издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Чисто байкальское убийство

Заказчики и исполнитель получили длительные сроки заключения

Вчера в Иркутском областном суде оглашён приговор по делу бывших мэра Слюдянского района Василия Сайкова, его первого заместителя Хасана Рамазанова и начальника Байкальской милиции Валерия Карабанова. Суд признал их виновными в убийстве депутата Слюдянской Думы Александра Бабученко, тело которого было найдено в ночь на 29 марта 2005 года в его гараже с двумя огнестрельными ранениями в голову.

Все подсудимые наказаны лишением свободы. Василий Сайков, объявленный в международный розыск ещё в июле 2009 года, получил за организацию убийства по найму (ч. 3 ст. 33 п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ) 12 лет колонии строгого режима. Хасану Рамазанову за то же преступление придётся отбывать в исправительном учреждении 9 лет. Но если Сайкова, прежде чем отправить за колючую проволоку, предстоит ещё разыскать и экстрадировать, то Рамазанова, находившегося до приговора на подписке о невыезде, взяли под стражу прямо в зале суда. Валерий Карабанов, который обвинялся не только в умышленном причинении смерти по найму депутату Бабученко, но также в приготовлении убийства бывшего наркоторговца, приговорён к 17 годам строгого режима. В этот срок включена оставшаяся часть наказания по приговору 2011 года за разбойные нападения экс-милиционера в городе Байкальске. 

Судебным следствием установлено, что убийство Александра Бабученко стало развязкой затяжного конфликта между мэром и депутатом. Об их многолетней «войне», в которой все средства были хороши, знал весь район. Мэр пытался отнять у Бабученко торговые объекты, находившиеся в его собственности, депутат, в свою очередь, соз­давал и финансировал инициативные группы по сбору подписей для отзыва Сайкова с должности, требовал разграничить полномочия главы администрации и Думы. Василий Сайков не желал отдавать власть и связанные с ней привилегии. Как и Хасан Рамазанов, который появился в Слюдянском районе, когда их совместное с Сайковым предприятие по переработке монгольского мяса в Тунке потерпело крах. За спиной мэра неудачливый предприниматель превратился в богатого и влиятельного человека: к началу следствия по уголовному делу первый заместитель главы района имел квартиру, купленную на бюджетные средства, недостроенный коттедж, а его многочисленные двоюродные братья и троюродные племянники были пристроены на прибыльные должности. Смещение с поста благодетеля Хасана Исаевича могло означать потерю хлебного места для всех его сородичей. 

Исполнителей заказного убийства, задуманного Сайковым, найти оказалось несложно. 

По материалам дела видно, что Василий Иванович сразу определил на эту роль малознакомого ему Валерия Карабанова, в то время занимавшего должность начальника отделения вневедомственной охраны. До хозяина района не могли не доходить слухи о корыстолюбии и, мягко говоря, нечистоплотности сотрудника вкупе с карьерными амбициями. Карабанов потом на следствии сказал, что, когда соглашался на убийство, им больше руководил страх, но и вознаграждение было тоже значимым – как денежное, так и продвижение по службе. Зарплата 11-12 тысяч рублей в месяц его не устраивала. 

Василий Сайков на следствии признавался: «Я сказал Карабанову, что надо напугать или устранить Бабученко, помочь нам с Рамазановым, чтобы Бабученко знал своё место. Что и как делать, не уточнял. Обратился именно к Карабанову, потому что слышал, что он решает вопросы с теми, кто не понимает». 

В выборе киллера наёмник, похоже, не ошибся. По словам Сайкова, в ответ он услышал: «Вопрос будет решён». После чего Карабанов добавил, что Бабученко «зажрался, милиции не платит». 

Посредником между заказчиком и исполнителем стал их общий друг Сергей Журавлёв, стрелок военизированной охраны с богатым криминальным прошлым и большими связями в разных слоях общества. Ранее судимый алкоголик и свёл своего друга Васю с другим своим другом Валерой. 

В первой половине марта 2005 года вся компания – Сайков, Рамазанов, Карабанов и Журавлёв – встретилась в посёлке Мангутай в лодочном гараже на берегу Байкала. Там Журавлёв обычно привечал важных гостей. Это было накануне женского праздника, Василий Иванович до обеда прошёлся по магазинам, выбирая подарки жене и дочкам. К таким делам он, как хороший семьянин, подходил ответственно. К вечеру отправился с Рамазановым решать будничный вопрос – устранение Бабухи, как он называл своего противника. Договаривались об убийстве депутата в обычной деловой манере – за распитием спиртных напитков. Сайков поставил наёмникам срок до конца марта и выдал половину обещанного вознаграж­дения – пять тысяч долларов США. Такую же сумму пообещал заплатить, когда дело будет сделано. Узнать о смерти врага Сайков и Рамазанов должны были из сообщений в СМИ. 

Детальный план убийства Журавлёв и Карабанов разрабатывали самостоятельно. Сергей ездил в Байкальск на разведку местности, изучал распорядок дня и привычки жертвы, потом шёл к Валере на работу, и они обмозговывали каждую мелочь. 

29 марта вечером у Карабанова дома собрались родственники, отмечали день рождения сына. После чего отец именинника отправился «на службу». На автомобиле вневедомственной охраны Журавлёв и Карабанов подъехали к железнодорожному вокзалу. Оставив там машину, пешком прошли через лесок к дому Бабученко. Тот в это время всегда гулял с собакой. Вместе зашли в гараж, чтобы поговорить. «Слушаю вас внимательно», – вежливо пригласил к разговору своих собеседников хозяин гаража. «Привет тебе от дяди Васи», – ответил ему Журавлёв. А Карабанов приказал лечь на пол, вытащить всё из карманов и сделал два выстрела в упор в затылок жертвы из пистолета, снабжённого приспособлением для бесшумной стрельбы. Хотя с Бабученко у Валеры Карабанова были вообще-то приятельские отношения: предприниматель ставил свои объекты к нему под охрану и даже приглашал возглавить частное охранное агентство. 

Гараж убийцы закрыли на ключ, а сотовый телефон депутата положили на тропинку в лесу, чтобы подозрение пало на тех, кто его нашёл. Жена Бабученко была в то время в Москве, и именно она подняла ночью­ тревогу, когда, позвонив супругу, услышала пьяный голос, просивший вознаграждение за возврат найденного в лесу мобильника. Карабанов, по его словам, вернувшись домой, выпил водки и лёг спать, а в 7 утра, как обычно, был на работе – в кругу начальников служб слушал рапорт об убийстве. Позднее он рассказал, что свою часть вознаграждения потратил на стройматериалы – делал к дому пристрой. А Журавлёв купил на «премиальные» у брата старый УАЗ за 50 тысяч рублей. Своей жене Марине Карабанов пояснял, что не мог отказаться от поручения мэра – такая была ситуация. Журавлёв предупредил, что иначе с ним расправятся. И добавил: «Иного пути выбиться в люди у тебя всё равно нет». Сайков обещал позднее пристроить киллера на должность директора завода по розливу воды. Но карьера у Валеры и без того пошла хорошо: уже в августе 2005 года, через три месяца после выполнения заказа на убийство, Карабанов получил должность начальника Байкальского городского отдела милиции. 

В ходе предварительного следствия все трое обвиняемых много раз меняли позицию: то писали явки с повинной и делали под видеозапись в присутствии адвоката чистосердечные признания, то заявляли, что показания выбиты у них под физичес­ким и психологическим давлением. Особенно усердствовал с голодовками, заявлениями для прессы Василий Сайков. Было ясно, что все эти кульбиты с признаниями и отказами составляли способ защиты обвиняемых. Валерий Карабанов, как установил суд, на первой стадии следствия давал более полные и правдивые объяснения на допросах, очных ставках, проверке показаний на месте. Эти сведения и были положены в основу приговора, поскольку получены в соответствии с нормами процессуального закона и подтверждаются совокупностью других собранных по делу доказательств. После того как Журавлёв повесился в СИЗО (его задержали в состоянии тяжелейшего запоя), Карабанов стал выгораживать себя и ответственность за роковые выстрелы переложил на мёртвого друга, которому было уже всё равно. В конце предварительного следствия Валерий Владимирович пояснил свою тактику защиты: он давал показания так, чтобы они выглядели правдоподобными, признательными, но какие-то детали и обстоятельства опровергались бы другими доказательствами. Впоследствии в суде из-за таких противоречий в показаниях их достоверность могла быть поставлена под сомнение. Юрист по образованию, Карабанов прекрасно понимал: все со­мнения толкуются в пользу обвиняемого. 

Этот рассказ был бы неполным без портрета ещё одного героя судебной драмы – Александра Бабученко, о котором и сегодня вспоминают в Байкальске добрым словом. Карьеру он начинал с должности простого электрика на целлюлозном комбинате, а позже возглавлял администрацию города Байкальска. Из кресла первого в городе человека ушёл на коммерческую работу, но и здесь стремился влиять на развитие своего края, не оставлял попыток изменить жизнь земляков к лучшему. По всей видимости, Александр Бабученко был человеком справедливым. В ряды тех, кто старался, используя связи и власть, подгрести побольше под себя, он точно не входил. Об этом говорит и первопричина их с Сайковым конфликта. Мэр, едва успев занять кресло, дающее власть, вручил предпринимателю письмо с просьбой оказать району финансовую помощь, перечислить 400 тысяч рублей на счёт какой-то левой кавказской фирмы. Александр Бабученко, который никогда никому не отказывал в посильной помощи (в материалах дела множество тому подтверж­дений), был возмущён попыткой нового руководителя получить с него мзду для явно личных нужд. Также возмущали его и многочисленные нарушения законодательства при распределении земельных участков вокруг Байкала, завышение зарплаты приближённым мэра. 

Валерий Карабанов уверяет, что непричастен к убийству депутата

Василий Сайков на похороны неприятеля не пошёл. Он и здесь устроил скандал: высказался против погребения жертвы убийства в ограде церкви, потому что там, мол, могут лежать только святые. Хасан Рамазанов на мероприятии отметился. 

Ещё два преступных эпизода, рассмотренных областным судом в рамках этого громкого процесса, касаются Валерия Карабанова. Уже после убийства депутата повышенный в должности начальник городской милиции попытался организовать группу по сбыту героина, которого у него накопилось два килограмма. Торговать порошком, как запланировали они с Журавлёвым, должна была мелкая криминальная личность. Однако завязавший с наркотиками парень категорически отказался от такой «чести» – носить для начальника милиции каштаны из огня. В результате парня посадили в подвал заброшенного дома в Мангутае, связав скотчем. Переодели его в рыбацкую робу и резиновые тапочки и обещали утопить в озере, подстроив несчастный случай на воде. Молодому человеку удалось сбежать, пока Карабанов ездил отметиться на работе. Чудом избежавший смерти потерпевший и рассказал в УБОПе, как его мучители хвалились, что убили депутата Бабученко. 

Доказать вину убийц и воздать им по заслугам суд пытался трижды. Первый приговор, вынесенный обвиняемым в сентябре 2008 года, оказался оправдательным: Сайков, Рамазанов и Карабанов были признаны непричастными к инкриминируемым им преступлениям и освобождены из-под стражи. Однако Верховный суд России, рассмот­рев кассационное представление прокуратуры, отменил оправдательный вердикт, признав его необоснованным и незаконным. 

Вторая попытка добиться правосудия, предпринятая в апреле 2009 года, разбилась из-за демарша Сайкова, кинувшегося в бега, – дело пришлось приостановить. Известно, что экс-мэр Слюдянки пересёк границу России в июле 2009-го и на родину не возвращался. Поскольку преступление, которое вменяется Василию Сайкову, относится к категории особо тяжких, а международный розыск результатов пока не даёт, в октябре 2012 года судебное разбирательство возобновлено в отношении всех трёх обвиняемых. Василий Сайков приговорён к 12 годам строгого режима заочно. Наказанием для него стало также лишение судом специального звания «полковник милиции». Хасан Рамазанов, которого в зале суда поддерживали своим присутствием земляки, суровый приговор принял достойно. «Да, Ваша честь, мне всё понятно», – ответил Хасан Исаевич на вопрос судьи и протянул конвоиру руки для «браслетов». Зато Карабанов прямо в «клетке» устроил импровизированный митинг. «Легче осудить троих невиновных, чем наказать тех, кто сфальсифицировал дело!» – заявил бывший милиционер судье, поинтересовавшемуся, понятен ли ему приговор. Затем Валерий Карабанов обратился к вдове Александра Бабученко и торжественно поклялся, что не принимал участия в убийстве её мужа. «Бог вам судья!» – сказал он напоследок. А родственники осуждённых стали наперебой желать вдове пережить то, что пережили они сами. 

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Пресс-релизы
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector