издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Дом для «Надежды»

В этом доме будет два этажа и 26 окон. Дом для «Надежды» уже построен – есть фундамент, крыша, стены. Если повезёт и 8 миллионов рублей наберутся к весне, здание будет готово к эксплуатации уже следующей осенью. Возможно, кто-то из спонсоров поможет материалами; также необходимо подключение инженерных сетей. Ведь дом мало построить, его нужно отделать и обставить, в доме необходимы вода и тепло. Тогда воспитанники Иркутской областной общественной организации инвалидов детства «Надежда» будут заниматься, работать не в тесноте, а в хороших бытовых условиях. Центр расширится и сможет принять других детей. А их мамы пойдут на работу со спокойной уверенностью – дети присмотрены, накормлены, заняты делом.

Простое право на труд

«Безвыходных ситуаций не бывает» – эти банальные оптимистичные слова кажутся ложью, когда в семье рождается ребёнок с инвалидностью. Особенно если диагноз звучит как «умственная отсталость». Смириться с тем, что твой сын или дочь никогда не смогут учиться в обычной школе, не будут приняты на работу, не смогут жить самостоятельно и даже не всегда вступят с тобой в разговор, очень сложно. Поэтому кто-то сразу сдаёт детей с особенностями в спецучреждения. Как говорится, с глаз долой… Хотя сегодня отмечается положительная тенденция – всё меньше людей отказываются от своих детей, они готовы нести эту ношу. Для таких родителей действительно нет безвыходных ситуаций – они находят друзей по несчастью, объединяются, создают общественные организации и движения. И иногда им удаётся почти невозможное – например, построить реабилитационный или социальный центр.

История Татьяны Фёдоровой – из этого разряда. Личные обстоятельства способствовали тому, что женщина начала активно заниматься общественной деятельностью, объединившись с другими мамами. Её сыну Даниле сейчас 23 года. Ребёнку был поставлен диагноз «аутизм», но благодаря самоотверженности и упёртости родителей, длительной работе с психологами мальчика удалось вывести в приемлемое социумом состояние:

На участке на пересечении улиц Пушкина и Кайской площадью в 11 соток уже отстроено двухэтажное здание. Много было сделано пожертвований от простых людей, помогали прихожане и настоятель Николо-Иннокентьевского храма.
На завершающий этап необходимо около

– В два с небольшим года сын пережил клиническую смерть, после которой перестал говорить совсем. Мы тогда жили в Черемхове, встал вопрос, как помочь ребёнку, как вообще со всем этим жить. Данила был одним из первых аутентичных публичных детей в нашем городке, на него все ходили смотреть, как на диво. Но относились хорошо, доброжелательно. В течение года Данила ходил в детский сад, где нам очень повезло с педагогами. За что я им до сих пор благодарна: трудно понимать и принимать такого человека, молчуна, чьи реакции по большей части непонятны. Затем мы решили переезжать в Иркутск, здесь был «Прибайкальский талисман» с большим опытом работы с такими ребятами. До 14 лет с Данилой плотно занимались в этой организации. А затем снова встал вопрос, куда двигаться дальше – дома сидеть или продолжать что-то делать. Мы собрались инициативной группой родителей и решили создавать мастерские в городе. Дети росли, нужно было думать, как их дальнейшую жизнь выстраивать. И мы сообща назвали нашу организацию «Надежда» – потому что у родителей появилась какая-то надежда на будущее для своих детей.

Воспитанники «Надежды» – с психическими и интеллектуальными нарушениями. Даже во взрослом возрасте они нуждаются в постоянной опеке. Полный рабочий день в социальном центре (занятия, прогулки, питание, выездные мероприятия) позволяют мамам спокойно выйти на работу. Ведь на пенсию по инвалидности (порядка 13 тысяч рублей) не проживёшь. Да и постоянное сидение дома часто негативно сказывается на настроении, социум нужен всем. Татьяна Фёдорова оставила работу бухгалтером и полностью посвятила себя «На­дежде». Центр стал её главным делом. Со временем ребят в «На­дежде» стало больше, хотелось двигаться, развиваться. Да и в арендованном помещении стало тесновато.

– Мы обратились к депутату Татьяне Семейкиной, написали в КУМИ, нам выделили это деревянное помещение на Касьянова. У нас есть субсидия на оплату аренды и коммунальных платежей. В 2010 году мы привлекли спонсоров и сделали ремонт. И с самого первого дня подавали заявки на самые разные гранты. Но молодой организации обычно никто ничего не даёт, желателен опыт работы. И наш переезд в собственное помещение, где мы могли поставить оборудование, стал большим репутационным плюсом. Нам дали первый грант, и с тех пор мы постоянно подаёмся и что-то выигрываем, – делится Татьяна Фёдорова. – Наша главная цель – трудовая занятость ребят. В центре сложился свой распорядок дня – ребята до обеда работают в мастерских с перерывом на завтрак. После обеда – обязательная прогулка. И каждый день разные дополнительные занятия – живопись, география и так далее. Ещё мы часто выезжаем в музеи, библиотеки, сформировался уже свой круг интересов. Многие инвалиды, увы, не социализированы, но это не про наших детей. Свою главную миссию мы видим в том, чтобы помочь людям с особенностями развития реализовать своё право на труд, реабилитацию и социальную жизнь.

В новом здании у каждого воспитанника будет своё рабочее место.
Сейчас же на одном верстаке в деревообрабатывающей мастерской два человека стоит.
Хочется простора

В «Надежде» у детей развивают, в первую очередь, прикладные умения. Мастерских пять – ткацкая, швейная, деревообрабатывающая, полиграфическая и мастерская по валянию.

Идеальная конечная цель – зарабатывание денег на продаже изделий. Но здесь, как обычно, возникла запинка, – сложно найти рынок сбыта. «Надежде» трудно конкурировать даже с людьми других групп инвалидности. Ну и себестоимость изделий получается высокая. В «На­дежде» работают в основном с натуральными материалами, которые в последнее время выросли в цене. Ну и ввиду особенностей ребят каждое изделие очень долго выполняется. Сейчас ребята всё больше работают самостоятельно, но чтобы довести продукт от начала до конца, нужна помощь педагога. Ассортимент разнообразить тоже непросто. Ребята длительно одной операции учатся и выполняют её долго.

Ирина Чупрунова, одна из мам, показывает нам полотенца, над которыми работают девушки. 

– Часть из них пойдут для продажи на ярмарке. Девчата сами покрасили ткань в технике «батик» и сейчас её обшивают. У нас три швейных машинки. Лена только на ручной работает, а вот Маше проще на электрической. Но машинок нам не хватает, если у кого дома есть ненужные, приносите нам.

Ещё бы восемь миллионов 

Ребята работают в основном с натуральными материалами,
например деревом

В деревянном, почти аварийном доме на Касьянова очень тесно. Но неподалёку есть земля. И на земле даже стоит дом. По истории о выделении этой земли можно читать историю Иркутской области последних лет. Первое постановление было подписано в 2008 году губернатором Есиповским – о предварительном выделении участка под строительство специализированных мастерских. Потом начались бесконечные согласования. Менялись губернаторы, и только в прошлом году «Надежде» выдали разрешение на строительство.

– На получение разрешения ушло почти шесть лет. У меня приятель шутил: «Страна за четыре года такую войну выиграла, а ты за пять лет только землю согласовала!». Проект ведь интересный, социальный, я ожидала получить поддержку властей, но столкнулась с бюрократическими сложностями, – продолжает председатель правления «Надежды». – Участок на пересечении улиц Пушкина и Кайской – площадью в 11 соток. Изначально планировалось построить трёхэтажное здание. Но поменялись санпиновские нормы, и было отстроено два этажа. Каждый – 154 квадрата. 

Параллельно с выбиванием разрешения на строительство шёл и сбор денег. Грантодатели строительство не поддерживают. Деньги «Надежда» зарабатывала на благотворительных ярмарках. Много было сделано и пожертвований от простых людей. Но, как это принято, местные миллионеры не помогали. Зато помогали прихожане и настоятель Николо-Иннокентьевского храма.

– Нам удалось собрать 4 миллиона 300 тысяч рублей. Этого хватило на фундамент, стены и крышу. Кто-то помогал материалами, кто-то профлистом. Чтобы закончить строительство и заехать в дом, нам необходимо ещё порядка 8 миллионов рублей. Смета есть, но цены растут и меняются, поэтому точную сумму, до копейки, озвучить сложно. На окна, а их необходимо установить 26 штук, собирает московский благотворительный фонд «Нужна помощь». Ещё необходимо провести электричество, установить сантехнику, отделать помещение. Частично с электрикой поможет фирма «Импульс» из Ангарска, руководит которой также инвалид, он вник в наши проблемы, хочет помочь. «Водоканал» выставил нам счёт на подведение воды и канализацию – 4,5 миллиона рублей, это огромная сумма, мы рассчитываем всё же договориться с этой организацией на меньший счёт. Пока тепло, мы сделаем частичное благо­устройство территории, и на зиму строительство замрёт. Ну а в следующем году очень хочется переехать.

«Надежда» видит своё существование в новом здании не просто как работу в мастерских – это будет специализированный социальный центр. Постепенно функции и задачи  «Надежды» будут расширяться. Добавятся бытовые навыки, тоже необходимые детям с особенностями. Например, воспитанники Саша и Коля как раз тяготеют не к ремёслам, а к работе по дому. Саша полюбил колоть дрова, подметать и убираться. В новом доме с большим двором такой работы будет достаточно. И ещё у каждого воспитанника будет своё рабочее место. Сейчас на одном верстаке в деревообрабатывающей мастерской два человека стоит. Хочется простора.

Главная миссия «Надежды» – помочь людям с особенностями развития реализовать своё право на труд,
реабилитацию и социальную жизнь

Если у вас есть желание поддержать строительство социального центра «Надежда», реквизиты можно найти на сайте:  http://nadezda.ortox.ru    

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Пресс-релизы
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер