издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Остановить инфаркт «на бегу»

Сердечно-сосудистые заболевания по-прежнему остаются наиболее частой причиной смерти в нашей стране. Более того – инфаркты значительно помолодели, они бьют даже по 30-летним молодым людям. В августе этого года в Иркутске появился аппарат, который, по меткому определению врачей, позволяет остановить инфаркт «на бегу», тем самым избавляя человека от призрака грозящей инвалидности. Наш корреспондент отправился в Иркутскую областную клиническую больницу, чтобы увидеть чудо-аппарат собственными глазами.

Рентген прошивает объект или, другими словами, пациента

63 миллиона рублей – это не просто региональные бюджетные деньги. Это десятки и сотни спасённых человеческих жизней. Новый ангиографический комплекс позволяет и увеличить количество пациентов, и сделать более качественной медицинскую помощь.

Первый ангиографический аппарат проработал 15 лет.

– Когда машина дённо и нощно работает 15 лет, что с ней происходит? – задаёт нам вопрос Александр Квашин, заведующий отделением рентгенохирургических методов диагностики и лечения Иркутской областной клинической больницы, кандидат медицинских наук.

– Усталость металла?

– Да там всё устаёт! Техника просто изжила себя и технически, и физически, и морально. К тому же ничто не стоит на месте, за эти 15 лет как прыгнуло развитие медицинской техники? До сумасшествия просто! Каждые три года нам выдают новую систему, и мы закупили то, что на конец 2013 года было вершиной всей рентгенологической науки и техники, в частности ангио-графии. Потому что здесь всё присутствует – и 3D-графика, и КТ, и ультразвук, и инвазивные замеры давления. С помощью контрольного ультразвука, который есть в этом ангиографе, можно проверить, насколько качественно имплантирован стент, как плотно он прилегает, полностью ли закрывает бляшку. Словом, в комплексе есть всё для со-временного доктора, который работает в этом направлении, это самые современные технологии, которыми пользуются в мировой сосудистой хирургии, и теперь они доступны в Иркутске.

На сегодня в областной больнице два ангиографических комплекса. На каждую машину запланировано по 10 человек. 20 человек плановых пациентов + экстренные больные. Поэтому в день обслуживается порядка 30 пациентов. И отделение рентгенохирургических методов, диагностики и лечения работает в режиме 7/24, то есть семь дней в неделю и 24 часа в сутки. Больных в экстренном порядке также поступает достаточно, это и травмы, острый инфаркт миокарда, и легочные кровотечения.

– Поэтому моя команда врачей и их помощников находится в отделении постоянно и оказывает посильную помощь. Чтобы не потерять никого, – глубокомысленно замечает Александр Квашин.

– Сколько лет вы заведуете этим замечательным отделением?

– 14 лет, и 32 года работаю рентгенологом. И то, что отделение рентгенохирургических методов, диагностики, лечения и интервеционной радиологии замечательное, – это правда. И не только замечательное, но и отличительное. Потому что всё, что здесь делается, делается на самом острие современной науки и техники. Все вмешательства мы выполняем под контролем рентген-лучей. И это направление сегодня развивается настолько интенсивно, как ни одно направление в медицине доселе не развивалось. А благодаря чему? Благодаря Господу Богу! Вы не смейтесь! Как мы можем зайти в сердце, во все сосуды, которые от него идут и к нему возвращаются? Не давая никаких наркозов, ничего, просто под местным обезболиванием? Так вот, Господь нас с вами сконструировал следующим образом: внутренняя выстилка самого сердца, всех его камер и магистральных сосудов имеет огромное количество рецепторов за исключением болевых. Поэтому внутри сосудов и сердца можно спокойно двигаться и выполнять любые процедуры, человек при этом не ощущает ни боли, ни неприятных явлений.

– И пациент находится в сознании?

– Ещё раз вам говорю: полностью в сознании.

– А ему страшно?

– А чего ему страшно-то? Анестезист перед процедурой вводит специальный препарат, чтобы снять страх, тревожность. Затем больного на стол уложили, операционное поле обработали, накрыли стерильным бельём. Особой иголочкой пропунктировали, по ней заводится специальный проводник, он может быть длиной до трёх метров. По этому проводнику заводится специальный интродьюсер (система с портом для промывания), он ставится в сосуд, кровь не истекает, всё промывается и больше сосуд можно не беспокоить. Потому что там стоит интродьюсер, а через него сколько угодно можно завести инструментов – катетеров, проводников. А дальше уже всё зависит от поставленной задачи. Заметьте: все манипуляции выполняются под контролем рентгенотелевидения, рентген прошивает объект или, другими словами, пациента, идут серии снимков и всё это фиксируется на цифровой носитель, у нас уже целый архив накопился. Представляете? Красота!

– По времени красота сколько длится?

– Это всё зависит от Господа Бога. Если над вами счастливая звезда, всё происходит быстро. Если что-то не так, то подольше, всё зависит от поставленной задачи. Один больной приехал с острым инфарктом миокарда, умирать собрался, а мы его оттуда достаём и опять возвращаем к жизни. Другое дело – плановая работа, тогда примерно 20 минут уходит на коронарографию. Всего 20 минут и мы знаем всё, что творится в сосудах сердца. А дальше уже человек идёт на аортокоронарное шунтирование или на стентирование коронарных артерий. Но даже если нет показаний для операции, домой сразу никто не отправляется, нужно наблюдаться. Ведь при выполнении этих процедур обязательно вводятся контрастные препараты. 

Отсутствие наркоза и полное органосохранение

«Современная жизнь – со стрессами, курением – бьёт по сердцу. Сегодня мы диагностируем инфаркты и у 30-летних молодых людей», – считает Светлана Бородашкина

В операционной с пациентом работает бригада, а не один-два врача. Если, например, идёт работа с сердцем, то задействовано семь человек – хирург, операционная сестра, анестезиолог, анестизист, рентген-лаборант, операционная санитарка, врач-кардиолог.

– Сердце – важный орган, если оно не будет работать, то и нас с вами не будет. Мы же в него вмешиваемся, инвазию проводим. Как тут без большой бригады? – объясняет Александр Квашин.

– Сердце в приоритете?

– Голова и сердце, сердечно-сосудистые заболевания и нарушения мозгового кровообращения дают наибольшую летальность. И в России, и за рубежом. Так что этот приоритет – не наш выбор, а задачи, поставленные жизнью. А ангиограф позволяет увидеть всю патологию, что есть в сердце и во всей сердечно-сосудистой системе, как артериальной, так и венозной. Очень ценно и другое: диагностическая процедура может быть переведена и в лечебную.

Метод ангиографии открывает неограниченные возможности практически во всех сферах. 

– Сегодня только была женщина с фибромиомой матки. Раньше как лечили это дело? Просто удаляли матку и обрекали женщину на заместительную гормонотерапию. Сейчас мы заходим в сосуды матки, полностью закрываем специальными микроэмболами те сосуды, что питают фиброматозные узлы. Далее развивается асептический некроз этого узла, он полностью распадается и рассасывается. Если женщина находится в детородном возрасте, то она ещё может выносить и родить ребёнка, и с маткой ничего не произойдёт.

К серьёзному перечню достоинств ангиографа специалисты добавляют отсутствие ценза на возраст. В отделение поступают ребятишки первых часов и первых дней жизни, точно также много и пожилых людей. Каждый, кто хоть раз переживал полостную операцию, знает, как долго длится восстановление после неё. Ангиография направлена на полное органосохранение, отсутствие наркоза и хирургической травмы – это большое благо для организма, в психологическим плане в том числе.

Инфаркт в 30 лет 

Александр Квашнин: «Всё, что делается в нашем отделении,
делается на самом острие современной науки и техники»

– Сегодня много молодых пациентов, в том числе и в возрасте 30 лет, переносят инфаркт, в основном это мужчины, – сетует руководитель Областного кардиодиспансера Светлана Бородашкина. – Много случаев гипертонии, нарушений сердечного ритма. Цифры возрастают, хотя мы сегодня можем оказывать серьёзную и доступную помощь всем пациентам Иркутской области. Достаточно только получить направление на консультацию в областную поликлинику. А пациентам часто просто некогда обратиться к врачу за помощью. Я специально спрашиваю у молодых мужчин: «Разве вы до инфаркта не чувствовали никакого дискомфорта в области сердца?» Обычно мне честно отвечают: «Некогда было». Но современная жизнь – со стрессами, курением – бьёт по сердцу. Не будем исключать и наследственность: склонность к атеросклерозу, например, может передаваться по наследству.

Кардиолог советует обратить внимание на следующие факторы: одышку и нехватку воздуха при обычной нагрузке, дискомфорт за грудиной либо в левой половине грудной клетки, давящую боль, связанную с ходьбой; повышение артериального давления и аритмию (неровное сердцебиение). Кардиограмма не даёт полной картины, она покажет лишь предынфарктное состояние. Адекватны другие методы диагностики: проба с нагрузкой (дорожка или велосипед) или холтер (аппарат ЭКГ, который ставится на сутки и снимает показания с сердца). Берегите себя и обращайтесь к врачам вовремя.

Цифры и факты

Впервые в Иркутской области выстраивать систему работы по оказанию помощи больным с острым инфарктом миокарда начали в 1983 году. Сегодня методы диагностики и исцеления шагнули далеко вперёд. Иркутск может похвастаться и следующим: было протезировано два сердечных клапана – трансфеморально, то есть через сосуды. При должном финансировании это направление будет развиваться.

Иркутская областная клиническая больница – единственное учреждение в Иркутской области, которое выполняет полный перечень ангиографических вмешательств. Для примера: в соседнем Красноярске пять больниц обеспечивают современную диагностику и лечение острого инфаркта миокарда.

При развитии инфаркта больной экстренно доставляется в отделение рентгенохирургических методов, диагностики и лечения, также экстренно проводится коронарография, восстанавливается кровоток в сердце. На следующий день пациент может вставать и ходить и в скором времени выписывается. При неоказании же срочной помощи происходит следующее: при развитии инфаркта миокарда умирает часть кардиомиоцитов, они замещаются на соединительную ткань, которая не имеет способности сокращаться. И люди, что перенесли инфаркт и выжили, становятся инвалидами. Методы же, применяемые на современном ангиографе, позволяют остановить инфаркт «на бегу», запустить кровоток, а значит, сохранить качество и уровень жизни.

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Пресс-релизы
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector