издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Четыре чистки Ивана Купалы

Самые массовые и масштабные за почти два десятка лет существования празднования языческого Ивана Купалы, Купальле-2014, провели в этом году в области представители белорусской общины. Мероприятия впервые проходили одновременно в двух местах. От полутора до двух тысяч человек собрались в Баяндаевском районе, куда на праздник съехались жители сёл Ахины, Лидинск и Тургеневка – у них Купальле совпал с Днём села. А «Иркутский репортёр» побывал под Иркутском, где на 46 километре Байкальского тракта, на заливе Ангары, собралось около трёхсот человек, чтобы пройти четыре очищения Ивана Купалы – воздухом, огнём, водой и травами.

Воинственное женское начало

Гарные парубки и дивчины в вышиванках выходили на поляну и чинно рассаживались у костров. Хотя стоп, какие «парубки», «дивчины», «вышиванки»?! Это что-то из украинского национального лексикона. В самом деле, а что мы знаем о братской белорусской культуре, кроме того, что драники – отличная еда, а в Белоруссии батька Лукашенко уже построил коммунизм в отдельно взятой стране? Отчасти для того, чтобы преодолеть пропасть между белорусским селом и русской деревней, на древней бурятской земле и был устроен этот праздник. Белорусская община была открыта для культурного обмена – организаторы праздника, активисты региональной общественной организации «Иркутское товарищество белорусской культуры имени Яна Черского», отмечают, что в ночь на Ивана Купалу к ним приезжает всё больше людей, непосредственно с белорусской диаспорой никак не связанных, просто посмотреть, поучаствовать, познакомиться. 

И этническая, и языческая, и культурные составляющие мероприятия сразу бросались в глаза. Это фестиваль бардовской песни ничем внешне не отличается от обычного пикника, а на Купальле большинство приезжали в национальных вышитых вручную костюмах, на поляне высился не просто типовой «пионерский костёр» – столб, установленный в центре, венчал венок-колесо, символизирующий цикличность природы. 

На рассвете Купалинка отправляет венок по реке. А после этого начинается купание – последнее, водное очищение от сил зла

О том, что в природе первично женское начало, на этом празднике недвусмысленно напоминало всё. Начался он с женского хоровода трёх возрастов, в котором мужикам было не место. Стоило нескольким парням замешкаться и попасть в центр хоровода, как со всех сторон понеслось:

– Девочки, замыкаем круг! Мужчины, вон из круга! Нечего вам в нашем круге делать! Пока…

Хлопчики косолапо ретировались подальше от женского начала, торжествующего в природе в эту ночь, тем более что «пока» слегка обнадёживало. Женское кокетливое начало проглядывало даже в характере хоровода. Вызванных в круг старушек оказалось абсолютное меньшинство, зато когда в него пригласили представительниц средней возрастной группы, круг сломался – молодыми оказались все. Под напев «молодёжь здесь скачет, пляшет» отплясывали полным составом. Языческий праздник, привязанный к сельскохозяйственному циклу и приходящийся на летний отдых между окончанием пахоты и началом сбора урожая, был посвящён плодородию и деторождению, поэтому как добрые, так и злые силы природы олицетворяли женщины – ведьмы, русалки, весталки, хранительницы очага.

Поиски цветка папоротника в полной темноте как залог крепкой семьи 

Купальле на иркутской земле проходил в этом году уже девятнадцатый раз подряд. К какому-то одному месту этот праздник никак не привязан – главное, чтобы это было в лесу, на поляне и у реки. До этого местные белорусы проводили аналогичные обряды на Олхе, на Иркуте, в Тургеневке… Два праздника одновременно проводились потому, что организационно оказалось сложным собрать всех желающих принять участие в одном месте. Представители Иркутского товарищества белорусской культуры затруднились численно оценить количество своих активных участников и приверженцев. 

– Наша разведка сообщает о пятидесяти тысячах белорусов, которые проживают в Иркутской области, – со сдержанной гордостью рассказала председатель товарищества Алёна Сипакова. – В своё время, больше ста лет назад, сюда, в этот регион, переселились более 600 тысяч жителей Белоруссии. Дома они продолжают придерживаться своей национальной культуры. Другое дело, что к какой-то коллективизации они не стремятся. Поэтому здесь, конечно, не все.

Праздничному постоянно пытались помешать «злые силы»

Купальле – один из двух больших белорусских праздников, которые массово празднуются в Иркутской области. Второй – Коляды, отмечаемый седьмого января, много лет подряд на него приезжают творческие национальные коллективы из Минска. Коляды – более камерный праздник, который в разные годы проводился в Доме актёра, в филармонии, в музыкальном училище. На Ивана Купалу только под Иркутском собралось около трёхсот человек, хотя изначально ожидалось всего полторы сотни, – оказалось очень много гостей, в том числе гостей, приглашённых гостями. В Баяндаевском районе, по самым приблизительным подсчётам, собралось не менее тысячи семисот человек.

– У нас в Тургеневке уже есть своё отделение, планируется организовать ещё одно в Ахинах, – объясняют активистки белорусского товарищества. – И туда ездят представители областной организации, чтобы поддержать традиции, показать, как правильно проводить обряды. Они попросили помочь сделать обряд наиболее приближенным к традициям, чтобы впоследствии проводить его самим правильно. 

Парадокс, почему городские учат деревенских, как правильно отмечать национальные праздники, связанные с сельскохозяйственным циклом, объясняется довольно просто и логично. Древние традиции проведения Купальле долгое время сохранялись благодаря крестьянству, так как именно деревенских жителей переселяли в Иркутскую область и они жили обособленно в своей культурной среде, достаточно закрытой от внешних влияний. Но в 1950-х годах началось разрушение сельского уклада жизни, молодёжь стала мигрировать в ближайшие города. 

– Мы в прошлые выходные были в Марининске Заларинского района, деревне, основанной белорусами более ста лет назад, и там даже на въезде сразу видно, что традиции отмирают, – рассказывает Алёна. – Есть работники Домов культуры, «клубники», которые пытаются что-то сделать, но они не местные жители, сами приехали по распределению в восьмидесятых годах, не знают традиций и просят нас, городских жителей, реанимировать старые обряды в их историческом виде. 

Купальле проводится ежегодно по одному сценарию – есть атрибуты, сохраняющиеся белорусами во всём мире. Обязательно присутствие венков, костёр, празднование в течение суток летнего солнцестояния начиная с наступления самой короткой ночи в году. Праздник включает в себя пение национальных песен, хороводы и игры, основной смысл которых состоит в поиске своей пары. Поэтому среди игр преобладают парные, а смысл танцев – в постоянной смене партнёра, чтобы познакомить как можно больше разнополых людей между собой.

Организаторы праздника вполне откровенно объяснили, что это праздник прежде всего молодых девушек, присматривающих себе спутников жизни. Один из основных обрядов – поиск цветка папоротника в тёмном лесу с факелами, смысл которого в том, что выполнение трудных заданий в экстремальных условиях пересечённой местности сближает пару и учит помогать друг другу. 

– Сейчас, в XXI веке, мы уже с научной точки зрения можем объяснить эту народную мудрость: за короткое время, в течение одного праздника, образуется пара, которой нужно какое-то связующее начало. И они ищут какой-то предмет в темноте, без дополнительного освещения. Им потребуются слаженность, взаимодействие, то есть налицо достижение гармонии именно в паре, в каких-то совместных действиях, преодолении трудностей сообща, – объясняет Алена. – Всё то, что потребуется в семейной жизни. 

Пройти сквозь браму 

Тем временем на поляне стремительно темнело. От разбросанных по периметру в кустах палаток неслось протяжное пение в стиле этно. Активистки построили пары на поляне, и праздник начался прохождением через браму – ворота в чистом поле, сплетённые из цветущих веток. Пройдя через ворота, где их встречала главное действующее лицо Купалинка, пары снова разделились – мужчинам нашлось применение в разжигании огня, а женщины тем временем вокруг водили хоровод, подбадривали и мотивировали. Огонь необходимо было добыть дедовским способом, у участников не получалось, и уже раздавались пораженческие голоса: «Кто курит? Дайте спички!» Однако хлопчики справились – обошлись трутом и огнивом, высекли искру и тем соблюли вековую традицию. 

Огонь взметнулся к колесу, главному венку на этом празднике. Венки были на всех женщинах. Про этот атрибут «Иркутскому репортёру» рассказали особо. Плели венки женщины в своём кругу – кругу женской силы, куда мужчины не допускались. При плетении существует запрет на отдельные цветы, но на какие, осталось тайной. Есть также тайные обряды, как срезать и срывать разные цветы – говорят, некоторые вообще нужно срывать только зубами. К плетению символа семьи и плодородия также не допускались вдовы и девушки, не достигшие определённого возраста. 

Вся суть празднования Ивана Купалы
в поиске себе пары

Отдельные цветы в венке собственного смысла не имеют, как в японской икебане, например. Но во время сбора цветов некоторым из них пелись определённые песни. Так, браткам пелась легенда про девушку, полюбившую двух парней и родившую двух детей. Главное – чем богаче разнотравье в венке, тем искуснее считалась девушка. 

– Здесь всё имеет значение. Девушки за день до Купальле плели венки, ходили по деревне, забрасывали их на крыши неженатым парням, – комментирует происходящее Алёна. – И костёр парни не просто собирали из брёвен, а заранее приносили на поляну какие-то старые вещи, их сжигали как символ очищения и готовности к новой жизни. 

Всю ночь люди пели, плясали, боялись нечистой силы, потому что для них она не была каким-то литературным образом – они жили рядом с силами природы: домовыми, русалками, лесовиками. А на рассвете встречали восход солнца как победу над злыми силами. Обряд заканчивался тем, что венки опускали в реку.

Мужчины на празднике должны зажечь обрядовый костёр дедовским способом – трутом и огнивом…

С каждым годом на обряд приезжает всё больше людей. Как отметили организаторы, больше половины на этот праздник приехали впервые. 

– Сейчас женщина позвонила, спросила, во сколько зажигают костёр. Я ей говорю: «В одиннадцать». Она отвечает: «Я успею, я целый год ждала». А едет с Ангасолки. И это при том, что она не член организации и не белоруска. Много парней приехало за девушками – их не пугает отказ от алкоголя, от курения на поляне, они надели белорусские рубахи. Приехали знакомиться. 

Белорусская Мадонна. На Купальле приезжали семьями, со стариками и маленькими детьми

До рассвета продолжался разгул нечистой силы, с которым боролись очищением огнём, прыгая через костёр, очищением травами, когда готовится взвар из двенадцати трав. Очищение воздухом символизировал вообще весь праздник на открытом воздухе – то, что сейчас называется модным словом «open-air». И на рассвете, в пять часов утра, Купалинка повела немногочисленных доживших до этого момента опускать венки в Ангару и проходить последнее очищение – водой. 

Правда, массового традиционного купания не получилось – всего несколько человек решились окунуться в далеко не пляжной температуры воду Ангары. Всё-таки резко континентальный климат не совсем подходит для точного следования обрядам средней полосы России. 

Читайте также
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector