За это время опера узнали о существовании шести постоянных клиентов, которые брали героин на реализацию у этой группировки и ждали прибытия новой партии – их поставили на оперативный учёт. Работа в режиме пассивного ожидания продолжалась три месяца. И только в первых числах февраля появилась информация, что члены группировки взбодрились и сообщили наиболее нетерпеливым оптовикам – послезавтра груз зайдёт на территорию Иркутской области. 

Женщина была невозмутима

Ранним утром 5 февраля всё было, как в фильме «Место встречи изменить нельзя»: «Сенька-Тузик звонил. Бандиты назначили встречу». Оперативникам стало известно из обсуждения между самими членами группировки, что подтверждается оперативная и агентурная информация – машина с крупной партией героина наконец-то зашла на территорию области и без остановок движется по федеральной трассе М-53. 

– Вы отслеживали её путь по трассе? Были привлечены сотрудники ГИБДД? 

– Нет, мы не хотели допустить утечки информации, распылять внимание и привлекать сторонние силы. Поэтому машину мы не трогали и не следили за ней, сосредоточившись на действиях членов группы, отслеживая ситуацию с их стороны. Были брошены все силы, отозвали с отдыха всех, кто в этот день был не в смене наблюдения. 

Около восьми часов вечера «пиковые» засуетились и стали куда-то собираться. Было понятно, что долгое и томительное ожидание подходит к концу – в течение нескольких часов всё должно закончиться. «Пиковые» запрыгнули в свой «Опель-Вектра», направились в сторону центра города, попетляли по улицам и, наконец, остановились неподалёку от Ушаковского рынка. Встреча была назначена около кафе-позной. Там члены группировки вышли из машины и стали ждать. И в половине девятого рядом с ними остановился белый «Лексус» с кемеровскими номерами. 

– Из «Лексуса» вышел мужчина, подошёл к ним, завязалась беседа. Кстати, в машине он сидел на пассажирском сиденье – за рулём была женщина. Они некоторое время поговорили друг с другом, и мы уже были готовы к задержанию. Но передача не состоялась – они расселись по своим машинам, проскочили по Нижней Набережной на Глазковскоий мост, – вспоминает Антон Кутищев. – Первым шёл «Опель», показывал путь. Они стали уходить в сторону Затона. В этом районе было не такое оживлённое движение, и скрытое наблюдение, слежку вести становилось всё труднее. Мы боялись, что они сорвутся с крючка и затеряются в трущобах: там сложный район, бараки, узкие улочки. Поэтому мы приняли решение брать их прямо в машинах, не дожидаясь передачи груза. Выбрали наиболее пустой участок трассы – на случай, если без стрельбы не обойтись.

На трёх легковых машинах оперативники группы задержания взяли кортеж наркоторговцев в классическую «коробочку». Задержание произошло столь стремительно, что никто из преступников не успел сделать даже попытки к сопротивлению. Повреждения получил лишь злосчастный «Лексус» – при задержании было разбито боковое стекло со стороны водителя. Члены преступной этнической группировки, будучи извлечёнными из салона автомобиля, оказались не особенно оригинальными в самооправданиях.

– Что они кричали? Да что все кричат в таких случаях: «За что, начальник, это ошибка, я ничего не сделал, Аллахом клянусь», – начальник оперслужбы усмехается и добавляет: – Они всегда одним и тем же клянутся: цыгане – детьми, таджики – Аллахом… 

Водитель «Лексуса» несколько минут ошеломлённо отмалчивался, а потом «потёк» – понял, что положение безвыходное, и согласился добровольно выдать наркотики. Из багажника он собственноручно извлёк обычную дорожную сумку, в которой в отдельном непромокаемом мешке лежало 9 килограммов героина, расфасованных в перетянутые скотчем «шарики» по 200 граммов. И только женщина так и осталась невозмутимой, игнорировала происходящую вокруг суету и на вопросы лаконично отвечала, что ни в какой противозаконной деятельности не замешана, а в Иркутск приехала с мужем в гости к родственникам. 

Впоследствии оказалось, что перевозчик – житель Новокузнецка 1960 года рождения – принадлежит к одной из ОПГ этого города, занимающейся разбоем, грабежами и прочими тяжкими преступлениями, включая торговлю героином. На следующий день машину отогнали в обычный коммерческий автосервис и обратились к мастерам с необычной просьбой – разобрать её до состояния нового детского конструктора. Но то, что искали, нашли лежащим в багажнике. Внимание сотрудников наркополиции своим невероятно избыточным весом привлекло обычное колесо-запаска. Под покрышкой упакованные в ту же фасовку – «шариками» по 200 граммов – нашли ещё 20 килограммов героина. 

Сегодня «человек из Кемерова» арестован и находится в СИЗО. «Пиковые» добровольно выдали последние запасы – ещё килограмм героина, который прятали в заброшенной кочегарке овощебазы в Ленинском районе, – и были отпущены на подписку о невыезде, их судьба сейчас решается. Без последствий эта история осталась только для женщины – жены наркокурьера. Её просто отпустили восвояси. 

– В течение нескольких месяцев, не считаясь с личным временем, оперативники проводили работу, направленную на установление и задержание всей цепочки поставщиков и получателей данной партии наркотика. Я считаю, что во время проведения данной операции сотрудники Иркутского управления наркоконтроля совершили настоящий подвиг, – подвёл итоги спецоперации начальник оперативного подразделения областного УФСКН Антон Кутищев. И не поспоришь: по уточнённым данным, общий вес изъятого в результате одной спецоперации наркотика превысил 30 килограммов – в двух пакетах из «Лексуса» было 29 421 г и ещё 1175 г героина добровольно выдали «пиковые».

пресс-служба ФСКН РФ по Иркутской области

Читайте также
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector