издательская группа
Восточно-Сибирская правда

«Пришли в негодность – такое бывает»

Исчезающая в скважинах питьевая вода в Баяндаевском районе на фоне большой дискуссии о маловодье на Байкале обратила на себя внимание и чиновников и СМИ. А проблеме этой уже не один год. Жители нескольких населённых пунктов района в летнее время пьют воду из родников и небольших речек, а зимой долбят лёд, растапливая его дома, ещё с 1990-х годов.

– Вода у нас ушла не полностью – просто понизился дебит воды в скважинах, – рассказывает начальник отдела строительства и ЖКХ администрации Баяндаевского района Фёдор Хунгеев. – К примеру, в Байше трёхкубовую бочку можно наполнить в течение часа – вода бежит очень тонкой струйкой. Водовозный трактор целый час стоит у скважины, и некоторые просто не успевают набрать воду – они стали возить её из соседней деревни, Тухумы. Это за семь километров. Ещё в Байше обмелело озеро, которое подпитывалось небольшой речушкой. В прошлом году она пересохла. Для водопоя выдалбливается корыто, и воду черпают ведром, но её осталось очень мало – она уходит. В деревнях Шаманка и Шардай вода в скважинах тоже ещё есть, но её не хватает, чтобы удовлетворить потребности населения. Та же ситуация на четырёх скважинах в районном центре – Баяндае.

В нескольких посёлках о том, что можно брать воду из скважин, забыли уже давно – воды там нет не первый десяток лет. С проблемой люди справляются кто как может. «В советское время там были скважины, работали, но потом пришли в негодность. Такое бывает, когда ствол скважины из-за движения грунта искривляется. Соответственно, погрузить туда глубинный насос для прокачки воды невозможно», – поясняет Фёдор Хунгеев. В деревнях Кайзаран с населением 170 человек, Духовщина и Хиней (100) и в Хотогоре (25) жители берут воду летом из родников, небольших речек, а зимой долбят лёд, а потом пьют талую воду. Водопой скота осуществляется на реке в проруби. Скважины в этих деревнях не работают с 1990-х годов. Но жители хотят, чтобы скважины пробурили. 

Пока жители Баяндая и окрестных деревень страдают от нехватки воды, специалисты из структурного подразделения Ангарской геологической экспедиции, входящей в состав ОАО «Иркутскгеофизика», которое относится к геологическому холдингу «Росгеология», утверждают, что чистых грунтовых вод в районе предостаточно. Главное – искать их в правильном месте. «В Баяндае скважины почему-то бурят в самой деревне, но там отложения глины – около 200 метров. В глине есть слой песка, где осадки фильтруются и образуются линзы. Буровики часто вскрывают линзу, но вода там будет не постоянно – это абсолютно невозможно, – поясняет главный гидрогеолог Иркутского территориального центра государственного мониторинга геологической среды Юрий Ланкин. – Зато на краю Баяндая имеются отложения питьевых подземных вод. Это хорошее месторождение, воды там хоть залейся. Запасы – 3880 кубометров в сутки. Это в 2-3 раза больше, чем нужно посёлку. Чтобы снабдить народ хорошей водой, нужно сделать скважину на окраине Баяндая,  провести оттуда водовод, и люди будут с питьевой водой».

Юрий Ланкин уверен, что основная причина, по которой население остаётся без воды, – отсутствие культуры водопользования, а не моловодные периоды. «При сдаче водозабора в эксплуатацию запасы воды защищаются с учётом производительности скважины даже в неблагоприятные периоды. Проблемы возникают там, где строительство вели некомпетентные компании – порой они даже насосы ставят выше, чем положено. Предположим, чтобы построить дом или дорогу, инженеры проводят исследования: смотрят устойчивость грунта, разрабатывают проект. С водой ситуация иная: чаще всего никаких 

изысканий никто не делает, – сетует учёный. – В посёлках из соображений экономии нанимают буровиков без гидрогеологического сопровождения, которые очень дёшево бурят скважину. Но для качественного строительства скважины необходимо гидрогеологическое сопровождение, которое определит её производительность, качество воды. Чтобы эксплуатировать водозабор, сначала нужно провести испытания, что позволит определить схему эксплуатации.  

В администрации Баяндаевского района с тем, что скважины бурят не так, а порой и не там, не спорят. «Были такие случаи, когда бурили и до воды не доходили», – вспомнил Фёдор Хунгеев. Но избежать подобных недоразумений сейчас стремятся и муниципалитет, и правительство Иркутской области. «В феврале будет проведено выездное совещание правительства в Баяндаевском районе с участием специалистов ОАО «Иркутскгеофизика», отдела геологии и лицензирования по Иркутской области департамента недропользования по Центральному Сибирскому округу. По результатам обследований будет разработан перечень мероприятий по обеспечению населения Баяндаевского района питьевой водой», – сообщил первый заместитель министра жилищной политики, энергетики и транспорта Иркутской области Михаил Клинков. По словам Клинкова, ежегодно за счёт областного бюджета муниципальным образованиям Баяндаевского района оказывается поддержка на бурение скважин. С 2013 года их пробурено пять: в сёлах Нагалык и Старый Хогот, деревнях Шехаргун, Шутхалун и Нухунур. 

– В этом году мы хотим построить ещё четыре скважины, – говорит Фёдор Хунгеев. – Мы представили на защите в министерстве скважины в Байше, Баяндае, Духовщине и Хинее. В Байше у нас особенно острая проблема, и мы объяснили её в ведомстве – дебит воды в скважине сильно понизился, и, возможно, озеро на следующий год пересохнет. Это будет катастрофа для деревни, ведь там все люди живут за счёт скота. 

Условием получения финансовых ресурсов на строительство скважин (в этом году предполагается пробурить четыре и четыре в 2016 году) стало сотрудничество с Ангарской геологической экспедицией. «Будем работать на основании исследований, чтобы бурить не вслепую, а наверняка», – говорит Хунгеев.

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector