издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Его путь прошёл через Иркутск

Академик Игорь Дружинин: исследователь, организатор и популяризатор науки, общественный деятель, эколог от энергетики

  • Автор: Александр КОШЕЛЕВ, ведущий научный сотрудник ИСЭМ СО РАН

В Дни науки состоялось открытое заседание учёного совета Института систем энергетики им. Л.А. Мелентьева СО РАН, посвящённое 85-летию со дня рождения академика РАН Игоря Петровича Дружинина – гидроэнергетика, гидролога, эколога, организатора науки в Иркутске и на Дальнем Востоке. На заседании также шла речь о состоянии и перспективах развития научного направления, связанного с его именем, – долгосрочного прогнозирования природнообусловленных факторов энергетики.

Основатель научной школы

В каждом из академических институтов Иркутского научного центра сложились известные в стране и за рубежом научные школы по различным направлениям исследований в геологии, космофизике, химии, географии, биологии. Среди нескольких школ, сформировавшихся в Институте систем энергетики (до 1997 года – Сибирский энергетический институт, СЭИ) СО РАН, есть одна, где исследования выходят за рамки собственно энергетики – это прогнозирование природно-климатических процессов.

Основателем школы и руководителем этого научного направления в течение многих лет был Игорь Петрович Дружинин, крупнейший специалист по экологии и рациональному использованию водных ресурсов, кандидат технических наук, доктор географических наук, профессор, академик РАН, член экспертного совета в одном из комитетов Госдумы России.

Игорь Петрович одним из первых поднял проблему предвидения изменения речного стока и географических процессов в конкретной перспективе. Он считал, что это является необходимым условием рационального управления в природозависимых сферах экономики. На основе изучения закономерностей многолетних колебаний природных процессов им была разработана методика вероятностного их прогнозирования с годовой заблаго-временностью. Дружинин одним из первых поставил на обсуждение вопрос о солнечно-земных связях.

Им было опубликовано около 200 научных трудов. Среди 14 монографий, выполненных под его руководством и с его участием, широко известны книги: «Речной сток и географические процессы (связи, цикличность и предвидение)», «Солнечная активность и переломы хода природных процессов на Земле», «Космос – Земля. Прогнозы», «Прогноз гидрометеорологических элементов», «Долгосрочный прогноз и информация», «Динамика многолетних колебаний речного стока».

Он уделял большое внимание подготовке молодых специалистов – прогнозистов, водников, а также учёных высшей квалификации, под его руководством защищено 14 кандидатских и две докторские диссертации. Преподавал на кафедре гидрологии географического факультета ИГУ, заведовал кафедрой в ИрГТУ, в 1982 году прочёл курс лекций на Высших гидрологических курсах ЮНЕСКО в Москве.

Заметный вклад Дружинин внёс в развитие прогностического направления в рамках созданной и руководимой им Комиссии по долгосрочным прогнозам природных явлений, объединившей учёных нескольких институтов Иркутского научного центра, преподавателей иркутских вузов, работников Гидрометеослужбы. 

О пользе перемены мест

Интересны оригинальные суждения Игоря Петровича Дружинина в области «общего науковедения». Читая в школе научной молодёжи СЭИ лекцию по методологии работы в специфической отрасли, особенность которой – непрерывный поиск нового, Игорь Петрович изложил кредо, которому лично следовал. Он считал, что для учёного важно иногда кардинально менять область исследований и место работы.

Игорь Петрович в 1952 году окончил Московский энергетический институт (МЭИ), затем аспирантуру и работал младшим научным сотрудником в Секции по научной разработке проблем водного хозяйства АН СССР в МЭИ. В 1957–1961 годах он руководил лабораторией гидроэнергетики Академии наук Киргизской ССР. В 1961 году по приглашению академика Л.А. Мелентьева, директора Сибирского энергетического института СО АН СССР, Дружинин переезжает в Иркутск. Здесь он отработал 26 лет, заведовал лабораторией, отделом, был заместителем директора, заместителем председателя президиума Иркутского научного центра СО АН СССР.

Дружинин – единственный выходец из Иркутского научного центра, возглавивший центр другого отделения АН СССР. Игорь Петрович оставил столицу Восточной Сибири, где прижился, вписавшись и в научную, и в педагогическую, и в общественную жизнь, чтобы на новом месте реализовать свои новые замыслы.

Причин для совершения серьёзного, судьбоносного поступка обычно бывает несколько, но что-то всегда становится главным. Вот что пишет руководитель сектора долгосрочного прогнозирования природно-обусловленных факторов энергетики ИСЭМ СО РАН, кандидат географических наук Тамара Бережных:

«Исследования, выполненные под руководством Дружинина в СЭИ с использованием упоминавшейся экономико-математической модели аграрно-водохозяйственной системы страны, вовлекли его в беспрецедентный по возможным экономическим и экологическим последствиям проект переброски части стока сибирских рек в Среднюю Азию и Казахстан. Руководство Сибирского отделения Академии наук практически сразу определило своё негативное отношение к такой переброске, но Игорь Петрович как учёный был убеждён в экономической обоснованности, целесообразности данного проекта. Академик Логачёв, в то время председатель президиума Иркутского научного центра, вспоминает, что после обсуждения доклада Дружинина по проблеме «Переброска» на заседании президиума СО АН СССР в Новосибирске всем стало ясно, что перспективы дальнейшего роста у Игоря Петровича в Иркутске нет. 

В 1987 году Дружинин прошёл по конкурсу и был избран на должность директора Института водных и экологических проблем Дальневосточного отделения АН СССР (ИВЭП) и переехал в Хабаровск. Этот переход оказался, несомненно, удачным, поскольку позволил учёному раскрыться шире, проявить свои творческие и организаторские способности, в полной мере удовлетворив своё честолюбие: став в 1987 году членом-корреспондентом Академии наук СССР, в 1994 году он был избран действительным членом Российской академии наук от Дальневосточного отделения РАН.

Дружинин принял институт в Хабаровске в трудные времена перестройки, которая коснулась и науки. За два года его директорства ИВЭП превратился в настоящий академический институт, пошли защиты кандидатских и докторских диссертаций. Институт стал выполнять не только теоретические, но и практические, особо важные для региона работы с учётом экологических последствий строительства таких объектов, как Тугурская приливная электростанция, Дальневосточная АЭС, гидроэлектростанции в бассейне Амура.

Игорь Петрович участвовал в организации и выполнении трёхстороннего российско-китайско-американского проекта «Программа устойчивого землепользования и рационального распределения земель в бассейне реки Уссури и сопредельных территорий (Северо-Восточный Китай и Дальний Восток)». По окончании проекта опубликована монография с картами на трёх языках. Был выполнен совместный российско-японский проект по проблеме функционирования экосистем Дальнего Востока». 

Переброс стока рек с севера на юг: история с географией

Вот воспоминания об исследованиях по «повороту северных рек на юг» Сергея Агаркова (кандидат географических наук, в 1960–1970 годах работал в СЭИ), главного специалиста Волгоградского НИИ по проектированию оросительных систем Нижнего Поволжья, затем советника губернатора Тверской области по сельскому хозяйству:

«Осенью 1973 года президиум СО АН СССР принял решение об участии академических институтов в исследованиях по проблеме переброса части стока сибирских рек в Казахстан и Среднюю Азию и части стока северных рек – в Волгу и Дон. Разработка экономико-математических моделей развития водного хозяйства СССР была поручена СЭИ; ответственным исполнителем назначили Игоря Дружинина, общее научное руководство осуществлял академик Мелентьев. Предварительные результаты, доложенные Дружининым в отделе сельского хозяйства Госплана СССР, заинтересовали руководство, и начались совместные работы с Советом по изучению производительных сил СССР. Заказчиком выступало Министерство водного хозяйства СССР в лице научно-проектного института «Гипроводхоз».

В итоге впервые в стране были получены оценки использования водных ресурсов на расчётные периоды до 1980, 1985, 1990, 1995 и 2000 годов, причём рассматривались варианты с переброской стока и без переброски. В расчётах использовались две группы исходной информации, представленные соответственно Госпланом СССР и Министерством водного хозяйства СССР.

При выполнении этой работы столкнулись с проявлением разных подходов и разных интересов со стороны республик Средней Азии и РСФСР, с борьбой различных политических групп в ЦК КПСС и Совмине СССР. Шла большая политическая и межклановая игра в высших эшелонах власти, конец которой положили смерти сначала Брежнева, а затем Рашидова – первого секретаря ЦК КП Узбекистана.

Полагаю, что мы вели себя достойно в этой ситуации – давали объективные и максимально достоверные оценки экономической целесообразности разных вариантов использования водных ресурсов, экологических аспектов не касаясь – именно такая задача была поставлена перед нами. Но наши выводы не во всём устраивали руководство Минводхоза СССР и их покровителей в ЦК КПСС и Совмине СССР. Оно и понятно: куда пошла бы вода, туда бы потекли и деньги».

Из текста видно, что идея переброски не принадлежит Дружинину – она «витала в воздухе», он за идею не ратовал и лишь оказался здесь крайним, «попал под раздачу», что в науке, увы, случается нередко. 

Переброска рек была в 1970–1980-х­ годах проектом века, в котором участвовали учёные разных отраслей хотя бы на уровне «вот бы хорошо бы». Само по себе искусственное перерас­пределение стока рек – это не фантастика: на планете Земля многое и давно перераспределяется, перемещается на неограниченные расстояния между местами производства и потребления ресурсов. Газ из тюменского Заполярья идёт аж в юго-западный конец Европы, за Пиренеи; арабская нефть доставляется танкерами в Северную Америку, а восточносибирская – по трубе до Тихого океана. Уже с 1988 года по крупнейшему в мире водоводу «Астрахань – Мангышлак» из Ахтубы, волжской протоки, в Казахстан подаётся от 50 до 60 тысяч кубометров воды ежедневно. Китайцы сооружали крупнейший в мире гидроузел «Три ущелья» с мощностью ГЭС в 25 миллионов киловатт, чтобы иметь возможность перебрасывать на север – из реки Янцзы в реку Хуанхэ – до 50 кубических километров воды в год. Они прорабатывают проект такой переброски из залива Жёлтого моря аж во Внутреннюю Монголию, а к прошедшим Олимпийским играм Пекин стал получать воду из Янцзы. Каким образом перебрасывать воду – по открытым каналам, по трубопроводам или комбинированно – это вопрос второй, уже инженерного характера, а первичные прикидки балансового и экономического характера – в смысле, сколько воды надо и каков будет народно-хозяйственный эффект в разных вариантах – такое исследовать нормально!

Летом 2011 года на сессии Восточно-Сибирского отделения Академии проблем водохозяйственных наук жёсткую дискуссию вызвало выступление члена Комитета по внешнеэкономической деятельности Торгово-промышленной палаты Восточной Сибири Владимира Бережных. Он вернулся с международного Эрляньского экономического форума, где рассматривалось создание транспортного коридора сотрудничества России, Монголии и Китая от Жёлтого моря до Иркутска. На форуме, в частности, была изложена идея водоснабжения этого коридора водой Байкала по трубопроводу длиной до 1750 километров. Выступление Владимира Бережных вызвало волну протеста. Очевидно, что целесообразность и возможность реализации этого предложения дискуссионны, но для одобрения или отрицания самой идеи нужен пофакторный анализ. 

Сейчас бьют тревогу по поводу очередного «покушения на Байкал» – разрабатываемых в Монголии проектов сооружения гидроузлов на Селенге и её притоке Орхоне для энерго– и водоснабжения осваиваемых территорий. Да, основания для опасений очевидны: Селенга, основная водная артерия Республики Бурятия, даёт 50% поступающей в Байкал воды, а Монголия – суверенное государство, имеющее естественное – неотъемлемое! – право распоряжаться своими природными ресурсами, но это уже совсем другая история.

Не наукой единой

Иркутский период – самый продолжительный в жизни Игоря Петровича и явно самый плодотворный в плане научного творчества: в следующем, дальневосточном и коротком московском, проявился и был развит накопленный им в Иркутске опыт организатора. Естественно, продолжался и путь исследователя, поскольку бывших учёных не бывает.

Снова отрывок из воспоминаний Тамары Бережных: 

«В 1980–1982 годах Дружинин был депутатом Иркутского областного совета народных депутатов, в 1984–1987 годах – членом Иркутского обкома профсоюза работников просвещения, высшей школы и научных учреждений. Три года выступал сценаристом и ведущим Иркутского телевидения в ежемесячных 30-минутных выпусках программы «Горизонты сибирской науки». А всего у Игоря Петровича было до полусотни внеинститутских научно-организационных и общественных нагрузок. 

Он был заметной фигурой в институтской общественной, спортивной, культурной жизни: избирался председателем профкома, стал первым чемпионом СЭИ по настольному теннису, играл в футбол, ходил на лыжах, а также выступил членом сборной команды экономистов и гидроэнергетиков в первом институтском КВН. В СЭИ, как и в других трудовых коллективах, ежегодно определялся победитель социалистического соревнования. Однажды – помнится, в конце 1970-х – из обкома профсоюза пришло распоряжение срочно определить победителя соцсоревнования за пятилетку. Таковым назначили Игоря Петровича и на собрании коллектива в конференц-зале вручили ему спортивный велосипед. 

Игорь Петрович любил петь, знал много русских народных песен. Доброжелательность и гостеприимство были его отличительной чертой, он часто приглашал домой сотрудников своей лаборатории для обсуждения каких-либо тем, для встреч с приезжающими из столиц учёными и специалистами, при этом он практически не пил спиртного и совсем не курил, то есть вёл здоровый образ жизни, подавая пример окружающим».

Мудрость руководителя, обаяние человека

Дружинин – начальник экспедиционного отряда СЭИ на Байкале, 1973 г.

Я возглавлял лабораторию экологических проблем энергетики в отделе, которым руководил Игорь Петрович. Совершенно не помню его научно-административных воздействий – если они и были, то неявные, точнее, ненавязчивые, по принципу Дейла Карнеги, великого мастера ладить с людьми, ими управляя: поручая выполнить своё решение другому, делай это так, чтобы тот посчитал, что сам принял это решение. 

Вот отрывки из сборника «Жизнь академика Игоря Петровича Дружинина», выпущенного в 2002 году московским издательством «Научный мир». Эти воспоминания помогают увидеть в выдающемся учёном и просто хорошего человека. 

Заместитель начальника Иркутского управления Госкомприроды Владимир Романович Смага (ученик Игоря Петровича, кандидат географических наук) вспоминает, как во время спора они с руководителем его темы перешли от научных терминов к выяснению, кто из них «ещё зелёный», а кто «закостенелый консерватор», и, разгорячённые, не заметили, что в кабинет зашёл Дружинин. Они замолчали, когда услышали: «По работе – как хотите, но не переходите на личности».

Профессор Лев Спиридонович Беляев, который был заместителем всех четырёх директоров СЭИ, а начинал работу в лаборатории гидроэнергетики вместе с Игорем Петровичем, в первую очередь вспоминает его «приятные человеческие качества – приветливость, доброжелательность, чувство юмора – даже когда был рассержен и делал кому-то выговор, без чего на работе не обойтись».

Академик Владимир Мефодьевич Матросов, организатор и директор Института динамики систем и теории управления (а до того – заведующий отделом в СЭИ), вспоминает такой эпизод. Когда Дружинин ехал по Москве для своего последнего там выступления – на парламентских слушаниях по проблемам воспитания при переходе к устойчивому развитию России (это было 2 октября 2000 года; через 20 дней Игоря Петровича не стало), – он смотрел на рекламные щиты вдоль центральных улиц и задумчиво произнёс: «Пиво, сигареты, колготки… Зачем? Ведь нужно, чтобы в подсознании человека будущего общества разума с ответственностью за его устойчивое развитие было совсем другое, совсем другие цели и покорители…». 

Александр Львович Великанов, профессор, главный научный сотрудник Института водных проблем РАН (Москва): «Он с энтузиазмом включился в работу комитета Госдумы по устойчивому развитию России и вместе с тем не отказывал в консультациях и бескорыстной помощи рядовым научным сотрудникам. Он был хлебосольным хозяином дома, где всегда было много народа. За большим столом, во главе которого сидел хозяин, можно было встретить друзей и гостей из Москвы и Хабаровска, Иркутска и Мурманска, Нижнего Новгорода и Санкт-Петербурга, Бишкека и Барселоны…»

Алексей Николаевич Махинов, заместитель директора Института водных и экологических проблем ДВО РАН (Хабаровск): «Игорь Петрович очень ценил и уважал чужое мнение, и я никогда не слышал, чтобы он кому-нибудь указывал на необходимость его изменить. Он всегда стремился помочь человеку самому разобраться и понять, прежде всего для себя, правильность своего мнения или принятого решения».

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер