издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Всевидящее око беспилотника

Беспилотник возник внезапно, будто материализовавшись из ниоткуда, как фантом. Плавно-обтекаемые формы корпуса, по цвету неотличимые от белёсо-морозного неба, «ноги» посадочной платформы рассмотрел через несколько мгновений, а в первый момент увидел только чёрный, пристально уставившийся на меня «глаз» объектива видеокамеры. Опомнившись от неожиданности, поймал объект в видоискатель фотоаппарата и, «приблизив» его зумом, чтобы снять покрупнее, с удивлением прочёл название: «Phantom».

В минувшую пятницу региональное Агентство лесного хозяйства в четырёх километрах от села Московщина развернуло мобильный «аэропорт» для беспилотных летательных аппаратов (БПЛА). Главная цель – на практике ознакомиться с возможностями и определить целесообразность использования в лесном хозяйстве беспилотных летательных аппаратов. 

Сделать это можно было бы, конечно, и рядом с Иркутском, и даже прямо в городе, используя в качестве аэродрома какую-нибудь, к примеру, хоккейную коробку или футбольное поле. Маленькому беспилотному самолёту-разведчику, который запускается с рук при помощи резиновой катапульты, много места не требуется. А для появившегося недавно в Иркутском лесничестве квадрокоптера, больше похожего на детскую игрушку, чем на серьёзный летательный аппарат, и вовсе никакая площадка не требуется. Мало-мальски опытному оператору достаточно тротуара, даже любого балкона. Лишь бы вверху проводов не было. На опушку леса под Московщину лесники решили выехать не только из соображений гарантированной безопасности, но и потому, что там недавно были выявлены незаконные рубки. Чтобы заодно ещё и здешние леса «отмониторить».

Вначале запустили самолёт. Он улетел, как сказал кто-то, «далеко и надолго». Михаил Малышев, заместитель начальника Региональной диспетчерско-пожарной службы (РДПС) агентства, выступающий в качестве оператора беспилотника, и Михаил Вологжин, старший мобильной оперативной группы РДПС, устроившись в салоне «уазика», с высоты птичьего полёта рассматривают на большом мониторе леса, прилегающие к Александровскому тракту. Запуск самолёта особого любопытства у лесников и журналистов не вызвал. Он используется Агентством лесного хозяйства области уже несколько лет, и его возможности большинству присутствующих знакомы. «Восточно-Сибирская правда» писала о нём ещё пару лет назад. Другое дело – квадрокоптер, поставленный на охрану лесов недавно.

Центр внимания – Павел Провада, оператор квадрокоптера, или (мне кажется, так называть его было бы правильнее) наземный пилот воздушного беспилотника. Это он пришёл в агентство не только с идеей использовать дрон для охраны леса от пожаров и криминальных вырубок, но и с собственным аппаратом.  

Павел, отвечая на нетерпеливые вопросы, неспешно открывает на раскладном столике пластмассовый кофр, сделанный для удобства переноски в виде компактного, совсем нетяжёлого (я попробовал) рюкзака. Достаёт корпус аппарата, крепит к нему пропеллеры, ещё что-то. Устанавливает в специальный держатель на ручном пульте управления планшет, и… аппарат готов к работе. Лёгкое жужжание – двухлопастные пропеллеры исчезли, превратившись в прозрачные, едва заметные диски. «Игрушка» приподнялась над столом, зависла на секунду. Ещё немного вверх. Оказавшись над нашими головами, чуть выше самолётного «аэропорта», размещённого в «уазике», качнулась влево, вправо, вперёд, назад… Пока я ловил квадрокоптер в видоискатель фотоаппарата, он стремительно, со скоростью семь метров в секунду, взмыл в зенит, растворился в морозе одноцветного неба.

Желающих заглянуть на экран планшета, принимающего изображение с высоты птичьего полёта, много, а планшетик у «пилота» маленький. Любопытные головы за ним не помещаются. Поэтому он вслух комментирует изображение.

– Видны последствия незаконной рубки, – рассказывает Павел. – По оставленным вершинам можно посчитать количество сваленных деревьев. Если бы не снегопады, можно было бы и свежие пеньки посчитать… Сейчас под нами полянка, здесь можно опуститься до 30 сантиметров, если необходимо детальное рассмотрение чего-либо… Мы сейчас находимся на высоте 15 метров. Пеньки и отсюда пересчитать было бы легко, если бы их снегом не присыпало.

– А номера машин зафиксировать сложно? – спрашиваю.

– Да никакой сложности, – отвечает Провада. – Лица людей, номера, марки машин – всё что угодно можно рассмотреть и отснять. Разрешение камеры, при увеличении отснятого изображения на компьютере, позволяет с высоты 50 метров разглядеть на земле пачку сигарет.

– А летом, если у меня на пожаре мощный восходящий поток будет, он там сможет работать? – прерывает мои вопросы Александр Степанов, заместитель начальника Иркутской авиабазы. – Он сможет пролететь над пожаром или только по кромке, по периметру пройти сможет? 

– Это будет зависеть от интенсивности пожара и высоты, на которой вы решите его провести. 

– А максимальная высота у него какая?

– По умолчанию она ограничена производителем на 500 метров. Но это программное ограничение. Его можно снять. Тогда до трёх километров. 

– Выше 500 метров я летать не буду. А картинку с такой высоты можно хорошо наблюдать? 

– Да. Пожар будет хорошо видно. Вот сейчас мы находимся на высоте 69 метров. Давайте поднимемся на нужную высоту и подлетим сюда, чтобы посмотреть, как мы будем выглядеть… 

Вопросы на пилота сыплются как частый дождь: дальность полёта – семь километров… длительность одного полёта – 25 минут… полноразмерное видео пишется на флеш-карту аппарата, а передаваемый видеосигнал – в память планшета… Если в месте съёмок имеется доступ к Интернету, возможна трансляция на youtube в HD-качестве.

– Я просто загорелся этой темой, – смущённо признаётся всем сразу Александр Степанов. – У нас 10 групп пожарных десантников. Если мы каждую группу снарядим таким аппаратом, то сразу минимизируем затраты на самолёты. Очень большие средства будут сэкономлены. И не надо будет вокруг пожара бегом бегать, чтобы следить, в какую сторону и как огонь продвигается. 

– В настоящее время нами, согласно поручению губернатора, прорабатывается вопрос о расширении линейки беспилотных летательных аппаратов, используемых как для выявления фактов незаконной заготовки древесины, так и для своевременного введения особых противопожарных режимов в лесах, – рассказывает журналистам Денис Удалов, заместитель руководителя Агентства лесного хозяйства Иркутской области. – В январе мы планируем проведение расширенного совещания с приглашением коллег из соседних регионов, которые могли бы поделиться опытом, предложить наиболее подходящие, уже испытанные модели БПЛА. И будем принимать решение о приобретении дополнительных летательных аппаратов.

Летающий где-то за пределами нашей видимости квадрокоптер, по мнению Дениса Николаевича, показал себя как «идеальный аппарат для обследования лесных пожаров и выявления лесонарушений». Назвав в числе его главных преимуществ бесшумность, способность зависать над объектами, фотографировать детали вплоть до автомобильных номеров и лиц правонарушителей. 

– Прежде всего мы «закроем» беспилотным мониторингом леса Иркутского района и особые рекреационные зоны, излюбленные места массового отдыха людей, где более всего необходимо «обеспечить более гуманное отношению к лесу», – говорит Удалов. 

В рамках продолжающейся операции «Лесовоз», направленной на пресечение незаконного оборота древесины, с помощью беспилотников к настоящему времени на территории Иркутского района выявлено два факта незаконной заготовки древесины. Нарушители установлены и привлекаются к ответственности. 

Что-то привлекло внимание. Поднял голову и на мгновение увидел снижающийся беспилотный самолёт-разведчик. Он в ту же секунду выбросил парашют и плавно опустился в снег недалеко от места запуска. Внимательно осмотрел горизонт. Квадрокоптера не видно. Впрочем, недавно он находился на высоте 150 метров, как говорил оператор. Там рассмотреть его просто невозможно. Перевёл взгляд на растущую неподалёку сосну и… вздрогнул от неожиданности. Из белёсой пустоты, с высоты двух человеческих ростов в полной тишине на меня смотрит одинокий чёрный «глаз». Павел Провада заметил движение моей руки к фотоаппарату, и квадрокоптер, поджидая, пока я сделаю снимки, неподвижно завис. Неровный, порывистый ветер ему, похоже, не большая помеха. Висит неподвижно, будто вклеенный в окружающее пространство. 

– Чуть выше и правее, – прошу я почему-то тихо, вполголоса, будто опасаясь спугнуть квадрокоптер. «Летающий циклоп», не сводя с меня единственного «глаза», послушно вплывает в нужное место. – Теперь сюда, – указываю рукой точку в пустом небе. Аппарат, не выпуская меня из «прицела» своего объектива, занимает указанную позицию. Потом он позирует мне в полуметре от поверхности снега, потом стремительно взмывает в зенит, превратившись в едва заметную сероватую точку. 

– Достаточно, – киваю я Павлу. Аппарат, едва не растворившийся в белёсой пустоте, послушно снижается и аккуратно «вплывает» в протянутую к нему руку хозяина.

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Пресс-релизы
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector