издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Валовой региональный расход

Иркутской области удалось за пять лет добиться того, на что России в целом не хватило пятнадцати: энергоёмкость валового регионального продукта снизилась на 40%. Однако, если проанализировать слагаемые этого достижения, выяснится, что есть повод не только для оптимизма. Ключевую роль в снижении энергоёмкости сыграла не столько технологическая модернизация, сколько перестройка структуры экономики региона, в которой доля обрабатывающих производств снизилась, а добычи полезных ископаемых, торговли и услуг – возросла. К тому же показатели ряда отраслей по-прежнему остаются выше средних по стране.

Задача по снижению к 2020 году энергоёмкости валового внутреннего продукта России на 40% по сравнению с 2007-м была сформулирована ещё в президентском указе, который вышел 4 июня 2008 года. Её позднее распространили и на регионы страны, которым в этот же срок предписывается сократить энергоёмкость ВРП на ту же величину. Некоторые из них, впрочем, задачу выполнили. Что касается энергоёмкости ВВП России, то, как сообщил на прошедшем в июне 2015 года Петербургском международном экономическом форуме заместитель министра энергетики РФ Антон Инюцын, с 2000 года она снизилась на 34%. «Это больше, чем в других промышленно развитых странах: например, в США за тот же период энергоёмкость снизилась на 16%, в Германии и Китае – на 12%, – констатировал чиновник. – Созданный за прошедшие годы задел позволяет нам и в условиях внешнего давления чувствовать себя уверенно, несмотря на имеющиеся трудности и неудобства».

Между тем, по данным Международного энергетического агентства, по итогам 2013 года Россия по этому показателю находилась на 122-м месте из 142 (учтены были не только государства, но и отдельные экономики вроде Гонконга). В рейтинг при этом были включены как те страны, где есть крупные потребители тепла и электричества, так и те, где промышленность развита в гораздо меньшей степени. Как бы то ни было, энергоёмкость российского валового внутреннего продукта, по расчётам МЭА, составила 0,76 тонны условного топлива (т у. т.) на 1 тыс. долларов. 

Это сопоставимо с показателями Нигерии (0,73), Молдовы (0,76) и Мьянмы (0,79 т у. т. на 1 тыс. долларов ВВП). Среди стран БРИКС, где лидирует Бразилия, Россия занимает последнее место. На предпоследней строчке находится Китай, энергоёмкость ВВП которого оценивается в 0,62 т у. т. на 1 тыс. долларов. На постсоветском пространстве Россия на девятом месте. Она уступает в порядке возрастания затрат тепла и электричества на производство валового внутреннего продукта Литве, Латвии, Эстонии, Грузии, Армении, Азербайджану, Беларуси и Таджикистану, но опережает Молдову, Казахстан, Кыргызстан, Украину, Туркменистан и Узбекистан. Если рассчитывать ВВП по паритету покупательной способности, то по его энергоёмкости (0,33 т у. т. на 1 тыс. долларов) Россия занимает 132-е место в мире. При этом среди стран БРИКС она по-прежнему остаётся последней, а среди республик бывшего СССР оказывается на 13-м месте, опережая только Украину (0,34) и Туркменистан (0,42 т у. т. на 1 тыс. долларов). 

Федеральная служба государственной статистики, в свою очередь, сообщает, что в 2013 году энергоёмкость отечественного ВВП составляла 13,176 кг условного топлива на 1 тыс. рублей. Если складывать ВРП российских регионов, то она достигает 16,147 кг у. т. на 1 тыс. рублей. Согласно данным Росстата, по результатам позапрошлого года Иркутская область находилась на 76-м месте среди субъектов РФ по энергоёмкости валового регионального продукта, составившей 33,952 кг у. т. на 1 тыс. рублей. В Сибири она оказалась девятой, обойдя Тыву, Хакасию и Кемеровскую область. Заместитель директора Института систем энергетики имени Л.А. Мелентьева (ИСЭМ) СО РАН Валерий Стенников приводит данные из проекта схемы и программы развития электроэнергетики Иркутской области, согласно которым энергоёмкость ВРП Приангарья в 2013 году составила 31,8 кг у. т. на 1 тыс. рублей. А министерство жилищной политики, энергетики и транспорта Иркутской области сообщает о показателе в 30,7 кг у. т. на 1 тыс. рублей валового регионального продукта. 

«Показатели неоднородны»

Впрочем, за 2014 год произошло его дальнейшее снижение. По предварительным оценкам, энергоёмкость ВРП Иркутской области составила 28,1 кг у. т. на 1 тыс. рублей. Это означает: за те пять лет, что требование об её снижении распространяются на регионы России, она сократилась почти на 40%. Для сравнения, в 2010 году на производство тысячи рублей валового регионального продукта ушло 46,7 кг условного топлива. Почти теми же темпами снизилась электроёмкость: с 99,7 до 63,6 кВт-ч на 1 тыс. рублей. Но одновременно снизилось и производство и потребление тепла и электричества. Так, если в 2010 году ТЭЦ и котельные в Иркутской области выработали 46,4 млн Гкал, то в 2014 году – 40,1 млн Гкал тепловой энергии. При этом на нужды потребителей ушло 40,6 и 35 млн гигакалорий соответственно. Производство электричества за то же время снизилось с 62,4 млрд до 55,074 млрд кВт-ч, а потребление – с 54,422 млрд до 52,82 млрд кВт-ч. 

Оценка областного министерства жилищной политики, энергетики и транспорта скромнее. По данным ведомства, энергоёмкость валового регионального продукта сократилась с 39,7 кг у. т. на 1 тыс. рублей в 2010 году до 28,8 кг у. т. на 1 тыс. рублей в 2014-м. То есть сокращение составило чуть менее 27,5%. «В сопоставимых условиях начиная с 2007 года энергоёмкость ВРП Иркутской области снизилась с 55,7 кг условного топлива на тысячу рублей до 39,7 кг условного топлива на тысячу рублей в 2013 году, то есть на 28,7%, – сообщили в министерстве корреспонденту издания. – По оценке данных статистической отчётности, за 2014 год общее снижение составит 32%». Получается, что заданный федеральным правительством рубеж в шесть десятых уровня энергоёмкости 2007 года Иркутская область пройдёт в течение 2015-2016 годов.

«Ключевой фактор снижения энергоёмкости ВРП – это структурные изменения нашей экономики, – подчёркивает Стенников. – Проблема в том, что в доходной части увеличилась доля мелкого бизнеса, в первую очередь торговли и добычи полезных ископаемых, но уменьшилась доля крупных энергоёмких промышленных производств. Это и привело к такой высокой динамике». По данным Иркутскстата, если в 2010 году обрабатывающие производства дали 16,3% ВРП, то в 2014 году – 13,9%. Доля транспорта и связи (Восточно-Сибирская железная дорога является третьим по величине потребителем электричества в регионе) уменьшилась с 22,5 до 15,1%. Вклад добычи полезных ископаемых, в первую очередь нефти, напротив, вырос более чем в два раза. В 2010 году она дала 7,5% валового регионального продукта, а в 2014-м – 16,8%, заняв при этом первое место в его структуре. С 6,1 до 6,6% увеличилась доля строительства. Торговля практически не сдала позиции: её вклад снизился только на 0,8 процентного пункта и составил 10%. Однако возросли доли гостиничного бизнеса и услуг (с 0,6 до 0,7%), операций с недвижимостью (с 6,5 до 7,3%), государственного управления и социального обеспечения (с 6,5 до 7,2%), образовательных услуг (с 3,7 до 4,3%) и здравоохранения (с 4,3 до 4,8%). 

«Если говорить об отдельных отраслях экономики, то здесь показатели неоднородны», – продолжает замдиректора ИСЭМ СО РАН. В лидерах по энергоэффективности находится лесопромышленный комплекс, где расход энергии составляет 4,9 т у. т. на тонну продукции, тогда как средний по России показатель достигает 5,1. Так, филиалы ОАО «Группа «Илим» в Братске и Усть-Илимске в прошлом году выпустили 1,855 млн тонн целлюлозы, затратив на это 1,721 млрд кВт-ч электричества и 11,088 млн Гкал тепла. При этом на предприятиях компании с начала «нулевых» реализуют масштабные программы энергосбережения, направленные, среди прочего, на использование энергии от собственных источников. В прошлом году, в частности, ТЭЦ филиалов группы «Илим» в Братске и Усть-Илимске выработали 5,21 млн Гкал тепловой энергии – четверть отпуска тепла станциями ПАО «Иркутскэнерго». Промышленность стройматериалов также отличается довольно высокой энергоэффективностью: 5,4 т у. т. на тонну продукции при том, что в среднем по стране  требуется 8,6 т у. т. 

Более энергоёмкие отрасли не могут этим похвастать. Так, если в России в целом на выпуск одной тонны нефтепродуктов требуется 16,1 тонны условного топлива, то в Иркутской области – 16,6 т у. т. Простой пример: согласно годовому отчёту ОАО «НК «Роснефть», Ангарский нефтехимический комбинат в прошлом году произвёл 8,8 млн тонн нефтепродуктов, а его затраты, по данным из схемы и программы развития электроэнергетики Приангарья, составили 1,305 млрд кВт-ч электричества и 3,078 млн Гкал тепла. Почти в два раза от среднероссийского показателя отстаёт цветная металлургия: 20,4 т у. т. против 10,4 т у. т. на тонну продукции. Но в производстве алюминия (на долю иркутского и братского заводов ОК «РУСАЛ» приходится, соответственно, 12,9 и 32,3% от общего электропотребления в регионе) разрыв не столь велик: 31,8 т у. т. и 27,6 т у. т. Если в среднем по стране на производство тонны алюминия уходит 27,6 тыс. кВт-ч, то в Иркутской области, подсчитали в ИСЭМ СО РАН, – 31,8 тыс. кВт-ч. Разница в удельном расходе тепла не столь велика: 0,6 Гкал и 0,7 Гкал соответственно.

Тем не менее удельный расход электроэнергии, которая является ключевым ресурсом в производстве алюминия, на предприятиях в Иркутской области в последнее время снизился. Так, в пресс-службе Братского алюминиевого завода корреспонденту «Сибирского энергетика» сообщили, что затраты электричества на выпуск одной тонны металла были сокращены с 17366 кВт-ч в 2012 году до 16924 кВт-ч в 2014-м, так что общий объём потребления снизился на 3%. Это стало возможным за счёт усовершенствования технологии производства алюминия. Целевой показатель на 2015 год – 16885 кВт-ч на тонну металла. Добиться снижения расхода планируют, среди прочего, за счёт автоматизации работы потребителей, оптимизации режимов функционирования компрессорного оборудования, модернизации систем учёта энергоресурсов и установки светодиодных светильников в промышленных цехах.  

«Некий застой в промышленности»

«В снижении энергоёмкости ВРП есть приличная доля технического перевооружения, – соглашается Стенников. – Собственники многое делают, в том числе в алюминиевой отрасли. Тем не менее во всех отраслях ещё есть немалые резервы и возникает много вопросов по снижению энергопотребления, повышению производительности труда, глубине переработки продукции и её качеству». При общем снижении энергоёмкости валового регионального продукта Иркутской области, добавляет учёный, «настораживают два фактора»: потребление электричества на душу населения и энерговооружённость труда в экономике практически не меняются. Так, если в 2010 году на одного жителя региона пришлось 22,4 тыс. кВт-ч, то в 2014-м – 21,8 тыс. кВт-ч. «Удельное потребление на человека остаётся практически на прежнем уровне, хотя весь мир, наоборот, идёт по пути роста», – отмечает замдиректора ИСЭМ СО РАН. 

Если брать энерговооружённость труда, то затраты электричества на одного занятого в экономике в 2014 году составили 46,6 кВт-ч. Показатель 2010 года – 47,9 кВт-ч. «Это говорит о том, что у нас нет развития средств автоматизации и технологической перестройки экономики, – поясняет эксперт. – Казалось бы, есть прогресс, но тогда энерговооружённость должна расти, а этого не происходит. То есть речь идёт о некоем застое в крупной промышленности». Проблема в том, что для собственников крупных предприятий нет мотива – электрическая и тепловая энергия в Иркутской области, даже с учётом рыночной цены киловатт-часа для юридических лиц, стоит дешевле, чем в большинстве других регионов России. Это увеличивает сроки окупаемости проектов, связанных с повышением энергоэффективности. Ситуацию усугубляет и ослабление рубля, в силу которого подорожало оборудование, а банки увеличили ставки по кредитам. Отсутствует и стимул – наказание за то, что целевые показатели в части снижения энергоёмкости производства не достигнуты. А в проекте Энергетической стратегии России до 2035 года, к примеру, речь идёт о сокращении в 2,5% в год, тогда как в аналогичном документе, рассчитанном на срок до 2020 года, – о 5% ежегодно. Кроме того, замедлению темпов повышения энергоэффективности экономики может поспособствовать разразившийся экономический кризис. «Начнётся снижение потребления ресурсов, связанное с тем, что какие-то производства будут сворачиваться, – говорит о его вероятных последствиях Стенников. – Это, в свою очередь, приведёт к тому, что генерирующее оборудование электростанций придётся эксплуатировать в неоптимальных режимах, поэтому удельный расход топлива увеличится». 

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Пресс-релизы
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector