издательская группа
Восточно-Сибирская правда

За уголовное дело

Две ангарчанки объявили голодовку с требованием наказать мошенников

Беспокойное племя обманутых вкладчиков продолжает пополняться. На прошлой неделе двум представительницам этой ущемлённой группы граждан всё-таки удалось всех удивить. Отчаявшись найти правду в правоохранительных органах, две решительные дамы из Ангарска, у одной из которых уже отобрали квартиру по ипотечному договору, у второй только собираются её «отжать», приехали в Иркутск, сняли офис и устроили в нём голодовку. Прямо так и заявили: «В два часа дня начинаем голодать!» В причинах, которые вынудили их на этот акт гражданского неповиновения, и решил разобраться «Иркутский репортёр».

Ах, «Вернисаж», ах, «Вернисаж»!

Красивая, уверенная в себе, зрелая женщина. Как оказалось, этих качеств недостаточно, чтобы выжить в жестоком мире больших денег. Ангарчанка Ирина Р. всегда стремилась к независимости и старалась быть самостоятельной. Двенадцать лет назад она продала свою квартиру, доставшуюся от родителей, вложила деньги в бизнес и некоторое время была владелицей транспортной конторы – у неё были собственные маршрутные такси. В 2004 году бизнес у неё забрали – как она вспоминает, «я беременная воевала с бандюками, в меня и стреляли, и битами угрожали», и в результате она оказалась мамой-одиночкой без квартиры, работы, но с большими жизненными перспективами – иди куда хочешь, чем хочешь занимайся.

Первым делом нужно было решить квартирный вопрос – подрастала дочка, и кочевая жизнь в этом положении была неуместна. Ирина не унывала – занималась частным предпринимательством,  скопила миллион, необходимый для первого взноса. И стала подыскивать агентство недвижимости с либеральными условиями продажи квартир. Так на горизонте возник «Вернисаж». На вопрос, почему она обратилась именно в это агентство, она пожимает плечами – никаких особых причин не было, она обошла несколько подобных организаций, в этой её просто понравилась квартира и приглянулись условия.

Квартира была трёхуровневая, 106 «квадратов». Условия тоже не казались людоедскими. «Вернисаж» предложил женщине акцию, по которой выдавались ипотечные займы: агентство принимает первый взнос в размере одного миллиона рублей, а ещё четыре миллиона занимает Ирине с выплатой в течение двадцати следующих лет. Получилось ежемесячных расходов на сорок восемь тысяч. И Ирина заключила договор займа, подписала закладную – ценную бумагу, обременённую ипотекой, и стала счастливым новосёлом. 

Пакет документов был заверен всеми договаривающимися сторонами 18 марта 2008 года. Через три дня, 21 марта, «Вернисаж» продал закладную на квартиру банку «ВТБ-24». Ирину это никак не насторожило.

– Наоборот, это казалось мне лишней перестраховкой – банк с именем, надёжный, эта солидность успокаивала, – объясняет она. – А с другой стороны – мне какая разница, кому за квартиру платежи отдавать? Процент же по выплатам при этом не поднимался. К тому же, это не было неожиданностью – о том, что закладная будет продана банку, меня предупредили в «Вернисаже» ещё во время заключения договора. Первую выплату по долгу я должна была внести через два месяца. 

И тут, почти сразу, начались странности. Банк не предъявил Ирине никаких требований. Она месяц ждала, пока от «ВТБ-24» придёт номер расчётного счёта, на который она потом долгих двадцать лет будет вносить деньги, расплачиваясь за квартиру. Счёт не приходил. То­гда она взяла инициативу в свои руки и пошла в местное отделение банка. И там её сильно огорошили – девочка-операционистка долго шерстила базу данных, а потом вынуждена была сообщить, что сделка в банке «ВТБ-24» не зарегистрирована. Ирина настаивала, девочка нервничала, звонила вышестоящему начальству и в конце концов с раздражением сказала, как отрезала: «У нас нет вашей закладной. Что это значит? Это значит, что мы не покупали ваши долговые обязательства на эту квартиру». 

Вот тут бы Ирине устроить небольшой, но убедительный скандал, и выяснить всё, не отходя от кассы, но её успокоили советом – у вас же есть свой собственный накопительный счёт в этом банке? Вот вы на него и вносите платежи по закладной, копите деньги, а потом, когда всё выяснится и войдёт в положенное русло, переведёте аккумулированные средства на расчётный счёт по закладной. И Ирина этим советом успокоилась – каждый месяц прилежно закидывала на счёт «полтинник», с чувством исполненного долга считая себя добросовестным вкладчиком с «белой» кредитной историей. Так продолжалось около года. 

«Это старая мошенническая схема!»

Специальной медицинской помощи не понадобилось – голодающие сами у себя по очереди
контролировали уровень давления

А потом по каким-то своим делам она поехала в Москву. В гостях у своих знакомых Ирина разговорилась с известным столичным адвокатом, работающим в адвокатской конторе «Кремлёвские звёзды». И решила, пользуясь удобным случаем, получить бесплатную консультацию.

– Я ему рассказала, что беспокоюсь из-за неопределённости ситуации. Деньги я, конечно, накапливаю, и как только банк предъявит мне претензии по долгам – я сразу переведу всё на предоставленный расчётный счёт. Но когда приносишь взнос на конкретный расчётный счёт и в оговоренный срок, тебе должны в банке показывать закладную – что они её не продали кому-нибудь ещё. А так, получается, я сама себе деньги копила, а банку они вроде как не нужны. И неизвестно, что с моим долгом происходит – просто так ведь квартиры никто никому не раздаёт, должны быть какие-то последствия, – вспоминает Ирина тот судьбоносный разговор. – А адвокат меня послушал и говорит – да ты, мать, сдурела! Тебя же разводят на квартиру. Это старая мошенническая схема, в Москве её давно все знают…

Схема довольно незамысловатая. После передачи закладной новый её владелец некоторое время скрывается, лишая должника возможности платить по кредиту. Когда скопится солидная сумма задолженности по платежам и штрафных санкций, на «неблагонадёжного клиента»  владелец  закладной подаёт в суд. При этом обычно указывается либо какой-то совершенно выдуманный адрес, либо, для большего правдоподобия, адрес, где заёмщик некогда был прописан, но сто лет как не живёт. Туда приходит несколько вызовов в суд, после чего выносится заочное решение о принудительном выселении, отборе квартиры в пользу предоставившей ипотеку организации, и, вишенкой на торте, о взыскании задолженности – уже не в качестве оплаты в пользу стоимости квартиры, а как штраф за невыполнение обязательств по плановым платежам, пеням и процентам. То есть человек оказывается и без квартиры, и должным солидную сумму. Тут в дело вступают судебные приставы, которым бесполезно рассказывать о несправедливостях жизни и своей невиновности.    

Адвокат категорично посоветовал – вы должны любым способом заявить банку о своём существовании. И они тут же составили письмо в адрес «ВТБ-24», в котором описали сложившуюся ситуацию: мы взяли у вас ипотеку, не прячемся, от выплаты долга не отказываемся, и, если в связи со сложившейся ситуацией накопились какие-то задолженности и пеня, мы готовы всё это оплатить. Только возьмите наши деньги, наконец! Письма с уведомлением были написаны и в центральный московский офис «ВТБ-24», и в иркутское отделение. Уведомления, что письма получены, Ирине вручили, но это была единственная обратная реакция – никаких ответных реплик от банка по существу своего дела она не получила. Письма Ирина продолжала слать в течение 2009 и 2010 годов. Но это была совершенно безответная любовь – банк молчал. 

– Я думаю, что банк просто не понял – что за женщины, что им нужно, – рассуждает Ирина. – Если закладной у них нет в базе данных – что они могут сказать? Скорее всего, в этом случае только воспользовались именем банка, его печатью – директор филиала «ВТБ-24», с которым «Вернисаж» якобы заключил договор, сейчас уволился и находится в бегах.  

А тем временем схема, предсказанная адвокатом, начала сбываться в реальности. Ирина предусмотрительно предупредила всех, кто жил по её старым адресам, что может придти судебная повестка, и однажды одна из «ставок» сработала – повестка пришла на адрес, откуда женщина была выписана уже десять лет как. 

– Суд состоялся в сентябре 2011 года, и судья была неприятно удивлена моим присутствием. Но в результате на меня повесили долг в три миллиона и приняли решение о моём выселении из квартиры. Причём никаких расчётов мне предоставлено не было – откуда взялся такой долг, на основании чего его насчитали? – удивляется Ирина. – И на суде я узнала, что с моего личного счёта в «ВТБ-24» были списаны все деньги по кредитным договорам, которых в принципе не существует. У меня забрали 1 миллион 86 тысяч рублей. 

В мае 2012 суд вынес решение: расторгнуть кредитный договор, забрать квартиру и взыскать задолженность в размере пяти миллионов рублей. При этом кредитный договор даже не был предоставлен в суд – сама Ирина клянётся, что никаких кредитных договоров с банком не заключала. Это не помешало списать в счёт погашения этого мифического договора все деньги с личных счетов женщины. 

«Мы объявляем голодовку!» 

За двое суток голодовки женщины выпили около тринадцати литров воды

После этого Ирина решилась на обращение в правоохранительные органы и написала заявление о факте мошенничества. К этому времени у Ирины появился верный товарищ по несчастью, ангарчанка Екатерина, которую «кинули» на квартиру по той же схеме. Разница была только в том, что она взяла себе в «Вернисаже» «двушку» за два с половиной миллиона – на первом этаже, под салон красоты. Оба заявления, Ирины и Кати, были приняты в Кировском районном отделении ОБЭП, факты проверены, документы собраны и отправлены на возбуждение уголовного дела по месту прописки, в Ангарск. Ангарский ОБЭП в возбуждении уголовного дела отказал без объяснения причин. 

Напрасно после этого женщины писали заявления в прокуратуру и в Следственный комитет – с нежеланием ангарского ОБЭПа возбуждать уголовное дело справиться не смогли даже эти солидные ведомства. Летом этого года Ирина успела выиграть суд о принудительном выселении её из квартиры, но противная сторона немедленно отыгралась на её соратнице. 15 августа этого года в салон красоты, принадлежащий Екатерине, заявилась плотная группа крупных мужчин, которые в отсутствие хозяйки выставили всех работниц салона на улицу и сменили в дверях замки. Командовал ими мужик, представившийся новым владельцем, и заявивший, что он теперь будет жить здесь со своей женой. Квартира пока пустует. Это стало последней каплей.      

Голодовку как крайнюю форму протеста предложила деятельная Ирина. Эта идея возникла у неё давно – весь последний год она время от времени импульсивно предлагала подруге по несчастью бросить всю бумажную волокиту и засесть в голодовку. Более осторожная и взвешенная Катя предлагала подождать, надеясь на какой-нибудь благополучный исход, верила в закон и правосудие. Но когда её выставили из квартиры, она потеряла последнюю надежду и подруги стали подыскивать место для своей акции гражданского неповиновения. 

– В Иркутске, потому что в Ангарске мы уже никому не доверяли, боялись провокаций, каких-то силовых акций, – рассказывает она. – Даже голодать в Ангарске страшно.

В Иркутске подыскали офис по­дешевле в бывшем здании завода «Кедр», сняли его на месяц за четыре тысячи. И в среду, 15 октября, в два часа дня, женщины публично объявили голодовку, о чём официально, телеграммами, известили аппарат губернатора Иркутской области и областную прокуратуру. 

Обустроились быстро – привезли с собой два надувных матраца, гигиенические средства и десять литров питьевой воды. 

– Здесь удобно – туалет рядом, – с улыбкой объясняет Катя. – Как увидели, что в нём биде есть, сразу поняли – всё, надо оставаться… 

Как только голодовка началась, в дверь сразу постучались первые посетители – приехали из отдела по работе с обращениями граждан областного правительства. Две девушки в должности советниц внимательно выслушали ещё бодрых голодовщиц, посочувствовали им и пообещали помочь.

– Мы немедленно этим займёмся, – пообещали они. – Срок рассмотрения обращений у нас – до одного месяца…

И, увидев ужас и недоумение в глазах ангарчанок, торопливо добавили:

– Но вашу проблему мы будем решать в экстренном режиме.

Двое суток женщины лежали на матрасах, смотрели по ноутбуку сериал, записанный на CD, и время от времени проверяли друг у друга слабеющий пульс. Собираясь голодать, они думали, что наконец-то в тишине и покое обсудят всё происходящее, но на разговоры не было сил – голодовка проходила в постоянном молчании.  

Голодать женщины решили до победного конца – «Либо нас отсюда скорая ногами вперёд вынесет, либо мы сами выйдем с решением о возбуждении уголовного дела», – как решительно прокомментировала Ирина, но ситуация разрешилась компромиссом гораздо раньше экстренного вмешательства медиков. Голодовка была прервана спустя двое суток и два часа после начала. Этому предшествовало общение с представителями прокуратуры в четверг, 16 октября.

– Мы переночевали и сами начали им звонить – почему вы нас игнорируете. Они сказали, что разбираются по нашей телеграмме. Мы говорим – мы чётко написали, что хотели бы видеть вас лично, – рассказывает Ирина. – Они пригласили нас на встречу, мы съездили к ним с утра в пятницу. Нас принял зампрокурора Некрасов, мы ему всё рассказали. Он пообещал, что заявление будет рассмотрено, но в течение месяца. У нас не выдержали нервы и мы стали кричать, что у нас нет месяца – мы уже два года ходим по инстанциям, мы три дня не ели, пусть немедленно что-то делают. Два года мы просили – теперь мы требуем. 

В съёмном офисе 3х5 метров ангарчанки прожили двое суток и два часа

Тем не менее компромисс состоялся – представители  прокуратуры уговорили женщин снять голодовку при условии, что в недельный срок будет дана правовая оценка ситуации. Возвращаясь на место дислокации, Ирина и Катя пригрозили, что, если решение вынесено не будет, они возобновят голодовку – офис снят на месяц, и ничто не помешает им вернуться и продолжить. 

– Если наш вопрос не решится, мы не только сами вернёмся, но и привлечём других обманутых вкладчиков, – обещает на прощание Катя. – У нас в Ангарске в начале сентября полтора дня голодали вкладчики «Иркутской ипотечной компании», там, правда, была другая мошенническая схема, но суть та же самая. Они уже собрались устраивать свой «майдан», готовятся покрышки жечь. Так что, если следующая голодовка состоится, она будет более массовой.

В четыре часа дня 16 октября женщины покинули офис № 10 заводоуправления «Кедра», официально прекратив голодовку. «Иркутский репортёр» будет следить за развитием событий.    

Читайте также
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector