издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Новые «молоточники» оказались мифом

В зверском убийстве двух женщин подозревают бывшего прапорщика, служившего когда-то в Зелёном

Всего три дня понадобилось сотрудникам полиции, чтобы раскрыть сразу два зверских убийства женщин, причём после совершения первого прошло почти десять лет. Вызывает удивление не звериная жестокость и даже не то, что преступник действовал по одному шаблону – в обоих случаях он заманил женщин в лесополосу и хладнокровно зарезал ножом. Удивление вызывает мотив – убийца просто избавлялся от надоевших ему сожительниц. И избавлялся таким способом, что в городе уже пошли слухи о появлении новых маньяков-«молоточников».

Труп в лесополосе 

От КПП микрорайона Зелёный, в сторону от основной территории, к старому зданию клуба военной час­ти уходит бетонированная дорожка. В воскресенье, 6 апреля, днём именно туда направился житель Иркутска, промышлявший сбором металла и вторсырья. В ложбинке недалеко от дороги он совершил страшную находку – труп женщины. Оперативно-следственная группа установила, что её безжалостно зарезали: одно ножевое ранение нанесли в спину, ещё два в грудь, руки в перчатках были в следах оборонительных ран от ножа – видимо, несчастная ожесточённо сопротивлялась. 

По городу быстро пошли слухи, что у погибшей было искромсано лицо, и уже появились первые предположения, что это было сделано специально, чтобы затруднить опо­знание, а некоторые доморощенные знатоки утверждали, что так мог действовать маньяк. Однако судебные эксперты быстро установили, что лицо женщины было повреждено бродячими животными.

Оперативники ОП-6 подняли базу данных по без вести пропавшим людям, и так совпало, что именно в этот момент в отделении полиции № 7 сидел очередной заявитель – мужчина пришёл сообщить о пропаже своей гражданской жены. Фёдор Ш., 1967 года рождения, рассказал, что накануне, 4 апреля, ушла из дома и не вернулась его сожительница Татьяна Саватеева. С Саватеевой он сошёлся три года назад, они занимались совместным бизнесом – арендовали квартиру в переулке Пограничный, жили в ней и там же организовали частный детский сад. 

Об обстоятельствах исчезновения сожительницы и бизнес-парт­нёра он рассказывал путанно и не­многословно: якобы она позвонила ему на мобильный днём четвёртого апреля, сообщила, что едет к подруге в Ново-Ленино, собирается отдать долг в размере 86 тысяч рублей. После этого звонка телефон замолчал, и на связь она больше не выходила. Оперативники проверили подругу, но та заявила, что с Тать­яной в эти дни не разговаривала, о встрече не договаривалась и ни о каком долге не знает. Более того, Фёдор Ш. не опознал по описанию одежду найденной в Зелёном женщины. Не совпадал также и возраст: как оказалось впоследствии, Саватеева, женщина холёная и ухоженная, выглядела гораздо моложе своих лет. 

В связи с особой жестокостью убийства дело передали в Следственное управление Следственного комитета РФ по Иркутской области, а оперативное сопровождение осуществлял отдел по раскрытию тяжких преступлений против личности УМВД Иркутска. И первое, что сразу заинтересовало оперативников уголовного розыска, это обстоятельства появления самого Фёдора в отделе полиции. Оказалось, что он очень неохотно решился на подачу заявления о пропаже, а точнее говоря, на этом настояла знакомая родителей, которые водили к нему в частный детский сад своих детей. Эта знакомая работала в уголовном розыске и, узнав о пропаже совершенно незнакомой ей женщины, буквально вынудила её сожителя обратиться в полицию. 

Тем временем выяснилось, что погибшая, найденная в лесополосе микрорайона Зелёный, и есть Татьяна Саватеева. А когда следствие решило пристальнее присмотреться к личности заявителя Фёдора Ш., выяснились нехорошие факты его биографии. 

Забытое убийство 

Фёдор Ш. в своём недавнем прошлом был военным, прапорщиком одной из ракетных частей, расквартированных в Иркутско-сельском районе. Выяснилось, что в 2005 году он проходил по делу об убийстве молодой женщины, во всех деталях напоминавшем обстоятельства гибели Татьяны Саватеевой. Тогда его осудить не удалось, но, поняв, что оперативники на этот раз быстро во всём разберутся, он не стал запираться и согласился написать явку с повинной. 

Летом 2005 года Ш. ещё служил в военной части и проживал в граж­данском браке с молодой женщиной. «Невыносимая лёгкость бытия» в ни к чему не обязывающих отношениях его устраивала до тех пор, пока знакомая не заявила, что она беременна и было бы здорово поставить их отношения на новую ступень с повышенными личными обязательствами в связи со скорым рож­дением ребёнка. Ш. пригласил знакомую за территорию военной части на шашлыки обсудить, как они будут жить дальше. Как он сам будет жить дальше, он для себя уже решил: жить он будет один, бобылём, а неожиданно возникшую проблему для этого требовалось устранить физически, чтобы и в дальнейшем ничего не мешало его воле и свободе.

Поэтому не успели шашлыки приготовиться, как Фёдор Ш. кухонным ножом нанёс несколько ударов своей подруге, а труп спрятал, как он сам пояснил, в нору какого-то полевого животного. 

Тем временем у следствия окончательно сложилась картина второго преступления Фёдора. Оперативники дозвонились до дочери Тать­яны, которая в этот момент была в свадебном путешествии во Вьетнаме. Девушка объяснила, что мама не выходила на связь с 28 марта. У оператора мобильной связи запросили распечатку последних разговоров погибшей, и тогда обнаружилось вопиющее противоречие в словах сожителя женщины – оказалось, что с 28 марта Татьяна Саватеева не разговаривала по телефону, в то время как Ш. утверждал, что говорил с ней последний раз уже 4 апреля. 

В квартире провели осмотр и обнаружили джинсы Фёдора Ш. с застиранными следами крови, рассказывают следователи. Более того, оперативники нашли одежду, которая, по словам Ш., была на женщине в тот день, когда она якобы пропала. Тем временем пришли результаты судебно-медицинской экспертизы одежды погибшей, и тогда выяснилось, что кроме собственной крови женщины на перчатках обнаружились следы крови Ш. Оказалось, она защищалась так яростно, что в какой-то момент смогла поранить ножом своего убийцу – у него обнаружили порез икры левой ноги. 

«Она мне надоела» 

При повторном осмотре в траве в пяти метрах от места преступления обнаружили кухонный нож. Под давлением улик Фёдор Ш. признался в убийстве Татьяны Саватеевой. Он пояснил, что причиной расправы стали неприязненные отношения. Татьяна, будучи женщиной сильной и властной, давила на него в вопросах ведения бизнеса, не давала принимать самостоятельные решения. «И вообще она мне надоела», – заявил убийца, вместо слова «надоела» использовав его нецензурный синоним. 

К моменту убийства совместный бизнес Саватеевой и Ш. развивался, и Татьяна решила открыть ещё один частный детский сад. Фёдор рассказал, что присмотрел подходящую квартиру в микрорайоне Зелёный. Как полагает следствие, бывший прапорщик хорошо знал местность вокруг воинской части ракетчиков ещё со времён своей службы. 28 марта он пригласил Татьяну съез­дить на осмотр квартиры. Он также уточнил, что нужно сразу сделать небольшой ремонт, для чего он и прихватил с собой несколько инструментов, среди которых был большой кухонный нож. 

Заведя женщину в сторону от жилья,­ он нанёс первый удар ножом в спину. Когда Татьяна обернулась, он ударил её ещё несколько раз в грудь, восстановило картину преступления следствие. 

– Сейчас подозреваемый арестован и помещён в СИЗО № 1, – прокомментировал происходящее заместитель начальника УМВД Иркутска полковник полиции Андрей Жбанов. – Обвинение по убийству девятилетней давности ему уже предъявлено, по второму ещё проводятся оперативно-следственные мероприятия. 

Читайте также
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector