издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Тайны гигантского рубина

Статья живёт до следующего выпуска газеты. Сообщение о задержании трёх дельцов подпольного рынка драгоценных камней и металлов, которые попались на продаже трёхкилограммового рубина, появилось в СМИ в середине февраля этого года, мелькнуло и забылось. Но всю весну «Иркутский репортёр» пытался узнать предысторию появления камня в Иркутске и что с ним будет в дальнейшем. Выяснить какие-то подробности этого громко прозвучавшего случая и тихо длящегося уголовного дела удалось только сейчас, когда после серии экспертиз установлено, что это за камень и какую он представляет ценность. Но даже сегодня непонятно, кто его законный владелец и куда он будет направлен из хранилища вещественных доказательств. Уголовное дело на данный момент ещё не закрыто.

Шли за золотом и сапфирами – пришли к рубину

В начале февраля оперативным сотрудникам Управления экономической безопасности и противодействия коррупции стало известно, что трое граждан пытаются продать некие драгоценные камни и металлы. Впоследствии выяснилось, что один был жителем областного центра, второй проживал в Бурятии, хотя прописку также имел иркутскую, а третий оказался братчанином. Откуда и от кого конкретно появилась оперативная информация – не раскрывается, но один из сотрудников Главного следственного управления  МВД России по Иркутской области объяснил механизм получения подобной информации:

– Знаете путь распространения наркотиков? Есть крупные поставщики, есть мелкооптовые наркоторговцы, есть те, кто торгует в розницу, а у них имеются свои «бегунки», которые находят покупателей. На рынке нелегального оборота драгоценностей система примерно такая же. Это узкий круг людей, которые друг друга хорошо знают и в среде которых сообщения о покупке или продаже расходятся очень быстро. Поэтому понятно, что те, кто продавал драгоценности, на улицах их не предлагали и объявлений «бегущей строкой» на телеканалах не заказывали. Вести передавались «по цепочке», в личном общении. Причём на этом рынке предложения могли быть как о нелегальной продаже, так и о вполне законной торговле. Первичная информация о продаже рубина исходила от людей, которые никак не были связаны напрямую с теми, кто его продавал, поэтому всё было недоказуемо и ненаказуемо. Выяснить законность этой сделки можно было только с помощью оперативно-розыскных мероприятий, непосредственно приняв участие в сделке. 

Так информация о новом предложении на рынке достигла низового звена мелких перекупщиков и от них ушла к оперативникам. Причём изначально было известно только, что некие люди предлагают купить у них партию технического золота в виде самородков, предположительно похищенного на местных золотодобывающих приисках, и несколько сапфиров. 

Уже потом следствие выяснило, что у самих продавцов не было прямого доступа ни к золотым приискам, ни к добыче драгоценных камней – они лишь выступали посредниками в их продаже. 

Но когда оперативники, пришедшие на предварительную встречу с продавцами, разговорились с ними, прозвучало новое предложение: «Если есть достаточно наличных средств и вы заинтересованы в этом, то мы можем вас удивить, предложить кое-что покрупнее. У нас есть рубин весом три килограмма». Необычное предложение «по принципу поглощения большего меньшим» сразу стало приоритетным для оперативников, и дальнейшие переговоры касались уже только приобретения рубина. 

– Золота и сапфиров мы не видели, так как до переговоров о продаже этой партии дело не дошло. Было понятно, что в ходе оперативно-розыскных мероприятий реализовать сразу всё мы не сможем, поэтому в переговорах мы переориентировались и в дальнейшем речь шла о приобретении именно рубина, – рассказал оперативник, занимавшийся разработкой продавцов. – Если бы мы сосредоточились на золоте и сапфирах, рубин даже не увидели бы и впоследствии он был бы потерян для следствия. У нас было несколько встреч, на которых решались организационные моменты – сколько стоит, как будет осуществлена передача.

Сумма, которую озвучили продавцы, была заявлена в долларах. После небольшого торга цену удалось сбить до 100 миллионов в отечественной валюте. Сделку назначили на четверг, 13 февраля, в одной из небольших гостиниц в центре города, где специально для этого троица владельцев сокровищ сняла на день номер на втором этаже – в самом конце коридора, у лестницы. 

– Мы не подавали никаких заранее оговорённых сигналов, но СОБР ворвался в номер очень вовремя – условия сделки уже были озвучены, а рубин лежал между нами на журнальном столике, – рассказывает оперативный сотрудник, непосредственно принимавший участие в сделке под видом покупателя. – Как впоследствии оказалось, один из продавцов драгоценностей в прошлом был сотрудником правоохранительных органов, но в данный момент не только в отставке, но и на пенсии. Он, как мы полагаем, до совершения сделки консультировал своих подельников на предмет правовых аспектов этой сделки, так как они на допросах были убеждены, что не совершили ничего плохого, криминального. Но в момент задержания сработал эффект неожиданности – сами понимаете, спецназ врывается молниеносно, их положили лицом в пол, они вообще никак отреагировать не успели. И если двое «сохраняли лицо», то есть довольно спокойно после первого потрясения отвечали на вопросы, кто они, зачем сюда пришли, то третий из продавцов совсем «потерялся», находился в шоковом состоянии и повторял только одну фразу: «Я ничего не знаю, я ничего не буду говорить…»

Роман с камнем 

«По этому камню нужно учить студентов-геологов!!!» – восхищались «представленным на исследование образцом горной породы» эксперты-геммологи Гохрана…

К задержанию продавцов рубина готовились не только силовыми методами. У следственной группы ещё до встречи продавцов с «покупателями» была предварительная договорённость со специалистами НИ ИрГТУ о проведении первичной экспертизы. 

– Мы не могли возбудить уголовное дело, не зная, что из себя представляет камень, – пояснили «Иркутскому репортёру» в Главном следственном управлении областного МВД. – Сразу после задержания подозреваемых камень был отправлен на геммологическую экспертизу специалистам, которые дали заключение, что это действительно драгоценный камень рубин, точный вес образца, предоставленного на исследование, – 3 килограмма 181,87 грамма. 

На основании этих данных было возбуждено уголовное дело по статье 191, части 2 – незаконный оборот драгоценных металлов, природных драгоценных камней или жемчуга, совершённый группой лиц по предварительному сговору. Для того чтобы определить точную стоимость и вообще принадлежность рубина к драгоценным камням, его направили в Москву, к специалистам Гохрана на повторную комиссионную экспертизу, а следствие занялось выяснением личностей задержанных и обстоятельств получения ими рубина.

С выяснением личностей никаких проблем не возникло. Все трое оказались людьми с высшим образованием, никак не связанным с геологией. На момент задержания они также формально были никак не связаны с рынком драгоценных камней и металлов. Один из них был пенсионером, второй числился частным предпринимателем, занимающимся обычным безликим бизнесом в стиле «купить-перепродать». Торговал он всем, что попадётся под руку, – продуктами, лесом, занимался организацией туризма. А третий и вовсе оказался экстрасенсом – в доказательство своих необычных способностей он предоставил сертификат, где говорилось, что он прошёл посвящение на первую ступень и теперь может заниматься поиском людей.

– Мы ещё смеялись между собой: может, он и золото таким образом нашёл? – иронично прокомментировали следователи Следственного управления.

Ни один из троицы торговцев сокровищами никогда до этого в поле зрения правоохранительных органов не попадал, на учёте не состоял, не имел судимости, и вообще они были совершенно законопослушными гражданами. Однако в ходе следствия выяснилось, что мужчины много лет были активными участниками рынка нелегальной продажи драгоценных камней и металлов и в этом разбирались профессионально – отслеживали котировки, интересовались аукционами по продаже местных месторождений, со знанием дела говорили о тенденциях купли-продажи и уровне спроса-предложения.

– Выяснилось, что они пристально следили за месторождениями в Иркутской области и Республике Бурятия, занимались привлечением инвестиций в эту сферу с целью извлечения прибыли, – прокомментировали в Следственном управлении ГУВД. – Но и в связи с этой деятельностью они никогда не попадали в поле зрения правоохранительных органов. 

В ходе допросов выяснилось, что средства от продажи рубина мужчины планировали направить на приобретение одного из золотоносных месторождений на территории Иркутской области. Однако это осталось только на словах – выяснилось, что на сайтах, которые проводят подобные торги, продавцы зарегистрированы не были и с заявками к организаторам конкурсов не обращались.  

Однако когда дело доходило до истории с рубином, все трое закрывались в себе и предпочитали говорить скупо и лаконично. Например, следствие до сих пор не располагает точными данными о том, от кого к ним попал камень и откуда этот неизвестный его получил. На этот счёт задержанные отделались не-многословными объяснениями, что редкий камень – это личный подарок от одного из их приятелей, бизнесмена из-за границы. Они отказались озвучить даже, за что именно тот сделал такой роскошный подарок. Известно, что в Россию он пришёл не напрямую из Танзании и вообще Африки, а транзитом через несколько стран, появившись в Москве с территории Западной Европы, и только оттуда был переслан Почтой России в Иркутскую область в обычной посылке.  

«Камень уникальный, но не драгоценный…»

К захвату продавцов рубина были привлечены силовики

Вскоре были получены данные экспертизы Гохрана: «Предоставленный на исследование образец горной породы не может быть отнесён к категории драгоценных камней и представляет собой образец цоизит-корундовой породы». Место добычи образца – одно из месторождений Танзании. Однако по своему природному происхождению, уточнили эксперты Гохрана, камень уникален и является готовым экспонатом для музея. Более того, по предыдущему ГОСТ, который недавно изменился в некоторых деталях и оценках, этот камень был бы одно-значно признан драгоценным. 

Эти данные вызвали у следствия сомнения в ценности камня и, как следствие, противоречия в квалификации этого уголовного дела, поэтому трёхкилограммовое вещественное доказательство было направлено на повторную, уже третью геммологическую экспертизу в экспертно-криминалистический центр ГУ МВД в Москву. Предмет экспертизы и вопросы перед экспертами были поставлены те же самые – что представляет собой образец горной породы и относится ли он к категории драгоценных камней. 

В середине лета иркутским следователям пришёл ответ – эксперты ЭКЦ МВД России подтвердили, что камень является корундом, частично окаймлённым вмещающей породой, состоящей из цоизита, роговой обманки, и представляет собой цоизит-корундовую породу. 

– В любом случае, состав умышленного преступления в действиях подозреваемых есть, – объяснили «Иркутскому репортёру» сотрудники Главного следственного управления. – Однако сейчас статья 191, скорее всего, будет заменена на другую, поскольку камень не может быть отнесён к категории драгоценных. Вот над квалификацией этого преступления мы и работаем в данный момент. Собираются дополнительные доказательства, анализируются, принимаются процессуальные решения. Задержанные всё равно понесут уголовную ответственность – по данному виду преступлений предусмотрено лишение свободы. Поскольку новую статью им ещё не вменили, озвучить эту информацию мы не можем – это тайна следствия. 

Задержанные были освобождены спустя 48 часов, так как на время следствия 191 статья не предусматривает заключение обвиняемых под стражу. Сейчас они находятся в Иркутске на подписке о невыезде и надлежащем поведении, прилежно являются по повесткам и вызовам, активно участвуют в следственных действиях и чувствуют себя довольно уверенно. 

Самую большую загадку представляет дальнейшая судьба камня. Сейчас он содержится в камере хранения вещественных доказательств, упакованный и опечатанный. Как признают в Следственном управлении, с одной стороны, продавцы камня не смогли представить убедительных доказательств прав, законных оснований на владение этим раритетом – те документы, на которые они ссылаются, вызывают у следствия сомнения. С другой – они и не обязаны доказывать, что камень принадлежит им. Доказать, что он получен незаконно, должно само следствие. Сейчас камень признан вещественным доказательством, и только суд может решить, оставить его государству или вернуть фигурантам уголовного дела.

Читайте также
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector