издательская группа
Восточно-Сибирская правда

«Шанхайка», давай, до свидания!

Момент был настолько исторически значимым, что городские власти не начинали мероприятие, пока не собрались все журналисты. В начале двенадцатого часа первый гвоздодёр впился в крайний павильон того, что много лет занимало самый центр города и называлось общим термином «шанхайка», – стихийного вещевого рынка областного значения. Во вторник, 30 апреля, муниципалитет приступил к физическому уничтожению незаконных торговых площадей в треугольнике улиц Подгорной, Софьи Перовской и Байкальской.

Участок улицы Софьи Перовской уже несколько недель стоит пустынный и заброшенный, как автомобильный завод в Детройте. Двадцать лет здесь было не пройти не про­ехать от снующих торговцев, разносчиков китайского фаст-фуда, иркутян, приезжих, туристов, интуристов и вообще всех, кто находился в Иркутске постоянно или проездом. Утром в среду ветер вольно носил по пустой улице обрывки разноцветной упаковки, и компактная группа журналистов, стоявших вокруг представителя мэрии, была похожа на выездное заседание тоталитарной секты в криминогенном гетто. 

Наталья Сизых, начальник отдела наружной рекламы и нестационарной торговой сети комитета по экономике администрации Иркутска, в режиме блиц-опроса пообщалась с «Иркутским репортёром».

– Что здесь происходит?

– Сегодня начался окончательный демонтаж всех незаконно установленных павильонов. 

– Какими силами? 

– На сегодняшний день демонтаж осуществляется как силами собственников, так и администрацией города Иркутска. По факту проведённых мэрией работ будет составлена смета расходов, которая будет представлена к оплате всем собственникам павильонов. Привлечение экскаваторов или любой другой техники не планируется – все работы будут проводиться вручную муниципальной аварийно-спасательной службой. 

Количество рабочих будет изменяться по мере необходимости – приблизительно от трёх до пятнадцати. 

– Точное количество демонтируемых павильонов известно?

– Скажем так: более сорока штук. 

– Как к прекращению торговли отнеслись владельцы павильонов? 

– Им были вручены предписания. Сначала они испытывали недоумение, потом пришли к пониманию, и сегодня некоторые сами демонтируют свои павильоны, собственными силами. 

– Были владельцы, которые препятствовали закрытию, отказывались вывозить товар, грозились лечь здесь костьми?

– Я же говорю – сначала было недопонимание: «С какой стати, мы здесь двадцать лет работали!» Но, когда мы им объяснили, что они расположены здесь незаконно и незаконно осуществляют свою деятельность, а также их права и обязанности, они поняли свою ошибку и приняли предписание.

Рынок был закрыт окончательно в начале апреля. Но, по словам Натальи Сизых, и до этого владельцам павильонов неоднократно выдавались предписания и составлялись протоколы о незаконной торговле. Наконец городские власти более адресно занялись районом и пресек­ли всю деятельность барахолки одномоментно. Три недели владельцам самозахваченных торговых точек выделили на вывоз товара и демонтаж павильонов. За это время сами владельцы демонтировали всего три павильона по чётной стороне улицы Подгорной. 

– На территории «шанхайки» находились только незаконные торговцы? Или были единичные примеры тех, кто имел разрешительные документы? 

– Это муниципальная территория, на которой все павильоны ставились методом самозахвата земли. Ни один из них не имел никаких документов. 

– Мэрия предложила тем, кто здесь работал, какие-то новые места, может быть, отвела участки для торговли в других районах города?

– Нет, наоборот – те торговые цент­ры, у которых были свободные площади, сами им предложили свои услуги по предоставлению этих площадей. 

– То есть нельзя сказать, что вся «шанхайка» общим гуртом пере­едет на какое-то одно место?

– Нет, мы для этого какой-то новый рынок не создаём. На сегодняшний день на территории Иркутска достаточно много торговых центров различного формата и уровня, создавать ещё один нет никакой необходимости. 

– В течение какого времени будет произведён полный демонтаж на этой площади, уже известно? 

– Это будет зависеть от того, как оперативно будут проводиться работы. Но мы думаем, что за две недели, максимум за месяц, всё торговое оборудование будет разобрано и вывезено. 

– Кроме самого рынка на этой территории находится несколько зданий – дома, гостиница, что-то ещё… Какая судьба ожидает их?

– Все здания, строения, сооружения, находящиеся в частной собственности, администрация города трогать не будет. Если они пока надлежащим образом не оформлены – владельцы могут оформить свои права. Все точки, которые относятся к муниципальной собственности, геодезисты нам обозначили, на чужую территорию мы не лезем. 

– А вы проверяли, оформлены ли права на эти здания надлежащим образом прямо сейчас? 

– Вопросы по проверке зданий лучше задавать полиции – мы этим не занимаемся. У нас нет полномочий заходить на частную территорию и проводить проверки. Мы работаем только на территории муниципальной собственности. Но те структуры, в функции которых эти проверки входят, будут их проводить. Дома по улицам Софьи Перовской, Борцов Революции и Подгорной находятся в частной собственности. Но если на месте жилого дома появилась гостиница или торговый центр – в этом ещё предстоит разобраться. Их будут приводить либо в надлежащее состояние, либо в соответствие документам. 

– И что здесь планируется сделать в дальнейшем?

– Сразу скажу: здесь ничего строиться не будет! Сначала будет произведено благоустройство. По факту, когда всю территорию разберут и очистят, можно будет сделать какой-то план. Пока здесь есть какие-то строения, трудно понять, как это будет выглядеть в дальнейшем. Утверждённых планов ещё нет: может быть, будет парковка, может быть – газон. Но это будет территория, свободная от строений. 

«Аварийщики» числом до пяти человек неторопливо курочат угловой павильон – демонтаж начался с острого угла «шанхайки», где сходятся улицы Подгорная и Софьи Перовской. Из специнвентаря – одни гвоздодёры. Тем временем внутри этого «бермудского треугольника» течёт своя вялая жизнь. Хотя работникам рынка было предоставлено более трёх недель на «самовывоз», часть магазинчиков ещё стоят закрытыми на навесные замки, а сквозь витрины виден не вывезенный товар. Пустует в лучшем случае половина открытых павильонов. В остальных товар как был выставлен на продажу, так и стоит на виду, разве что накрыт полотнищами ткани.

Торговцы лениво упаковывают ширпотреб в сумки, с готовностью бросая это монотонное занятие и вступая в беседу.

– Жаль уезжать, да, жалко, – с сильным акцентом говорит кто-то старший, распоряжающийся рядовыми продавцами при помощи коротких команд. – Нам предложили ехать на Покровский рынок, он большой, места много, хорошо, – словно уговаривает он сам себя.

– Маршрутку пустили, – подсказывает кто-то из подчинённых, на что старший отдаёт очередной непонятный приказ, и рабочий возвращается к товару. Он продолжает:

– Маршрутку пустили, да, бесплатную…

Рядом с недовольным лицом бродит кругами кто-то из представителей утерявшей власть администрации рынка. Если раньше охрана «шанхайки» жёстко пресекала попытки журналистов делать на территории рынка фотографии, то теперь они не знают, как реагировать. Администратор безмолвно преследует «Иркутского репортёра» по мрачным закуткам «шанхайки», выглядывая из-за углов прилавков, как Джек Потрошитель. Наконец он не выдерживает и звонит кому-то по сотовому:

– Тут папарацци бродят, всё снимают, что делать? 

Видимо, не получив внятных инструций, он решительным шагом направляется к корреспондентам, но, подойдя, тушуется и выдавливает лишь одну фразу:

– Здесь съёмки запрещены. Нужно получить разрешение администрации. 

– А мы и находимся здесь с разрешения адмиминистрации. Города Иркутска, – отвечают журналис­ты расслабленно. – Это ведь муниципальная земля…

Администратор морщится, мучительно думает и ограничивается полумерами:

– Вы же уже поснимали? Ну и достаточно. Давайте не будем ссориться – мне нужно запереть периметр, чтобы никто не мешал проведению работ.

В дальнем углу с грохотом рушится перекрытие первого демонтируемого павильона… Так бесславно заканчивается целая эпоха города – эпоха «шанхайки», которую знали все, и все здесь бывали. Город неуклонно встаёт на рельсы цивилизованной торговли и двигается по ним в цивилизованное капиталистическое будущее. 

Бывшая всесильная охрана «шанхайки» печальна и немногословна. Сейчас они охраняют только один вход – со стороны Байкальской. Как рассказал один из них, на охране оставили всего троих человек из агентства «Кодекс». О дальнейшей судьбе охранного корпуса незаконного рынка он отзывается философски:

– У нас есть основная работа, это – всего лишь подработка. Уберут отсюда – перекинут на другие объекты. Без работы не останемся. 

Основную власть на рынке сейчас захватил передвижной пост ППС, усиленный работниками ГИБДД. Полиция несёт здесь двенадцатичасовую вахту – с восьми утра до восьми вечера. По словам постовых, происшествий на территории рынка или попыток мародёрства за время несения службы не зафиксировано. 

Тем временем в понедельник работа по демонтажу сильно не продвинулась. Продолжается разборка павильонов на углу улиц Подгорной и Софьи Перовской. За это время бригада ликвидаторов приступила к демонтажу лишь первых десяти павильонов, да и у тех только разбирают облицовку фасада. 

Читайте также
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector