издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Аукцион для конфиската

Нелегальный лес может пойти на биржу

  • Автор: Мария ШМЕЛЁВА

Иркутская область может стать пилотным регионом, где будут отрабатываться механизмы биржевой торговли конфискованными лесоматериалами. По словам первого вице-президента, заместителя председателя правления ЗАО «Санкт-Петербургская Международная товарно-сырьевая биржа» Михаила Темниченко, Росимущество, которое сейчас распоряжается изъятым лесом криминального происхождения, эту идею одобрило. Однако как она будет реализована на практике, пока неясно.

Работу товарной биржи на рынке лесоматериалов на прошлой неделе обсуждали эксперты за круглым столом в рамках выставки «Сиблесопользование. Деревообработка. Деревянное домостроение».  С прошлого года лес продаётся на «Санкт-Петербургской Международной товарно-сырьевой бирже» (СПбМТСБ), напомнил её первый вице-президент, заместитель председателя правления Михаил Темниченко. Динамика торгов положительная – увеличилось количество клиентов, базисов, проведённых торговых сессий и сделок. Это даёт основания надеяться, что биржа будет развиваться, отмечает Темниченко, признавая, что объёмные показатели торгов внушают несколько меньше оптимизма: «Последние два-три месяца был провал, объясняемый объективными причинами. Приближается сезон заготовки лесоматериалов, и от ближайших трёх-четырёх месяцев мы ожидаем активного роста объёмов торгов на лесной бирже». 

СПбМТСБ предлагает продавать на биржевых аукционах конфискат незаконных рубок древесины. По информации биржи, в Иркутской области в эту категорию попадает более 500 тыс. кубометров древесины. При этом практически все лес­ничества имеют возможность организации процедур, связанных с заготовкой леса, от трелёвки и погрузки до вывоза. Многие учреждения располагают аккредитованными биржевыми складами, на базе которых происходят торги. «В связи с этим мы обратились в Росимущество с предложением рассмотреть возможность реализации конфиската», – сообщил Михаил Темниченко. Росимущество, по его словам, идею поддержало.

Вариантов продажи конфиската через биржу несколько. Сейчас нелегальный лес автоматически попадает в федеральную собственность и дальше проходит сложную процедуру реализации. На практике Росимущество, которое не имеет полной инфраструктуры для этого, не может полностью контролировать процесс продажи конфиската. «Цена спорная, большое коли­чество древесины просто пропадает, – отметил Темниченко. – Рассматривается вариант, когда Росимущество будет передавать древесину субъекту РФ, на территории которого она была выявлена. Рос­имущество передаёт конфискат правительству региона, который, опираясь на сеть лесхозов, подключённых к электронным биржевым аукционам, может организовать все процедуры вывоза древесины с участков». Такая схема предполагает, что часть выручки пойдёт на компенсацию затрат лесхозов, остальное – в бюджет.  

Второй вариант – расширение базисов поставок. «Сегодня основной вид базиса – франко-склады лесхозов, но это только часть рынка леса, причём не самая значительная, – объясняет эксперт. – Можно подобрать площадки на территории области, которые стали бы базисами продаж для большего количества участников, а не только одного лесхоза». Расширение складов возможно за счёт рыночных участников леса, но пока тех, кто хотел бы аккредитовать свою площадку в качестве биржевого склада, немного. 

Третий путь связан с изменением механизма установления экспорт­ных квот. Сегодня к нему есть претензии: владельцы квот не всегда являются реальными заготовщиками леса. «Самые крупные объёмы по квотам в Иркутской области получили три предприятия, не имеющие мощностей по переработке – просто перекупщики», – приводит пример Юрий Логачёв, президент Союза лесопромышленников и лесоэкспортёров Иркутской области. СПбМТСБ предлагает вместо квот лесоэкспортёрам перейти на установление единого общего лимита по экспорту на регион, а условием получения скидки по таможенной экспортной пошлине сделать приобретение товара на экспортных торгах. Эта идея сейчас обсуждается с Минпромторгом.

«Инициатива по экспортным квотам – революционное предложение, но расчёты показывают, что это может сыграть положительную роль», – заявил заместитель министра экономического развития Иркутской области Евгений Семёнов. Он добавил, что региональное министерство считает биржевые торги оптимальным способом продажи леса, благодаря которому могут вырасти поступления в бюджет. Лесная отрасль за первые полгода принесла в казну Приангарья порядка 1,5 млрд рублей; если исключить «серые» схемы и упущенную выгоду, эту цифру можно в несколько раз увеличить, уверен чиновник.

Идеи биржевой продажи конфиската, по мнению старшего прокурора отдела охраны природы прокуратуры Иркутской области Анны Минеевой, требует дополнительной проработки с точки зрения законодательства. Действующие нормы не позволяют Росимуществу передавать изъятую древесину субъектам Российской федерации. «Более того, может встать вопрос с ценой, поскольку она устанавливается эксперт­ным заключением, – подчеркивает Анна Минеева. – В частности, у нас такие заключения выдают специалисты ЭКЦ ГУ МВД. И продажа по иной цене не допускается».

Юрий Логачёв попросил не считать его оппонентом биржевой торговли, но по нескольким пунктам высказался скептически. «Время идёт, а участниками торгов остаются только подведомственные государству структуры. К сожалению, пока добровольных участников мы там не наблюдаем», – напомнил эксперт. Его озабоченность вызывает и процедурный момент. Если прозрачность ценообразования на бирже не вызывает вопросов, то механизмы для определения законности происхождения древесины пока неясны. Принятый в 2010 году областной закон № 93 «Об организации деятельности пунктов приёма и отгрузки древесины на территории Иркутской области» должен исключить нелегальную продажу леса. «В регионе вообще не должно остаться ни одного жулика, – комментирует президент Союза лесопромышленников и лесоэкспортёров области. – К сожалению, ни одного случая, когда бы программа поймала или обнаружила недобросовестного лесозаготовителя, за время действия этого закона не зафиксировано. Ловили только органы – на делянах, на дорогах». Также непонятно, отфильт­рует ли биржа перекупщиков-лесоэкспортёров. 

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector