издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Усольские ушельцы,

или Задача с восемью известными

Беспокойной выдалась прошлая неделя для всех правоохранительных структур города Усолья-Сибирского. Возмутителями спокойствия оказались подопечные подразделения по делам несовершеннолетних (ПДН). Сразу восемь подростков тремя группами самовольно ушли из домов и спецучреждений Усолья в течение всего трёх дней в середине ноября. Хотя в местном ПДН отрицают, что в этом есть что-то необычное – дети уходят в побег едва ли не каждый день по всей области, – следует признать, что подобного прецедента массовых уходов ещё не было. В обстоятельствах и причинах феномена «усольских ушельцев» решил разобраться «Иркутский репортёр».

Три разных истории. Одна – с продолжением… 

Все три побега случились так тесно во времени – пока искали одних подростков, выяснялось, что в это время уже пропали другие, – что сложно вычленить, с какого из них началась эта история. Хронологически первое заявление о самовольном уходе появилось в усольском отделении полиции 16 ноября. Из местного техникума сферы обслуживания администрация сообщила, что пропали две девушки, семнадцатилетняя Валентина и шестнадцатилетняя Олеся. Едва полиция начала розыскные мероприятия, как выяснилось, что девушки не особо скрываются, но общаться предпочли дистанционно – по своим мобильным телефонам.

Администрация техникума сообщила инспекторам ПДН, что обе девушки провели в Усолье всего около трёх дней – до этого они проживали в одном из детских домов Тайшета. Подружек по достижению возраста перевели на обучение и проживание в усольский техникум, но, как они уже сообщили сами, им не понравилось всё подряд: город, учебное заведение, люди, погода… Поэтому они собрались и отправились в «вольное плавание». О своей конечной цели путешествия они умолчали, однако сотрудники  розыскной группы усольского отделения полиции предполагают, что подружки на перекладных возвращаются обратно в Тайшет. В данный момент обе находятся в розыске, хотя, как утверждают сотрудники полиции, продолжают оставаться на связи. Возвращаться добровольно или выходить на личный контакт с полицией они категорически отказываются. 

Пока искали воспитанниц тайшетского детдома, через день, 18 ноября, случился ещё один групповой уход девочек, учащихся в одной из местных школ. В этом случае начальник усольского ПДН Марина Алексеева возражает, чтобы применительно к этому случаю использовался термин «побег»:

– «Побег» – это когда подростки отказываются жить с родителями в случаях насилия или недопонимания в семье, тяжёлых бытовых условий проживания. Эти три девочки, ученицы 9–11 классов, просто пошли погулять и «загулялись». В таких случаях мы говорим, что произошёл самовольных уход из дома. Это не редкость, и обычно детей находят или они сами возвращаются в течение двух-трёх дней. 

С этой точки зрения случай классический: одна позвала погулять другую, другая – третью. Они увлеклись, загулялись позже разрешённого времени (в этом случае – позже 11 вечера) и побоялись возвращаться домой. Они всю ночь бродили по улицам Усолья-Сибирского, грелись в подъездах, встретили компанию мальчиков и продолжили вольную жизнь на следующее утро. Все школьницы из полных благополучных семей, на учёте в ПДН не состояли и вообще никогда ранее не выказывали склонности к бродяжничеству. 

Поскольку Усолье уже «стояло на ушах» в связи с предыдущими побегами, девочек нашли очень быстро. До трёх часов ночи все силовые службы патрулировали улицы и кафе, а с утра с помощью подружек, пришедших в школу как обычно, инспекторам удалось связаться с беглянками по телефону. Но даже в этот момент они не понимали, какой громадный труд по их розыску был задействован – на просьбы вернуться домой они отвечали хихиканьем и совершенно детскими репликами: «Вы нас не поймаете, бе-бе-бе!» Тогда уже всё повидавшие оперативники пошли на незамысловатую агентурную разработку: попросили одну из знакомых беглянкам девочек позвонить им и назначить встречу, чтобы она могла также присоединиться к их затянувшейся, но такой увлекательной прогулке. 

Встреча была назначена в подъезде одного из жилых домов неподалёку от школы. Вместо подружки к гулёнам «присоединились» инспектор ПДН и несколько оперативных сотрудников группы розыска. Это было около трёх часов дня 19 ноября. Девочек вернули по домам. Их внезапный загул длился менее суток. А тем временем уже началась история ещё одного, третьего побега, хотя по времени он оказался самым первым. 17 ноября в полицию поступило заявление от матери несовершеннолетнего Владимира, что пропал её 16-летний сын, ученик старших классов. Когда сотрудники полиции стали опрашивать одноклассников и знакомых юноши, оказалось, что вместе с ним исчезли двое его друзей. А мать вынужденно призналась, что сын ушёл из дома ещё два дня назад – 15-го.

Три товарища 

Заявление матери Владимира А. передали в группу розыска и предприняли комплекс обычных розыскных мероприятий – стали патрулировать улицы и остановки, передали информацию на железнодорожные станции Усолья и на Иркутск-Пассажирский. И уже в результате первых опросов подростков из круга общения Владимира выяснилось, что не хватает в наличии ещё двух его друзей. Приятель и ровесник Андрей С. жил по соседству. До старших классов они учились в одной школе, но после девятого класса Андрей остался  получать полное среднее образование, а Владимир ушёл в аграрно-промышленный техникум в посёлке Железнодорожный под Усольем. 

Мать Андрея сотрудникам полиции пришлось уговаривать подать заявление о пропаже сына, поскольку она, школьный учитель, боялась огласки этого события и надеялась, что сын вернётся сам. Тогда же выяснилось, что отсутствует ещё один приятель из этой компании, Вячеслав С. В некоторых СМИ уже прошла информация, что Вячеслав был вполне благополучным подростком, тогда как его друзья отличались склонностью к бродяжничеству и состояли на учёте в ПДН. Онако начальник Усольского ПДН Марина Алексеева эту информацию опровегает:

– Они все трое по месту учёбы характеризовались положительно – принимали участие в общественной жизни, посещали кружки, контактные и адекватные – обычные подростки. Только один из них, не буду уточнять кто, попадал в наше поле зрения в связи с антиобщественным поведением, не буду уточнять каким. То есть материалы на него были, но на учёте он не состоял, – рассказывает Марина Викторовна. – У них были некоторые странности, но не выделяющиеся из обычных современных нравов – подростки жили в каком-то своём мире, связанном с компьютерами: игры, мультяшки… То есть, восприятие мира у них, конечно, было слегка нарушено, но парни совсем не дураки.  

Когда сотрудники ПДН приехали домой к благополучному Вячеславу, оказалось, что мать находится в состоянии такого тяжёлого алкогольного опьянения, что заявление о пропаже пришлось писать старшей сестре. О причинах их побега до сих пор ничего не известно. О своих планах они никому не рассказали. Известно только, что ушли они вместе, 15 ноября. Их задержали только в четверг, 20 ноября, в Свирске, сотрудники уголовного розыска. Но между этими двумя датами успела произойти трагедия, которая резко выделила этот ординарный побег из всех остальных выше упомянутых. Троицу сейчас подозревают в  совершении тяжкого преступления, из-за чего их побегом занимается уже не ПДН, а Следственный комитет, куда передано заведённое на них уголовное дело.

18 ноября на обочине тракта в Боханском районе обнаружена иномарка с телом 55-летнего водителя. В дежурную часть боханского отделения полиции позвонил мужчина и сообщил, что на обочине участка дороги Бохан – Буреть им был обнаружен автомобиль «Мазда», принадлежащий его брату. После непродолжительных поисков он нашёл тело своего брата в двадцати метрах от дороги, в лесу, с множественными ножевыми ранениями. Как предполагают сотрудники полиции, мужчина по доброте согласился подвезти голосующих на обочине подростков… 

Как удалось связать троих сбежавших из дома подростков и убийство на дороге – сейчас не раскрывается. Источники «Иркутского репортёра» отвечают туманно: «Вы же наверняка слышали, что у оперов есть своё чутьё, интуиция…» Так или иначе, задерживая в Свирске троих тинейджеров, сотрудники уголовного розыска уже знали, что этих ребят подозревают в совершении жестокого убийства. Сейчас известно только, что решается вопрос о мере пресечения для несовершеннолетних усольчан. Неизвестно даже, где они находятся – до сих пор в Свирске, Бохане на следственных действиях или уже в Иркутске.  

Как стало известно «Иркутскому репортёру», брат погибшего искал его с воскресенья, 16 ноября. Погибший занимался частным извозом. Он подобрал «попутчиков» в самом Бохане и повёз их по трассе. Предполагается, что подростки попросили подвезти их обратно в Усолье, но по дороге решили завладеть его сотовым телефоном, деньгами и покататься на машине. «Мазда» направлялась на переправу через Ангару, когда подростки нанесли мужчине множественные ножевые ранения. При себе у мужчины было менее тысячи рублей.

В прошедшую пятницу подростков из Свирска привозили в Бохан, на следственные мероприятия, в ходе которых они дали признательные показания.    

Сотрудники полиции просят не делать далеко идущих выводов из этого преступления в связи с побегом подростков из дома. В одном  Усолье-Сибирском с начала года было подано 143 заявления о самовольном уходе несовершеннолетних из дома. За эту прошедшую неделю было подано более десяти заявлений только в окрестных крупных городах – Ангарске, Шелехове; пятеро девочек ушли из социально-реабилитационного центра Черемхова в понедельник, 24 ноября.

Читайте также
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector