издательская группа
Восточно-Сибирская правда

От огнестрела до огня

«Иркутский репортёр» наблюдал уничтожение боевого криминального арсенала

В конце прошлой недели на переплавку, то есть уничтожение, из иркутского арсенала (который правильнее, но скучнее называть «Управление материально-технического и хозяйственного обеспечения ГУВД по Иркутской области») отправилась очередная партия добровольно сданного за последние полгода, найденного и изъятого по уголовным делам оружия. Это плановое, привычное и потому не обращающее на себя внимание событие. «Иркутский репортёр» 3 октября наблюдал, как в промышленном пламени электродуговой печи ИЗТМ среди прочих сотен килограммов некогда смертоносного железа оказались несколько единиц оружия, оставившего о себе в Иркутске самую недобрую память с начала нулевых.

Последние свидетели преступлений «банды Андриевского»

Разложенное на столе специально для фотографирования, оно больше напоминает музейные экспонаты, чем вещественные доказательства из уголовного дела. Автоматы Калашникова. Пистолеты разных систем, на дула нескольких из которых навинчены массивные самодельные глушители. Всего по уголовному делу № 88016 было изъято более шестидесяти единиц стрелкового оружия – среди них две снайперские винтовки и три гранатомёта, обрезы, кустарно изготовленные и иностранные пистолеты, гранаты, взрывное устройство, электродетонаторы. Выстрелы к подствольным гранатомётам. Более двух тысяч патронов разного калибра, россыпью и в цинках. Перечень полностью занимает отдельный лист в уголовном деле, напечатанный убористым кеглем. За всем этим арсеналом тянется, как бы это ни звучало банально, долгий и кровавый след. Оборванные жизни двенадцати людей. Около восьмидесяти преступных эпизодов: убийства, грабежи, изнасилования, бандитизм, кражи, угоны, происходившие на территории области три года – с сентября 2002 по июль 2005-го. 

За прошедшее десятилетие это уголовное дело стало забываться, хотя в новейшей криминальной истории города оно по-прежнему остаётся одним из самых громких. «Банда Андриевского» печально прославилась целой серией резонанс­ных преступлений. Первое произошло в конце сентября 2002 года, когда четверо её членов выехали на «гастроли» в Республику Бурятия. На безлюдном участке трассы они, переодевшись в форму сотрудников милиции, остановили автобус, который вёз «челноков» из Маньчжурии в Иркутск, отогнали его в лес и ограбили бессловесных торговцев на сумму более миллиона рублей. При этом были убиты оба водителя, один пассажир, ещё одна женщина была ранена. Так стволы впервые заявили о себе. 

Напомнили они о себе уже через полгода, когда в апреле 2003-го на улице Партизанской из автоматов Калашникова на ходу был расстрелян автомобиль «Тойота Ленд Крузер» вице-президента «Байкал-­Отеля» Вячеслава Безденежных. Убийство произошло за несколько дней до его вступления в должность генерального директора этого акционерного общества. Оружие из богатого арсенала преступников оставляло разнообразные следы – ещё через полгода, в октябре, известный иркутский адвокат Владимир Левинсон после рабочего дня решил прогуляться от офиса на Декабрьских событий до дома на улице Байкальской. Около подъезда на него напали и, стремясь создать впечатление случайного убийства из хулиганских побуждений, нанесли ему четырнадцать ножевых ранений. 

Через полтора месяца, в декабре того же года, киллеры устроили засаду в центре города, на перекрёстке улиц Рабочей и Пролетарской, где неподалёку был офис их намеченной жертвы. Руководителя адвокатской конторы «Доверие» Евгения Стремлина и его охранника они расстреляли на выходе из офиса из пистолета. Ещё через полгода, в конце июля 2004 года, произошло самое известное на сегодняшний день преступление «банды Андриевского» – в предместье Рабочее, на участке неровной дороги улицы Лес­ной, где водители сбрасывали скорость, бандиты открыли шквальный огонь с двух сторон по автомобилю БМВ крупного предпринимателя Павла Чекотова. Раненый мужчина успел выскочить из машины и пробежать несколько метров, но его догнали и расстреляли в упор из «калашниковых». 

Своё последнее, неудачное и роковое для себя, преступление банда совершила в феврале 2005 года в посёлке Молодёжный при попытке ограбления кассы Иркутской сельскохозяйственной академии. Денег в кассе не оказалось, но при налёте один охранник был избит и прикован наручниками к батарее, второй убит выстрелом в голову, также был ранен случайный свидетель – работник строительной фирмы, оставшийся ночевать в офисе. В августе того же года в результате оперативно-розыскных мероприятий были одномоментно задержаны одиннадцать членов банды. Главарь, хорошо известный в Иркутске бизнесмен, меценат и руководитель общественного благотворительного фонда, скрылся и до сих пор находится в федеральном розыске. 

И вот в начале октября 2014 года пришло время уничтожить последние следы криминальной деятельности банды – их многочисленные стволы и боеприпасы. 

Полтонны оружия 

– Наган с глушителем образца 1889 года. Ещё один револьвер, уже советского образца, 1938 года. Это – американский «Бульдог», про который все слышали, но никто его никогда не видел, – перебирает разложенные на столе в оружейной комнате арсенала экземпляры изъятого у «банды Андриевского» оружия начальник отдела обеспечения вооружением Алексей Есев. – Это что-то типа «Узи», даже номер есть. Но явно не промышленного «фирмового» производства – если даже заводской, то завод был небольшой, подпольный. Раньше в Чечне много было таких маленьких заводов. Это что-то типа американского браунинга, но без номеров, тоже, видимо, какой-то полулегальный.

Всё остальное оружие, сданное и изъятое за последние полгода, уже подготовлено к уничтожению. Для этого у карабинов и винтовок снимаются все деревянные детали – чтобы при переплавке они не создавали лишний шлак, их сжигают отдельно. Перед этим всё оружие сверяется по номерам в акте уничтожения. Голые стволы, связанные в вязанки, как хворост, теряют свой угрожающий смысл. В армейского вида деревянных ящиках металлическим мусором лежат разобранные части пистолетов. За процессом подготовки к уничтожению внимательно наблюдает комиссия – в неё входят представители разрешительной системы, экспертно-криминалистического центра, отдела вооружения, окружного управления УВД и УСБ. 

– В основном у нас пойдут в печь в этот раз новые образцы отечественного оружия, – комментирует начальник складов арсенала Татьяна Травникова. – Старое уже закончилось – всё сдали. За полгода собрали 2533 единицы оружия – это очень много. Из них около восьмисот стволов газового оружия, ещё 200 – травматического. Раньше травматического оружия не было вообще, сейчас его с каждым уничтожением становится всё больше. Газовое сегодня вообще не востребовано, его никуда не продашь, и люди стали от него избавляться. Очень много травматического оружия первого поколения – так называемой «Осы». 

Кроме этого на уничтожение пошли семьсот стволов ненарезных двустволок, пятьсот одноствольных ружей, несколько килограммов «сувенирки от таможни»… 

– Раз уж об этом заговорили, отличается оружие, которое сдают сейчас, от того, которое сдавали раньше? – интересуется «Иркутский репортёр».

– Ну, конечно, меняется. Раньше мы много принимали карабинов СКС, винтовок КО-44 – сейчас их нет. Оружие обновляется. В этот раз у нас целых две пачки оружия выпуска 2003 года. Правда, и карабинов по старой памяти сдали около ста пятидесяти штук. На смену тозовкам и ижам приходят более современные модели. Например, много карабинов «Сайга», НЦ-21.

Количество травматического оружия возрастает в геометрической прогрессии. Это за последний год. Люди сами сдают, если где-то его применили из хулиганских побуждений – изымают в рамках уголовного дела. Причина скорее всего в том, что оружия стало очень много в обороте. 

Кроме того, оно же быстро вырабатывает свой ресурс. Например, у нас много «Айсбергов» (травматический револьвер. – Авт.). У них ресурс около ста выстрелов, потом барабан начинает «хлябать», – добавляет Алексей Викторович. – Соответственно, пистолет приходит в негодность и люди от них избавляются. 

Новая тенденция последнего времени в том, что очень много железной дряни сдаёт таможня. Это купленные туристами за границей сувенирные ножи, кастеты, сюрикены, нунчаки. Их изымают прямо в аэропорту по прибытии людей из отпуска. Серьёзной опасности эти экземпляры не представляют, так как сделаны из дрянного металла, но по закону ввозить их в страну нельзя. 

– Так было всегда, это «подарки от таможни»: уже много лет, как открыли границы, люди везут всякие сюрикены, прочую опасную «сувенирку», – убеждает Татьяна Михайловна. – В последнее время резко увеличился только её объём. В этот раз очень много кастетов. И всегда много самоделок – умельцы ещё остались, не всё оружие покупается. 

Оружия вообще становится больше. За последние три–пять лет количество единиц оружия, уничтожаемого в течение года, удвоилось с трёх до шести тысяч. Раньше было больше охотничьего оружия, сейчас – газового и травматического. Раритетные стволы встречаются редко. Специалисты прогнозируют: в последнее время населению стало доступно импортное нарезное оружие, а значит, через год-два будут сдавать и его, выработавшее свой стрелковый ресурс.  

Денег хватает. И будет больше

Что сдавать его действительно будут – у членов комиссии нет сомнений.

– У нас на территории области уже восемь лет действует программа по профилактике правонарушений и преступлений, по новому постановлению № 572 определена сумма выплат за добровольно сданное законно хранящееся оружие, – комментирует ситуацию старший инспектор МВД Алексей Новиков. – В данном случае за единицу гладкоствольного оружия выплачивается пять тысяч, за нарезное – восемь, травматическое – три, газовое – две с половиной тысячи. Сами понимаете – зачем хранить бесполезное железо в квартире, рядом с детьми, когда его можно сдать за деньги? Оружие, пришедшее в технически непригодное состояние, оплачивается из расчёта 50% от ранее указанной суммы. 

– Хватает денег, чтобы выкупать оружие у населения? Сами слышали – количество сдаваемого всё увеличивается.  

– На этот год было выделено полтора миллиона рублей. Деньги были освоены полностью за шесть месяцев. Поэтому Главным управлением подготовлено инициативное письмо на имя губернатора об увеличении этой суммы. И сейчас дополнительно выделяется полмиллиона рублей на четвёртый квартал текущего года, чтобы выплатить гражданам денежные средства. То есть в сумме в этом году будет выплачено два миллиона – это при том, что в прошлом выделялось не более пятисот тысяч в год. 

– Может возникнуть такая ситуация, когда человек приходит с оружием в отделение полиции, а ему говорят – извините, уважаемый, денег нет, всё освоено?

– Нет, такого быть не может, потому что на руки наличными гражданам деньги никто не выдаёт. Существует целая процедура получения денежных средств – создаётся комиссия, которая оценивает состояние оружия, делает заключение, ствол отстреливается в ЭКЦ на предмет причастности к ранее совершённым преступлениям, гражданин должен предоставить банковские реквизиты… И в результате выплата происходит в течение полутора-двух месяцев. Сейчас, на осенней сессии, будет верстаться бюджет области и отдельно будет рассматриваться вопрос о повышении суммы денежных средств на выплату за добровольно сданное оружие. Скорее всего, речь идёт о трёх миллионах рублей, заложенных на следующий год. 

– Если закладывается больший бюджет, значит, предполагается, что в следующем году будут сдавать ещё больше?

– Да, раньше могли быть перебои с выплатами, а последние два года народ стал доверять, приходит всё больше людей. 

– Раньше не сдавали, то есть оружие копилось. Сейчас его стали массово сдавать. Вы не боитесь, что вал закончится, потому что накопленное за предыдущие годы оружие иссякнет?

– У нас есть две позиции – найденное и добровольно сданное оружие. Когда оружие приносят, выписывается постановление в отказе от возбуждения уголовного дела. Берётся объяснение, откуда взялось оружие: где приобрёл, как нашёл, осталось от родственников – это уже незаконное хранение. То есть источников поступления оружия у нас всегда достаточно.

Показательно, что при отстреле в экспертно-криминалистическом центре за все эти годы не было выявлено ни одного ствола, фигурировавшего в преступлениях прошлых лет. 

Всё в печь! 

В пятницу, 3 октября, в полдесятого утра от иркутского арсенала в сопровождении двух экипажей ГИБДД и машины бойцов ОМОНа партию оружия доставили в цеха Иркутского завода тяжёлого машиностроения (бывший завод имени Куйбышева). Там уже ждали сталевары – это была первая из пяти назначенных на тот день плавок высоколегированной стали. Около полутонны стволов должны были стать частью трёхтонной партии стали марки 110Г13Л, которая тут же, после полутора часов плавки, заливалась в формы, впоследствии давшие 150-литровые черпаки для золотодобывающих драг. 

– Оружейная сталь сама по себе не подходит для производства зап­частей для драг из-за низкого качества – она слишком мягкая, бромистая, – рассказывает один из сталеваров. – Лишние примеси из неё выгоняются при плавке, а для получения высоколегированной стали мы применяем множество «приправ» – например, для получения этой марки стали берётся восемь добавок: углерод, марганец, сера, молибден, титан и так далее. Это как суп варить.

Бывшее оружие отправляется в электродуговую печь ДСП-3, где «3» – это три тонны стали за одну плавку. Три электрода, создавая напряжение в 10000 вольт, разогревают этот «суп» из стволов и обломков металлолома до температуры в полторы тысячи градусов. Печь дышит пламенем и отхаркивает снопы искр. Где-то в её вулканическом чреве деформируются и текут остатки тех автоматов и пистолетов, которыми десять лет назад «банда Андриевского» убивала людей в Иркутске.

[dme:igall/]

Читайте также
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector