издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Индикаторы достойного труда

  • Автор: Ирина ОВСЯННИКОВА, Иркутскстат

На сайте Росстата опубликованы любопытные данные – индикаторы достойного труда за 2001–2014 годы. Перечень показателей приведён в соответствии с рекомендациями Международной организации труда (МОТ).

Рынок труда подвержен изменениям, и перемены, как правило, имеют общий вектор. По многим показателям до 2009 года наблюдалась позитивная тенденция, затем в течение двух лет – негативный перелом, а после острой фазы кризиса вновь медленное улучшение ситуации. К примеру, доля занятых в общей численности населения 15–72 лет (здесь и далее – возрастные цензы, принятые МОТ) в 2001 г. составляла в целом по стране 54,2%, 2008 – 63,2, 2009 – 62,0, в 2014-м занятость выросла до 65,3%, за рассматриваемый период это максимальное значение. Результат 2015 г., под влиянием новой волны кризиса, вероятно, будет ниже. Мужская занятость выше, чем среди женского населения (соответственно 71,0% и 60,3%). И это неудивительно, учитывая социально-демографическую функцию женщины. 

Рождением детей, уходом за ними, ведением домашнего хозяйства обусловлен также меньший уровень женской безработицы – 4,8% против 5,5% у мужчин. В целом по стране в 2014 г. безработными были 5,2% экономически активных граждан (в 2013 – 5,5%, 2001 г. – 8,9%). В 2013 г. чуть ниже российской была безработица в Германии и Австрии (5,3% и 4,9%). В других странах ЕС был зафиксирован более высокий уровень – 7–13%.

Один из показателей учитывает долю молодёжи в возрасте 15-24 лет, которая нигде не учится и не работает. В 2001 г. удельный вес асоциальной молодёжи составлял 15,7%, последние 3 года практически на одном уровне – 12% (9,5% юношей и 14,7% девушек). Женскую инфантильность можно объяснить установкой на удачное замужество как главную жизненную цель. А отсутствие общественно полезных занятий среди парней раньше назвали бы тунеядством, теперь же, вероятно, это иждивенчество, безработица либо криминальная занятость. 

В отличие от других показателей, неформальная занятость как примета рыночной экономики демонстрирует стойкий рост. Если в начале века в неформальной сфере был занят каждый седьмой россиянин, то сейчас – каждый пятый. 

Для обеспечения общества всем необходимым требуется коллективный труд в течение продолжительного времени. Но длительный труд без отдыха подрывает силы. Чрезмерную продолжительность рабочего времени (более 48 часов в неделю) в 2001 г. имели 7,3% работающих россиян, теперь – 4,7% (6,4% мужчин и 3,0% женщин). 

Адекватный заработок и продуктивная занятость оцениваются двумя показателями. Данные имеются за отдельные годы. Доля работающих бедных (имеющих недостаточный заработок, не обеспе-

чивающий потребление даже на официально установленном минимальном уровне) снизилась втрое, с 23,9% в 2001 г. до 7,8% в 2013-м. Доля работников с низкой зарплатой (ниже 2/3 от среднего уровня) в 2009 г. составляла 29,0%, в 2013 – 28,1%. Низкая зарплата – это женский удел: 34% женщин имеют такой низкий заработок (у мужчин – 21%). 

Работа должна быть безопасной, но обеспечить это не всегда удаётся. За рассматриваемый период в России уровень производственного травматизма со смертельным и несмертельным исходом удалось снизить соответственно в 2,2 и 3,5 раза. Однако полученные травмы имеют более тяжёлые последствия, об этом свидетельствует возросшая средняя продолжительность временной нетрудоспособности – с 28 до 49 дней. 

И совсем недопустимо подвергать опасности детей. В числе показателей есть два из категории «Труд, который должен быть упразднён». По обоим показателям, касающимся детского труда, наблюдается стойкая позитивная динамика. В 2001 г. доля занятых в возрастной группе 5–17 лет составляла 5,2%, в 2014 – 2,0%. Доля детей, занятых в опасных условиях, снизилась с 2,6% до 0,4%. 

Свободное общество предполагает равные возможности. Однако сохраняется гендерный разрыв в заработной плате. Он сократился, но всё ещё довольно весом: в 2013 г. женская зарплата была ниже мужской на 23% (вместо прежнего разрыва на 37%). 

В общий перечень включена парочка показателей социального обеспечения. Это доля пенсионеров, за 13 лет возросшая с 18,3% до 21,5% населения. Доля расходов на здравоохранение, финансируемых не за счёт населения, в результате медленного роста в 2008 г. достигла 79,8%, а в 2013 г. составила 73,6%. 

И в заключение посмотрим, каков же социально-экономический контекст. Производительность труда в России, в начале периода ежегодно нараставшая на 6-7%, в 2009 г. упала на 4,1%, а в последние годы растёт замедленными темпами (на 2–4%). Снижается доля занятых в промышленном производстве (с 29,4% до 27,5%) и особенно в сельском хозяйстве (с 12,0% до 6,7%). Соответственно возрастает удельный вес работающих в отраслях, отнесённых к сфере услуг. Постепенно увеличивается доля заработной платы в валовом внутреннем продукте (ВВП) страны – с 43 до 52%. Но по сравнению с развитыми странами этого всё ещё недостаточно. 

Нарастает неравенство в распределении доходов. Доходы крайних децильных (10%-х) групп населения в 2001 г. различались в 13,9 раза, теперь – в 16 раз (в 2007 г. – в 16,7 раза). Социально-экономическое расслоение жителей России более выражено, чем во многих развитых странах. Маховик инфляции, замедливший было свои обороты (до 6-7% в 2011–2013 гг.), вновь увеличил скорость (в 2014 г. – 11,4%). Для сравнения с другими странами целесообразно рассматривать уровень инфляции за продолжительный период. За 8 лет (в 2013 г. по сравнению с 2005-м) потребительские цены в России выросли вдвое, тогда как в большинстве стран Европейского Содружества – на 12–19%, в Польше и Великобритании – на 25-26%, в Венгрии и Румынии – в 1,5 раза. 

Не все дети школьного возраста приобщены к занятиям, не посещают школу 0,14% маленьких россиян (в 2003 г. – 0,24%).

С преодолением кризисных явлений возобновятся позитивные сдвиги на рынке труда и в других сферах. Россия должна заметно продвинуться на пути к достойному труду и его адекватной оплате.

Читайте также
Свежий номер
Мнение
Пресс-релизы
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector