издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Тайна записей на полях

«Молчановка» восстанавливает историю бытования древней книги «Жития святых» Димитрия Ростовского

История жизни этой книги написана на её полях владельцами. Десятки записей ещё предстоит расшифровать, чтобы понять, какой путь она проделала из рук архимандрита Мисаила, отправившись в Судженскую пустынь в Курской губернии, а потом – через годы и годы в Сибирь. Книга «Жития святых» Димитрия Ростовского 1764 года выпуска вернулась в «Молчановку» после реставрации в Санкт-Петербурге. На её восстановление понадобилось больше года. До реставрации книгу было опасно открывать – сыпалась бумага; сегодня же это экземпляр, которым могут пользоваться исследователи. При реставрации издания были использованы японская бумага и кожа, которую специально заказывали в Европе. Стоимость реставрации – 600 тысяч рублей. Когда писался этот текст, ещё не было известно, каким образом книга попала в Иркутск и где она хранилась до того, как попала в библиотеку. Но за день до сдачи текста в печать библиотекари редкого фонда «Молчановки» связались с «Иркутским репортёром» и сообщили – расшифрована ещё одна надпись на полях. Она гласит, что книга принадлежала Филиппу Петровичу Красникову, была в иркутском Вознесенском монастыре, когда туда в 1884 году поступил послушник Красников.

«Каждый лист был вручную очищен»

Книга весит больше 5 килограммов, и держать её в руках непросто. «Жития святых» Димитрия Ростовского использовались для чтения вне богослужений. «Изначально застёжки были утрачены. Обратите внимание на кусочки кожи, выступающие на поверхности переплёта – это всё, что осталось от оригинального переплёта. Первоначально он был весь разбит, деформирован. Крышки книги традиционно деревянные, бумага – тряпичная», – рассказывает главный специалист отдела историко-культурного наследия Иркутской областной государственной универсальной научной библиотеки им. И.И. Молчанова-Сибирского Наталья Суханова. В мае 2014 книжный памятник федерального значения «Жития святых» Димитрия Ростовского уехал на реставрацию в Федеральный центр консервации библиотечных фондов Российской национальной библиотеки в Санкт-Петербурге. 

Перевозка такой книги – дело нетривиальное. Груз опечатывается, оформляется специальное разрешение, книга едет упакованной в специальной коробке. Специалист библиотеки не вправе сдавать её в багаж, книга должна находиться в салоне транспортного средства вместе с человеком, который её перевозит. «Книжный памятник можно перевозить только как ручную кладь в сопровождении всех разрешений и документов», – говорит Наталья Суханова. Назад в Иркутск книга вернулась в августе 2015 года. Больше года с ней работали реставраторы высшей категории. Нужно было заказать специальную кожу, при доливке листов использовалась японская бумага. «Наши реставраторы рассказывали, что для переплета была использована особенная кожа, которую пришлось заказывать в Европе, в России такой не нашлось», – говорит Наталья Суханова. Поэтому реставрация «Житий святых» Димитрия Ростовского была более долгой, чем восстановление в этом же санкт-петербургском центре самой старой книги Молчановки – «Евангелия учительного» Кирилла Транквиллиона 1619 года. «Евангелие учительное» уехало в Санкт-Петербург в октябре 2013 года, а в мае 2014 года книга уже вернулась в Иркутск. Тогда же в северную столицу библиотекари отвезли «Жития святых» Димитрия Ростовского. 

«Стоимость реставрации – 600 тысяч рублей, – говорит Наталья Суханова. – Это ручная реставрация, каждый лист книги был вручную очищен и долит.  Книжные памятники федерального значения региональный центр консервации и реставрации библиотечных фондов Молчановки самостоятельно восстановить не может – не имеет права, не имеет и средств. У каждого центра есть допуск к реставрации только определённой категории памятников. Это процедура, требующая высокой квалификации специалистов, кроме того, она достаточно дорогостоящая». 

«Сравнили с московским экземпляром»

Но ещё до того, как отправиться в Санкт-Петербург, книге, наконец, вернули её настоящий возраст и имя. Дело в том, что в «Житиях…» нет титульного листа, и поэтому ­узнать, что это была за книга, какого автора и в каком году выпущена, было сложно. На первых листах есть отметки: «1690 год», «1695 год», так книгу датировали ещё советские библиографы. Однако в июле 2013 года старший научный сотрудник Музея книги Российской государственной библиотеки Елена Александровна Емельянова определила, что это книга святого митрополита Димитрия Ростовского «Жития святых», вторая часть, изданная в Москве в синодальной типографии в 1764 году. Точную датировку удалось установить после того, как иркутский экземпляр был сверен с хранящимся в Москве. На листах книги можно разглядеть филиграни. Один знак представляет собой просто вензель, второй – инициалы «А.Г.» (Афанасий Гончаров). Бумага была изготовлена на фабрике Афанасия Гончарова, прадеда Натальи Гончаровой, жены Александра Пушкина. 

«Это уже третье московское издание «Житий святых», – говорит Наталья Суханова. – Для исследования истории написания текста очень важно каждое издание. Над «Житиями святых» Димитрий Ростовский начал работать в 1684 году, собор Киево-Печерской лавры благословил его на этот труд. Использовал он в работе первое собрание житий, которое было составлено святителем Макарием. Макарьевские «Жития святых» были составлены ещё в XVI веке, это первый всеобъемлющий труд, в котором были собраны события из жизни святых подвижников. Димитрий Ростовский также работал и с трудом византийца Симеона Метафраста. Дело в том, что после того как Макарий составил «Жития святых», следующим человеком, который хотел заняться этим трудом, был Пётр Могила, митрополит Киевский, Галицкий и Всея Руси. Жизнь его оборвалась, и он не успел осуществить задуманное. Рукопись Симеона была выписана с Афона, а макарьевские «Жития святых» из Москвы, были получены все необходимые материалы для работы. Собор Киево-Печерской лавры передал митрополиту Ростовскому рукописи, выписанные Петром Могилой. Работал над ними Дмитрий Ростовский 20 лет. Труд был напечатан четырьмя книгами типографией Киево-Печерской лавры в 1689, 1695, 1700, 1705 годах. В книге приводятся по месяцам года все жизнеописания святых, описания праздников и поучительные слова. Святитель Ростовский добавлял различные исторические данные, связанные с тем или иным празднованием. Впоследствии его «Жития святых» использовали и как исторический источник». Первая из четырёх книг начиналась с первого месяца года, тогда это был сентябрь. «У нас хранится вторая книга, в которую входят декабрь, январь и февраль», – рассказывает Наталья Суханова.

После выхода четырёх книг в свет по распоряжению Русской православной церкви начались внесения правок в «Жития святых». И это интересно, потому что каждое последующее переиздание отличается от предыдущего, агиографам интерес­но посмотреть и сравнить.  В «Молчановке» хранится третье московское синодальное издание «Житий святых» Димитрия Ростовского. Интересно, что после того как Дмитрий Ростовский закончил свои «Жития святых», макарьевские «Жития…» с середины XVII века практически не публиковались. И в РПЦ принято было уже ссылаться на «Жития святых» Димитрия Ростовского. Их активно использовали как книги для чтения, по ним учились читать. Известно, что Александр Пушкин выписывал образ юродивого в «Борисе Годунове» на основании «Житий святых» Димитрия Ростовского. Он называл эту книгу «вечно живой», «неистощимой сокровищницей для вдохновенного художника».  Историки Николай Карамзин, Август Шлёцер, Василий Татищев использовали их уже как исторический источник. И до сих пор они перепечатываются и используются, поскольку для православной церкви актуальность «Жития…» не потеряли. 

Расшифровка истории

После реставрации и начинается самая интересная часть жизни книги. Теперь можно не бояться за её сохранность. Все советские годы книга хранилась в полуразрушенном состоянии, поскольку тогда не было средств на реставрацию. «Раньше с книгой было опасно работать: при открытии и закрытии сыпалась бумага, мог пострадать и печатный текст, – говорит Наталья Суханова. – Если бы учёные часто её перелистывали, то мы бы могли утратить экземпляр совсем. До реставрации она хранилась в коробке из бескислотного картона, но пределы хранилища не покидала, мы её никому не показывали».

В книге большое количество заметок и помет, различных записей, говорит Наталья Суханова. Однако с того момента, как её привезли с реставрации, у библиотекарей не было времени вплотную заняться расшифровкой. Какие-то надписи можно расшифровать и сейчас, а наиболее сложные, требующие идентификации, возможно, придётся отправлять специалистам в Москву. «В московских библиотеках лучше расшифровывают такие записи,  – поясняет библиотекарь. – Это опыт, специалисты каждый день сталкиваются с подобными задачами.  Исследователи привыкают к почеркам, к характерным особенностям, наклону, написанию тех или иных букв. Поэтому, когда они смотрят на записи, им проще их расшифровать». Исследователям предстоит восстановить всю историю бытования книги по записям. На книге сохранились только печати Иркутской публичной библиотеки, это означает, что она сразу же из богослужебного заведения перешла в библиотеку. Возможно, какой-то более ранний штемпель был на титульном листе, но он не сохранился.

В книге большое количество заметок и помет, различных записей

Самая интересная из уже расшифрованных записей принадлежит архимандриту Мисаилу. Эта полистная вкладная запись гласит: «Сия книга житий святых от синодалнаго члена ставропигиалного ново… что при ве… граде Москве монастыря архимандрита Мисаила в Судженскую предтечеву пустыню дана вкладом для поминовения родителей своих …».  «Книга была подарена архимандритом Судженской предтечевой пустыни для поминовения родителей, – поясняет Наталья Суханова. – Известно, что «вклад» был сделан в Москве, а затем книгу увезли в Курскую губернию». 

Каким образом книга оказалась в Иркутске и где она хранилась, было непонятно. На страницах библиотекари обнаружили ещё множество записей, которые ждут расшифровки. При беглом просмотре видно, что в книге достаточно записей, сделанных явно в ХХ веке, к примеру: «Читай!», «Обрати внимание!». Когда мы общались с сотрудниками редкого фонда, к работе над книгой только приступили, однако за день «до того, как этот текст был сдан в пе»чать, пришло сообщение из «Молчановки», что расшифрована ещё одна надпись. «Филипп Петров Крас­никовъ воронежской губернии Павловского уезда. Поступил … въ[его] Иркутск[ий] вознесенск[ий] 1884 год Сентябрь 25. При настоятеле Епископе Макарии Киренския». Его же рукой даны многочисленные пометы: «послушника Возни[сенского] монастыря Филиппа Петровича Красникова». Так удалось установить, что книга была в Вознесенском монастыре, когда туда в 1884 году поступил Красников, а в 1920-е была реквизирована. Однако в книге есть ещё записи, их пока не расшифровали. Поэтому у «Житий…» были и другие владельцы. 

Книга будет представлена на выставках, работать с ней могут и исследователи, и священнослужители в читальном зале редкого фонда. По этой книге будет написана научная работа. Пока «Житиями святых» Димитрия Ростовского читатели ещё не интересовались, но в целом спрос на религиозную литературу есть. Вес­ной в «Молчановку», к примеру, обращались специалисты Санкт-Петербургской духовной академии. Они интересовались литературой и периодикой религиозной направленности, изданной в Иркутске. К примеру, «Иркутскими епархиальными ведомостями», изданиями о местных священнослужителях – архиепископе Вениамине, епископе Иннокентии Кульчицком. «Мы отвечали на запрос Санкт-Петербургской духовной академии, и в благодарность они прислали библиотеке современные богословские книги», – говорит Наталья Суханова. 

Реставрация «Евангелия учительного» Кирилла Транквиллиона и «Житий святых» Димитрия Ростовского проходила в рамках проекта «Комплексная реставрация книжных памятников из фондов библиотек России» на 2014 год по федеральной целевой программе «Культура России на 2012–2018 гг.».  Сейчас «Молчановка» подала заявку на ещё один конкурс в рамках этой программы. На этот раз библиотекари надеются отреставрировать хранящееся в фондах «Евангелие», изданное в 1648 году Московским печатным двором. Самая древняя книга редкого фонда «Молчановки» – «Евангелие учительное» Кирилла Транквиллиона, а «Евангелие» 1648 года – второе по древности. «У этой книги отсутствуют форзацный и нах­зацный листы, утрачены уголки, листы загрязнены по всему книжному блоку, видны следы реставрации, – говорит Наталья Суханова. – Переплётные крышки отделены от книжного блока, повреждён корешок, когда-то книга имела застёжки и накладные элементы верхней крышки переплета, теперь они утрачены.  То есть раньше на переплёте был оклад, который в советское время, вероятно, сняли. Остались только крышки со следами креплений. Сам книжный блок достаточно хорошо сохранился – все книжные листы и гравюры в сохранности. Книга нуждается в тщательной чистке, поскольку она богослужебная, а потому часто использовалась». 

Книги из редкого фонда реставрируются и специалистами регионального центра реставрации и консервации. Сейчас на «лечении» в центре находится «Апостол» – богослужебная книга конца XIX – начала ХХ века. Что касается книжных памятников федерального значения, то «Молчановке», как региональной библиотеке, выделен лимит на реставрацию одного книжного памятника в год. «В реставрации нуждается достаточно много книг, – говорит Наталья Суханова. – Но для этого нужны средства. Мы отправляем на «лечение» самые ветхие экземпляры, у которых рассыпается бумага, отходят переплёты. По оценкам реставраторов,  восстанавливать нужно около 50% книжных памятников федерального значения в нашем редком фонде. Однако сейчас мы занимаемся наиболее проблемными экземплярами, таких у нас около двух десятков. Всего же книжных памятников федерального уровня в нашем фонде насчитывается около шестисот».  

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Пресс-релизы
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector