издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Ископаемое прошлое

Иркутские археологи рассказали о находках этого лета

  • Автор: Алёна МАХНЁВА

Тайны древних людей, вал Чингисхана и крушение русского судна «Нева» у берегов Русской Америки исследовали этим летом иркутские археологи. Короткий сезон раскопок и разведочных экспедиций завершён. Об открытиях и новых загадках на прошлой неделе учёные рассказали журналистам.

В январе 1813 года судно «Нева», снабжавшее всем необходимым жителей Русской Америки, наткнулось на рифы и затонуло недалеко от острова Крузоф. Известно, что первую шлюпку, спущенную на воду с женщинами и детьми, тут же перевернуло волной. Спаслись лишь около двадцати мужчин, которые два месяца жили на острове, пока благодаря местному мальчику, рыбачившему в тех местах, их не нашли жители города Ситки.

Злоключения русских моряков давно интересуют археологов. Американские учёные провели исследования морского дна и зондирование с помощью металлоискателей, нашли артефакты, которые позволяли надеяться, что лагерь выживших с «Невы» будет обнаружен, – железные топоры, по форме похожие на русские топоры начала XIX века, отдельные детали оснастки корабля. Руководствуясь этими находками, нынешним летом интернациональная команда исследователей отправилась на поиски. Иркутск представляли заведующий лабораторией археологии ИрНИТУ Артур Харинский и учёный секретарь музея «Тальцы» Евгений Лыхин. 

Среди находок с острова Крузоф много вещей, которые относятся к XIX веку и косвенно указывают на присутствие русских моряков: пули, кремнёвые составляющие механизмов ружей, металлические обломки, небольшое количество костных остатков, рассказывает Артур Харинский. Однако стопроцентного подтверждения, что лагерь был именно там, пока не найдено. «Работа была интересной – мы прикос­нулись к прошлому своего народа. Полезным был опыт работы с американскими коллегами – увидели, как организуются археологические работы разведочного плана на территории, где нет никаких средств коммуникации, человеческого жилья, где ходят медведи и олени, а около берега плавают косатки и киты», – поделился учёный. У археологов иркутского политеха давние связи с американскими коллегами: вместе они вели раскопки на месте бывшего «офиса» Русско-Американской компании в Иркутске и на месте Тальцинского стекольного завода. Изделия с него поставлялись в Америку, а один из руководителей Русско-Американской компании был и совладельцем завода. 

Сотрудничали исследователи ИрНИТУ и с учёными из России и Монголии. С коллегами из Владивостока и Читы продолжали раскопки на памятниках XIII-XIV веков на территории Юго-Восточного Забайкалья, которую считают одним из центров образования будущего монгольского народа. «Занимались раскопками Кондуйского городища – сооружения дворцового типа, которое находится недалеко от станции Борзя, – продолжает Харинский. – Разобрались отчасти в архитектуре этого строения, нашли много интересного археологического материала, прежде всего черепицы. Руководил этими раскопками член-корреспондент РАН Николай Гранин». 

«Восточные» исследования ­ИрНИТУ в этом году включали изучение так называемого вала Чингисхана – огромного фортификационного сооружения, которое протянулось на 730 км по территории Восточной Монголии, Китая и Забайкалья. Впрочем, построено оно было задолго до самого Чингисхана, ещё в X веке, империей Ляо для защиты от северных варваров. 

Ещё одно направление научного интереса в Монголии – хуннские городища. Хунны больше известны как кочевой скотоводческий народ, но на самом деле они создали одну из первых держав в Центральной Азии. Одно из самых известных хуннских городищ находится недалеко от Улан-Удэ, в Иволгинске. В Монголии их начали исследовать только последнее время. «И вот мы, пытаясь закрыть это белое пятно в архео­логии хуннов, проводили исследование одного из городищ на северо-востоке центрального аймака Монголии», – рассказывает учёный. Вероятно, оно было временной резиденцией шаньюя (предводителя) кочевников или его приближённых. 

Продолжались этим летом также исследования на реке Витим в Бодайбинском районе Иркутской области. Уже два десятка лет учёных исследуют стоянки древнего человека Коврижка 1–5. На Коврижке-4 в 2012 и 2014 годах открыли и начали раскопки уникальных объектов – жилищ эпохи каменного века. Нынешний сезон был завершающим. «Жилище представляет собой округлое в плане пятно культурных остатков диаметром 4 метра 20 сантиметров, которое на половине окружности имеет внешнюю кладку из больших камней и валунов», – говорит научный сотрудник лаборатории археологии ИрНИТУ Алексей Тетенькин. 

Объект уникален по нескольким причинам. На севере Байкальской Сибири таких памятников до сих пор не находили. «От Байкала до мыса Дежнёва, наверное, всего пять или шесть памятников, содержащих подобные объекты», – объясняет учёный. Благодаря паводковым пескам реки Витим, накрывшим комплекс, его сохранность близка к идеальной. 

Немалая загадка для учёных – возраст жилища. «Ещё весной мы были более-менее уверены в датировке этого памятника, имелась радиоуглеродная дата, которая не противоречила всем существующим по комплексу памятников «Коврижка», – это 8300 радиоуглеродных лет, в пересчёте на календарные около 9000 лет, – рассказывает Тетенькин. – Но в начале лета мы получили ещё одну датировку, которая привела нас в недоумение». По костным остаткам в лаборатории в Уппсале (Швеция) определили: возраст жилища – 15000 лет. Теперь нужно проводить дальнейшие исследования, чтобы выяснить, какая датировка ближе к истине. 

Содержание комплекса не менее любопытно. Пол жилища был интенсивно засыпан охрой, растёртой в мелкий порошок, а центральное кострище накрыто слоем песка, поверх которого хозяева «дома» положили по камню, совершив так называемый ритуал закрытия очага. Интересно, что из 12 камней обкладки жилища шесть – парные: один окатанный валун, а другой – плоская гнейсовая плита. Камни, которые перекрывают очаг, тоже парные. Во внутреннем пространстве учёные выделяют хозяйственные зоны: скрёбла, ножи, скребки найдены в одной половине, а в другой – большое количество каменных микропластин, которые были исходным материалом для наконечников охотничьих копий и стрел. 

Радует археологов и то, что в пяти метрах от этого раскопа обнаружено продолжение культурного слоя – ещё одна пара валунов плюс плита, охра, уголь и костные остатки. Такой же охряной прокрас нашли в 10 см выше, что обещает новые находки в будущем. 

Вообще же за десятилетия исследований Коврижек сделано немало открытий, которые ещё предстоит научно осмыслить. 

Археологи ИрНИТУ готовились и к новым исследованиям. Прежде чем начать раскопки, учёные отправляются в разведочные экспедиции. Дмитрий Кичигин, научный сотрудник той же лаборатории, и его коллега Ульяна Емельянова вернулись из путешествия по северо-западному побережью Байкала. Там они нашли семь новых объектов эпохи бронзы и раннего железа, подтвердили семь ранее выявленных объектов. В окрестностях села Кумора в долине Верхней Ангары обнаружили ранее неизвестную стоянку в устье реки Харчовки. Учёные искали также могильник, о котором встречаются упоминания в разных источниках. Местные жители находили в огородах нефритовые тёсла и другие артефакты, но здесь усилия археологов не увенчались успехов. 

Новые научные кадры готовят в ИГУ. В этом году летняя практика студентов-историков проходила на раскопках Крушинского могильника на Верхней Лене (Качугский район). 

«Вскрыта площадь около 50 квадратных метров, обнаружили одно погребение конца IV-III тысячелетия до нашей эры, – сообщил старший преподаватель кафедры истории и методики пединститута ИГУ Дмитрий Шергин. – Нашли предметы из кости: фигурку медведя, остроконечник, тесловидное орудие и два ножичка». 

Читайте также
Свежий номер
События
Фоторепортажи
Мнение
Пресс-релизы
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector