издательская группа
Восточно-Сибирская правда

«Я проценты считать не умею»

Двухкомнатной квартирой рассчиталась иркутянка за «быстрый займ за 5 минут»

Ольга и Галина из Иркутска, пожалуй, как никто другой осознают смысл пословицы «Время – деньги». Каждые прожитые сутки для них означают, что долг увеличился ещё почти на пять тысяч рублей. За месяц набегает 140 тысяч. Это только проценты за пользование займом. Основной долг – 700 тысяч рублей – остаётся неизменным до тех пор, пока должники не рассчитаются целиком. Это при том, что квартира, в которой сейчас проживает семья, уже является собственностью кредиторов. Сейчас Свердловский районный суд рассматривает иск об их принудительном выселении.

Начало этой истории не предвещало беды. Семья затеяла ремонт. Своих денег не было, поэтому решили подновить интерьер на заёмные. Вполне объяснимое желание – сейчас многие берут займы на разные нужды, в том числе и на ремонт. Проблема в том, что деньги решили взять в микрофинансовой организации под запредельные проценты. И, чтобы совсем было не скучно жить, свою квартиру Ольга переписала на кредитора. Однокомнатная квартира в микрорайоне Юбилейный города Иркутска по договору купли-продажи, заключённому в июле прошлого года, отошла сотруднику микрофинансовой организации за символическую цену – 400 тысяч рублей. Но это ещё цветочки. Один займ потянул за собой следующий. К счастью, или к сожалению, у Ольги и её родных была ещё одна квартира, ею и «обеспечили» новый долг. 

О том, как Ольга своими руками накинула и затянула долговую удавку на собственной шее, взрослая, дееспособная женщина рассказывает буднично и спокойно, как о покупке картошки на рынке. «Рядом с домом у нас есть мини-маркет, в нём филиал фирмы «Займи быстро». Мы были у них постоянными клиентами. Раз пять мы с мамой брали займы – где «перехватить» до зарплаты, где погасить предыдущий займ. Однажды решили взять в долг денег побольше. Хотели сделать ремонт, погасить 2-3 займа, которые у нас были, и один небольшой кредит. В «окошечке» мини-маркета сказали, что большие суммы не выдают, и посоветовали обратиться в главный офис. Он находится в центре города. 

Мы приехали по адресу вдвоём с мамой, позвонили в звонок, железную дверь кабинета открыл молодой парень. Мы объяснили, что хотим взять деньги в долг под залог квартиры. Человека, который выдаёт займы, в то время не было, и мы договорились, что зайдём в следующий раз. В итоге с нами стал работать Михаил. Он оценил мою однокомнатную квартиру, которая досталась мне от бабушки, в 1,6 миллиона рублей и сказал, что в долг может дать под неё только 400 тысяч рублей. Хотя мы просили одолжить больше. Каждый месяц мы должны были выплачивать 20 тысяч рублей за пользование деньгами, 400 тысяч рублей должны были отдать через год. Ещё говорили про какие-то проценты».

– Вас такие условия устроили? – интересуемся мы.

– Я вообще проценты считать не умею. Мы спросили в фирме, почему так много выплачивать в месяц. Нам сказали, что проценты нам насчитали не такие большие. Есть ещё больше. Тогда нас всё устроило. Сейчас я думаю, что на нас с мамой смотрели как на двух дурочек, – откровенно отвечает Ольга.

– У вас не возникло вопросов, почему договор займа заключили не с организацией, а с частным лицом?

– Мы спросили об этом. Нам сказали, что так нужно. 

– Почему вы решили оформить свою квартиру на сотрудника компании?

– Сейчас я понимаю, что зря мы пошли на всё это… Тогда не ожидала, что подписываю договор купли-продажи, думала, будет залог. Документы не проверяла, надеялась на их честность.

Вопрос, как Ольга с матерью собиралась рассчитываться с долгом, остался без ответа. Договор займа и купли-продажи был заключён в июле прошлого года. Однажды заёмщики допустили просрочку ежемесячного платежа, это сыграло на руку кредиторам. И они приготовили для своих клиентов новое, ещё более «интересное» предложение. Для сделки идеально подошла двухкомнатная квартира, в которой сейчас и живёт семья. 

Чтобы погасить задолженность и проценты, Ольге предложили новый займ, на этот раз уже в 700 тысяч рублей. Как утверждает заёмщица, из этой суммы на руки она получила 190 тысяч рублей, других денег она не видела. Как ей объяснили в конторе, 510 тысяч ушли в счёт оплаты предыдущего долга – 400 тысяч основной долг и 110 тысяч – проценты и пени. Ольга помнит, что её долго возили по разным учреждениям: в БТИ, Росреестр, к нотариусу. Помнит, что подписывала какие-то бумаги, но какие именно – не придавала большого значения, потому что очень устала и хотела, чтобы бумажные дела быстрее закончились. 

С двухкомнатной квартирой, чтобы переоформить её на сотрудника фирмы, пришлось повозиться. Жилплощадь находилась в долевой собственности Галины, Ольги и сына Ольги Владислава. Он сейчас служит в армии. Владислав был против продажи своей доли в квартире, но Ольга настояла, чтобы он выслал ей доверенность. Так что, когда сын вернётся со службы, матери предстоит непростое объяснение о том, как она распорядилась его собственностью. 

«В договоре было написано, что квартира продана за 2 миллиона 200 тысяч рублей. Но я такую сумму даже в руках не держала. Бумаги подписывала, потому что говорили: «Так нужно». Я думала, всё будет хорошо. Тем более квартиру однокомнатную на меня обратно переписали. Нам ещё говорили: вот видите, что мы вас не обманули, квартиру вернули. Ко­гда мы с мамой уходили из офиса, нам сказали: если мы знаем ещё таких людей, как мы, кому нужны деньги и у них есть квартиры, чтобы мы их приводили в эту контору. За это обещали снизить процент за займ. 

Не сразу после этого, постепенно, я начала понимать, что мы вели себя, как лохи. И через нас хотели выйти на таких же лохов», – рассказывает о своём запоздалом прозрении Ольга.

Все тайные документы и подписи достаточно быстро стали явными. «Сотрудники фирмы обнадёжили нас, обещали помочь продать однокомнатную квартиру. Сказали, что вычтут из её стоимости заём 700 тысяч рублей и проценты, которые набегут», – рассказывает Ольга. Юридически это выглядело как неисполнение договора, что развязывало руки сотрудникам конторы. 

Спустя четыре месяца после сделки кредитор пошёл в наступление. 10 апреля мужчина предъявил Ольге расчёт задолженности. В общей сложности она была должна ему один миллион 470 тысяч. 700 тысяч из этой суммы – основной долг, 140 тысяч – проценты за пользование займом, ещё 630 тысяч – пени за просрочку. Завершило комбинацию исковое заявление в суд о выселении семьи Ольги из квартиры.  

Кажется, только после этого женщина начала понимать, насколько вредно не считать проценты и раздавать свои подписи. В отчаянии она бросилась к тёте, с которой Галина и Ольга не общались несколько лет. «Ольга плакала, говорила, что хочет покончить с собой, что не знает, как ей поступить. Когда я узнала, в чём дело, я побежала в полицию, написала заявление. Конечно, я это сделала на эмоциях. Следователи надо мной только посмеялись. Ольга своей рукой подписала все документы. Сказали, что этим делом никто заниматься не станет», – рассказывает сестра Галины Ирина. Сейчас родственница взяла в свои руки заботы о горе-заёмщиках. Она и обратилась в редакцию за помощью.

Мы решили наведаться в долговую контору и, не раскрывая себя, попробовать сыграть потенциального заёмщика. Сочинив подходящую легенду (нужны деньги под залог квартиры), в одиночку отправляюсь в главный офис организации. Кстати, расположен он весьма удобно – в одном здании с отделом по социальной защите населения. Все виды «социальной защиты» в одном месте оказывают, выходит. Нажимаю на кнопку звонка и жду. Внимательно рассмотрев меня, спортивного вида молодой человек, который открыл железную дверь, на мой вопрос о займах ответил, что здесь деньги не выдают, и назвал адрес ближайшей точки. 

Не теряя надежды, иду по названному адресу. И снова прокол. Молоденькая девушка в окошке сообщает мне, что в первый раз в долг можно взять не больше пяти тысяч рублей. Пользование этой суммой обойдётся в 90 рублей в сутки. И вообще одолжить в конторе можно не больше 15 тысяч рублей. «А если мне нужны 400 тысяч рублей и в залог я готова отдать квартиру?» – уже без намёков спрашиваю я. «Тогда вам лучше пойти в банк, мы такие суммы не выдаём», – получаю отпор. Похоже, фейс-контроль я не прошла.

Значит, нужно раскрывать карты. Звоню на сотовый Михаилу, представляюсь сотрудником редакции. Он достаточно стройно описывает ситуацию. С займом к Ольге «Займи быстро» не навязывался, «она сама пришла!»: «Я не считаю, что совершил преступление. Каждый человек может дать в долг деньги другому человеку. Я одолжил Ольге деньги, она ни одного платежа не внесла. Раз она поставила в залог квартиру, значит, должна выполнить условия и освободить жилплощадь. Я хотел бы, чтобы в статье вы написали, что полиция отказалась возбуждать уголовное дело по мошенничеству. Я ничего противозаконного не сделал», – сказал Михаил. Он сообщил также, что полностью рассчитался с Ольгой за двухкомнатную квартиру, передал ей два миллиона двести тысяч рублей целиком. 

Представитель Ольги Игорь Льгов видит несколько оснований для того, чтобы отменить продажу квартиры. Во-первых, считает он, потому, что по сути договор купли-продажи таковым не являлся. Это был, скорее, договор залога. Ведь, по условиям займа, кредитор обязуется переписать квартиру обратно, если долг будет возвращён. Во-вторых, заёмщики были введены в заблуждение и не осознавали последствий сделки. Иначе клиенты, считает юрист, не заключили бы договор на кабальных для них условиях. Третья причина – Михаил не в состоянии доказать, что деньги, которыми он якобы рассчитался за квартиру, у него действительно были. И, наконец, сделка не могла состояться, поскольку одна из участниц, Галина, страдает психическим расстройством. Ходатайство о проведении экспертизы о дееспособности Галины на момент проведения сделки представитель семьи заявил в суде. Кроме того, для суда ответчики припасли несколько любопытных документов, доказывающих, что сотрудники фирмы и до случая с Ольгой проворачивали подобные дела. 

Вчера во время очередного судебного заседания стороны решили пойти на мировую. «Это выгодно Ольге и её семье, они могут выйти из состояния, в которое сами себя загнали. Кредиторы в тоже заинтересованы в мирном исходе, поскольку имущество, двухкомнатная квартира, им досталась «с нагрузкой». Галина там прописана, значит, имеет право проживать в этом помещении. Освободить квартиру может только добровольно. В ближайшее время нам предстоит договориться о том, каким образом стороны будут выходить из запутанной ситуации. Мы предлагаем такой вариант: Ольге дают три месяца на продажу однокомнатной квартиры. Она находит покупателя и рассчитывается с долгом и процентами, которые будут начислены на момент расчёта. Михаил уже пересчитал заново пени за пользование займом (речь о 700 тысячах рублей. – Ред.) Уточнённая сумма – 850 тысяч рублей вместо миллиона 470 тысяч, которые он заявлял в апреле. Понятно, что ко времени расчёта долг возрастёт. Проценты набегают каждый день. В свою очередь Михаил перепишет двухкомнатную квартиру обратно на Ольгу, Галину и Владислава. Он признал, что деньги за двухкомнатную квартиру Ольге отдал не полностью. Напомню, это предварительные устные договорённости», – сообщил Игорь Льгов.

Благодаря вмешательству родственников и юриста Ольга и Галина могут выйти из этой истории с наименьшими потерями. Если так можно назвать то, что за 400 тысяч рублей и 190 тысяч, которые «перепали» им от второй сделки, они должны отдать квартиру. 

Люди, погружённые в сферу микрофинансовых займов, говорят, что именно такая схема, когда вместе с договором о займе на крупную сумму клиент подписывает договор купли-продажи своей квартиры, наиболее распространена. Правда, кредиторы заранее страхуются от «прописанных в квартире бабушек». Единственный прокол Михаила состоял в том, что он не проследил, чтобы квартира была «без хвостов». То­гда и в суд бы идти не пришлось. 

Займы в микрофинансовых организациях (плата за пользование деньгами доходит до 1000 процентов и выше) популярны у людей, у которых нет официальной зарплаты или которым отказывают банки. Обычная практика – человек не рассчитал свои силы, не выплатил долг и тихо расстался с квартирой. Никто не вопит об этом на площадях. Специалисты прогнозируют, что ряды потерявших жильё из-за займа в ближайшее время будут пополняться людьми, которые не в состоянии платить долги за банковские кредиты и идут «перехватить» деньги на ежемесячный платёж в такие долговые конторы. Многие потенциальные жертвы не осознают опасности, которые несут в себе такие сделки. Возможно, история Ольга и Галины, просочившаяся в прессу, станет для кого-то предостережением.

От редакции: Имена участников разбирательства и название коммерческой организации изменены.

Читайте также
Свежий номер
События
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector