издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Ворованный нефрит уходит в Китай

В Иркутске произошла серия краж поделочных камней

Необычное ограбление произошло среди белого дня прямо посреди рабочей недели в Иркутске. Необычно и место, и способ, и цель ограбления. В среду, 17 декабря, двое пока не установленных злоумышленников в 10 часов утра вошли в помещение минералогического музея им. А.В.Сидорова, находящегося в цокольном этаже здания ИрГТУ. Как скупо сообщает полицейская сводка, «двое молодых людей разбили одну из витрин и похитили белый нефрит, после чего скрылись с места происшествия». «Иркутский репортёр» попытался восстановить обстоятельства происшествия и понять странный выбор предмета похищения. И оказалось, что это вовсе не единичный случай.

«Жена попала под трамвай…»

– Да, слушаю. Что вы хотите узнать? – Устало говорит в телефонную трубку директор музея Любовь Вахромеева. После недолгой паузы она обрывает разговор: – Я не даю комментариев на эту тему. 

Положив трубку, она комментирует:

– Уже из Москвы журналисты звонят. Что бы доброе написали. А то у нас некоторое время назад была новая выставка, и одна журналистка написала: «В Иркутске открылся новый музей!» А нашему музею уже более восьмидесяти лет, он открылся ещё в 1930 году!

«Иркутский репортёр» покаянно молчит, и Любовь Даниловна сменяет гнев на милость. 

– Что вы хотите узнать? Спрашивайте…

В музей ведут два входа: один, для студентов-геологов, из учебных коридоров ИрГТУ, второй, для обычных посетителей – с улицы, со двора университета. Обычно сторонние посетители, собираясь на экскурсию, записываются заранее, по телефону, но в то утро четверга два молодых парня пришли без предварительной записи. В музее было пусто – одна из сотрудниц была в зале, директор сидела в своём кабинете. Дверь в кабинет находится прямо напротив входа, она была открыта, и Любовь Даниловна мельком видела нежданных визитёров.

– Это были молодые парни, высокие, если студенты – то второй-третий курс, не больше. Лица скрыты полумасками… 

– Как это – «полумасками»? – удивляется «Иркутский репортёр». – Они что, по улице шли в этих полумасках?

– Нет, это так выглядело, – морщится директор. – На них были капюшоны, как сейчас вся молодёжь ходит, а низ лица скрывали не то шарфы, не то высокие воротники. Когда зашли, руки у обоих были в карманах, за спиной рюкзаки – мы им замечание сделали, что к нам с рюкзаками нельзя.

Визитёры действовали слаженно и не без выдумки. Первый подскочил к сотруднице музея и напористо спросил: «Где здесь больница? У меня жена попала под трамвай!» Сотрудница растерялась, и парень проскочил мимо неё вглубь экспозиции. 

– Мы только потом поняли, что его задача была увести её от витрины с нефритом. Наша сотрудница говорит: «Здесь нет никакой больницы, это музей, хотите, мы вам скорую помощь вызовем?» А он уходит от неё дальше в зал и говорит: «Ну вы хоть покажите направление, куда идти», – вспоминает Любовь Даниловна. 

Она выходит из кабинета в зал и показывает, как шёл первый злоумышленник – от входа прямо почти до конца зала, потом налево. На углу – пустая витрина. Разбитые стёкла уже убрали, но и экспонатов ещё нет. Одного – совсем нет… 

Всё произошло в течении двух-трёх минут. Взволнованный монолог «пострадавшего мужа» прервал оглушительный грохот за спиной сотрудницы музея.  

– Я услышала страшный удар, характерный звук железа по стеклу, – директор Вахромеева снова приходит в нервозное настроение. – Честно говоря, мы сначала подумали, что второй зацепился ногой и упал в витрину головой, – она показывает на загнутый кончик жестяной рейки, которой прибит к полу линолеум, – у нас была новая экспозиция цветных и драгоценных камней, и при монтаже не доделали пол. Вот я и решила, что он об неё споткнулся и упал. Сотрудница обернулась, а второй, полусогнутый, шарит внизу витрины руками. 

Похищенный кусок шлифованного белого нефрита был весом более десяти килограммов и стоимостью порядка $50000. В музее он находился более пятидесяти лет…

В витрине было три стеклянных полки, от удара они разбились и обрушились на стоящий в самом низу, на подиуме, срез породы белого нефрита весом более десяти кило-грамм. Второй посетитель выгреб образец из обломков стекла и других экспонатов и оба грабителя стремительно покинули помещение музея тем же путём, которым в него пришли.

Любовь Вахромеева вызвала полицию. Весь день продолжались допросы, но по горячим следам кинологу удалось найти во дворе университета только молоток, которым разбили витрину, – служебная собака унюхала его в сугробе.

Похищенный образец белого нефрита был подарен минералогическому музею в начале 1960-х годов выпускниками «Байкалкварцсамо-цветов», он представляет собой верхнюю часть среза с природной глыбы камня овальной формы, который геологи нашли в одной из экспедиций. Вторая, нижняя часть среза глыбы долгое время хранилась в музее самой организации «Байкалкварцсамоцветы», но, как вспомнила Любовь Даниловна, в смутные перестроечные годы и тот образец был выкраден.

По оценке сотрудников музея, похищенный образец белого нефрита может стоить как минимум 50 000 долларов – цена этого вида на рынке поделочных камней достигает сейчас четырёх тысяч долларов за килограмм. На естественный вопрос, почему именно этот камень выбрали злоумышленники, директор Вахромеева читает журналистам целую лекцию.

– Белый нефрит высоко ценится в Китае. У нас в музее есть на продажу много готовых изделий из белого нефрита, и около прилавка всегда толкутся приезжие из Юго-Восточной Азии. В Китае это святой камень, там очень любят белый нефрит. По их обычаю подарить изделие из белого нефрита – значит выразить глубокое уважение, и дарят его только в исключительных случаях близким и дорогим людям. Причём не полагается его дарить просто так, например, на день рождения – у них это считается «от себя потерял». Украсить нефрит даже драгоценными камнями считается всё равно, что испортить его, – Любовь Даниловна переводит дух и добавляет для общей информации. 

– В Эрмитаже на третьем этаже есть отдельная экспозиция – «Резной камень Китая», в которую входит более тысячи изделий из белого нефрита, собранных Екатериной – даже цветы, сделанные с таким ювелирным искусством, что у них при лёгком сотрясении колышутся и вибрируют лепестки. Это самый прочный минерал природы – кусок монолита выдерживает нагрузку 3–12 тонн, это предел прочности земных веществ. Уже первобытные люди из него делали каменные топоры.

Выбор похитителей не может не удивлять – на вопрос, неужели в музее нет ничего более ценного, Любовь Вахромеева откровенно оскорбляется. Сейчас в музее проходит выставка цветных и драгоценных камней, рядом с покалеченной витриной стоит другая, с породой и изделиями из уникального камня чароита – небольшая настольная ваза была куплена музеем «по цене машины», как с гордостью сказала одна из сотрудниц. Есть в музее уникальный валун зелёного нефрита «Седло Чингисхана», найденный той же экспедицией Байкалкварцсамоцветов в 1974 году в верховье реки Хохюрты, но его похитить затруднительно – он весит полторы тонны. Есть и другие изделия из белого нефрита, но заинтересовались злоумышленники только породой, и всё это позволяет сотрудникам музея предполагать, что украли бесформенный кусок под заказ и продадут его мастерам из Китая.    

Не первый случай

Минералогический музей за свою 80-летнюю историю был ограблен всего два раза –
первый раз в перестройку, второй – в прошлую среду

Так же, попутно, «Иркутскому репортёру» рассказали, что случай воровства из музея хоть и редкий, но не единственный. Когда проходило празднование юбилея ИрГТУ в мае 1990 года, ректор привёл большую группу гостей. Экскурсию проводила сама директор Вахромеева. Она вспоминает:

– Я веду гостей, смотрю – три-четыре человека в телогрейках приникли к витрине с кристаллами берилла «изумрудная зелень». Окружили и стоят. А у нас тогда витрины закрывались на шурупы. Я подошла к ним и спросила, что они тут делают. Они говорят: «Мы хотели просто посмотреть». Я пригласила их придти завтра, когда гости уедут, и они ушли. На следующий день веду экскурсию и обратила внимание, что нет золотого самородка Стрелова, в оправе. Этикетка стоит, а образца нет. Спросила сотрудницу, кто был в музее с утра, и она рассказала: «Утром поливаю цветы – стоит женщина. Я пошла поливать цветы в комнату интернациональной дружбы, вышла – никого нет». Видимо, те трое накануне открутили шурупы в витрине, подготовили, а она пришла на следующее утро и стащила. 

Любовь Даниловна тяжело вздыхает и неожиданно продолжает:

– Потом пришёл один молодой человек из Ангарска, который учился на нашем факультете, проводил в музее экскурсии – а я этих троих в телогрейках спросила, они тоже были из Ангарска. Я не буду называть фамилию, потому что его помнят сотрудники музея и не все в это верят. Он пришёл на следующее утро, я смотрю в отражение на стеклянной двери – он подскочил к витрине с бериллами, потом шмыгнул к витрине, где был самородок, и выскочил. Видимо, пришёл проверить, взяли похитители что хотели или нет. И скорее всего именно он их навёл. Он давно закончил, работает в одной благотворительной организации, у нас иногда бывает.    

Более того, директор Вахромеева припомнила, что в последнее время похищение из их музея, и именно белого нефрита – это не единственный подобный случай. На следующий день после ограбления к ней пришёл один из выпускников ИрГТУ и рассказал, что недавно был похищен необработанный кусок белого нефрита в одном из сувенирных магазинчиков 130 квартала. «Иркутскому репортёру» удалось найти этот магазин, и его владелец согласился рассказать о происшествии при условии, что название магазина не будет фигурировать в публикации.

11 сентября этого года в магазин вошли шестеро мужчин – продавщица Ксюша настаивает, что это были представители республики Монголия. Пятеро активно с ней общались, обсуждали ассортимент и его цены. В это время шестой тайком, но уверенно направился во вторую, дальнюю комнату магазина, где хранится запас необработанного камня. Он прошёл за заграждение и взял из дальнего угла, который не видно от входа, кусок белого нефрита весом около сорока килограммов. 

– Камень был не чистый, кусок отбитой породы с делювием – такая красноватая корочка другой породы. Но и такой образец на рынке может стоить до полумиллиона рублей, – рассказал владелец магазина. – Больше всего поражает наглость похитителей: они не побоялись даже внутренних камер наблюдения, у нас есть видеозапись всего произошедшего. Мы не сразу хватились, только через день наткнулись глазами на пустой угол. Сообщили в полицию. До сих пор ничего не известно, хотя понятно было, что камень можно вернуть, только если сразу перекрыть границу с Монголией. Ясно ведь, что камень давно продан в Китай.  

Есть в музее уникальный валун зелёного нефрита «Седло Чингисхана», найденный той же экспедицией Байкалкварц-самоцветов
в 1974 году

Более того, владелец магазина вспомнил, что ровно через неделю после кражи в его магазине был ограблен ещё один мастер, работающий по камню – дядя Ваня из Листвянки. 

– Я не могу вам сказать его фамилию, он работал самодеятельно, безо всяких документов. Но точно одно – он работал специально для туристов из Китая, изготавливал поделки из камня, в том числе из белого нефрита. Действовали явно по наводке, ночью забрались в мастерскую и вынесли все камни, представляющие интерес для этих заказчиков. 

Говорить о начале серийных ограблений местных мастерских, музеев и магазинчиков сувениров как минимум опрометчиво, но очевидно, что местные грабители нашли для себя новый рынок сбыта – рынок поделочных камней, представляющих интерес для Китая.

Читайте также
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector