издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Двадцать лет спустя

Благодаря въедливости и дотошности молодого оперуполномоченного уголовного розыска межмуниципального отдела МВД России «Боханский» удалось раскрыть убийство, которое произошло более 22 лет назад. Весной 1992 года в селе Булык пропал человек, один из работников местного колхоза. Тогда отрабатывались различные версии, в том числе и насильственная смерть, но оперативно-розыскные мероприятия никакого результата не дали. Дело попало в категорию «глухарей». Всё это время убийца жил в соседнем селе. Так было до тех пор, пока год назад из местного ГИБДД не перевёлся в уголовный розыск Боханского межмуниципального отдела полиции новый сотрудник Джамбул Архинчеев.

 В селе всё всегда на виду. Ещё мальчишкой Джамбул слышал эту историю – и про коварного соблазнителя, который «поимел всех женщин в Булыке», и про неверную жену, и про обманутого мужа. Говорили об этом глухо, но история была из тех, про которые «все что-то знали». Став оперативником уголовного розыска, он решил выяснить её до конца. 

Изначально известно было не-­ многое – после зарплаты, которую по тем тяжёлым временам выдали водкой, в Булыке праздновали приближающееся Восьмое марта. В доме Голиковых собралась компания мужиков, работавших водителями и механизаторами в колхозе. После праздника домой не вернулся некто Василий Матёнов. Тогда многие шептались, что хоть у Голиковых никакого конфликта и не было, но один из механизаторов, Виктор Ф., заподозрил свою жену в измене – вроде как она ушла с гулянки с этим Василием. После этого мужчина ушёл домой. А на следующий день Василий пропал.

Сейчас по сводкам проходит информация, что убийство молодому оперу удалось раскрыть в результате «оперативно-следственных мероприятий», но на деле всё происходило гораздо прозаичнее – он пришёл к подозреваемому и долго с ним разговаривал по душам. В конце концов 59-летний житель села Бурят-Янгуты сказал: «Да, я это сделал, и не жалею. Так бы поступил на моём месте любой нормальный мужик». И рассказал отсутствующую часть истории.

7 марта 1992 года в колхозе каждому работнику выдали по бутылке водки в честь приближающегося женского праздника. Несколько мужиков скинулись «зарплатой» и собрались в доме своего коллеги Голикова. Там были Виктор с женой Марией и тот самый Василий. Впоследствии участники гулянки вспоминали, что выпивший Василий вёл себя вызывающе, в частности, хвастался перед всеми, что он «поимел всех женщин в деревне», остались «неоприходованными»  всего две, одной из которых была жена Виктора Мария. Виктору это не понравилось, и, чтобы не создавать условий для флирта, он на руках отнёс к этому времени сильно захмелевшую жену домой. После этого вернулся к Голиковым и продолжил праздновать. 

Следователи собирали истлевшее тело по частям

А чуть позднее, когда неприятная ситуация уже забылась, во двор зашёл некий мужик и попросил помощи – у него на дороге заглохла машина, гружённая яблоками, которые он вёз на продажу в Осинский район. Мужик боялся, что яблоки перемёрзнут на весеннем морозе, и просил помочь ему завести машину. Среди вызвавшихся был Виктор – ему, механизатору, сам бог велел разобраться с поломкой. А когда спасательная бригада вернулась обратно в дом Голиковых, Василия за столом уже не было. 

Как в душевной беседе рассказал Джамбулу Виктор, его словно изнутри что-то толкнуло – он заподозрил неладное и поспешил домой. Там подтвердились его худшие подозрения – пьяная жена спала, а невдалеке, у холодильника, сидел Василий, навалившийся на стол и, как был уверен Виктор, «притворявшийся спящим». Чтобы опозорить подлого приятеля, Виктор ножом разрезал сзади на мужчине штаны, волоком вытащил во двор и сбросил с крыльца. Тот встал и, придерживая спадающее бельё руками, стал угрожать Виктору, что спокойной жизни ему не даст. 

И на следующий день приступил к исполнению угрозы. Около десяти утра, когда Виктор был один дома, тот заявился к нему, улёгся на кровать и стал говорить, что семье лучше уехать из села, что жить рядом он им не позволит. О случившемся далее Виктор дал следующие показания: «Лёжа на кровати, Вася что-то говорил мне, угрожал, это меня сильно раздражало. Я вышел в сени, взял колун, подошёл к кровати и стукнул его в височную часть головы. От удара кровь струёй полилась на стены». 

Придя в себя от первого гнева, Виктор подумал и решил скрыть следы преступления. Тело он завернул в одеяло, колун сжёг в печи, а стены решил выбелить заново. После этого вечером оттащил тело в сарай и расчленил его с помощью ножовки по металлу. Останки разложил в два мешка и увёз на детских санках за село Булык на территорию зерно­хранилища. Там сбросил его в подземный металлический бункер для технических отходов переработки зерна. И постарался об этом забыть.

Но об убийстве знала жена, с которой он вскоре развёлся, и ещё два человека – 18-летний племянник, живший тогда с ними, и приятель Миша П. Видимо, от них по селу и поползли слухи. До тех пор, пока их не решил проверить молодой опер Джамбул.

Как рассказал сотрудник пресс-службы ГУВД Артём Иванов, в содеянном Виктор полностью раскаялся только на листах своих признательных показаний. А Джамбулу сказал: «Я ни о чём не жалею. Я должен был так поступить, как настоящий мужчина». Дело было передано в Следственное управление Следственного комитета РФ по Иркутской области, но там решили, что «за истечением сроков давности преступления возбуждение и расследование уголовного дела следственными органами не планируется». 

Читайте также
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector