издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Город полыхающих автомобилей

Иркутяне стали бояться оставлять во дворах на ночь машины. Боятся не того, что их угонят. Боятся, что сожгут. Статистика МЧС утверждает, что поджоги – одна из основных причин пожаров «на транспорте». Правоохранительные органы, в свою очередь, отрицают существование серийных поджигателей и настаивают, что это хоть и частые, но частные случаи, никак не связанные друг с другом. «Иркутский репортёр» попытался разобраться, кто и почему сжигает машины.

Частный случай в общей статистике 

Мы стоим у подъезда обычной пятиэтажки на улице Волгоградской – это в Иркутске II. О драматических событиях раннего утра трёхдневной давности уже ничто не напоминает – остов сгоревшей машины увезли в утиль, не осталось даже пятна на асфальте. Её хозяин, невысокий горбоносый уроженец Кавказа, мучительно думает, как представиться – не хочет осложнений на фоне неустойчивой межнациональной дружбы коренного населения с приезжими из стран ближнего зарубежья, бывших союзных республик. 

– Надо как-то по-умному. Вы же лучше меня знаете: если сгорела машина у нерусского – у народа реакция идёт, – говорит он с сильным акцентом и не совсем правильно. – Можно написать «какой-нибудь предприниматель»… 

«Какой-нибудь предприниматель» Зия проснулся около пяти часов утра в среду, 23 марта. Его разбудил звук сигнализации. Его «Хендай Старекс» стоял перед подъездом, окна квартиры выходили на сторону улицы Волгоградской, и со своего последнего, пятого этажа он с отчаяньем смотрел, как полыхает капот его машины. Он вызвал пожарных и обречённо вышел на улицу оценить ущерб. Ещё сверху, с балкона, было видно, что спасать уже нечего.

Вызов на пульт дежурного пожарной охраны поступил в 4.44 утра, но внезапно помогло межведомственное взаимодействие – уже через две минуты на пожар прибыл расчёт пожарной части авиазавода, которая находилась всего в восьмистах метрах от адреса вызова. Ещё через минуту подали ствол автоцистерны, в 4.48 потушили открытое горение, и последние последствия пожара были ликвидированы к 4.50. Зию эта оперативность утешала мало – передок машины выгорел полностью. Как о том же скупо повествовала сводка пресс-службы МЧС к началу рабочего дня: «На момент прибытия первого подразделения – горит автомобиль. В результате пожара уничтожены сгораемые части автомобиля на площади 2 кв. м. Погибших, травмированных нет». 

Разговорившись, «какой-нибудь предприниматель» вдруг признаётся «Иркутскому репортёру»: это не первый поджог. В понедельник, 21 марта, тоже около пяти утра, он проснулся от воя сигнализации. Тогда повезло: факел «из палка с тряпкой», промоченных бензином, брошенный торопливо на капот, зацепился за зеркало заднего вида у водительской двери. Пока Зия спускался к машине, зеркало расплавилось, но сама машина не пострадала.    

Теперь поджигатели подошли к делу более ответственно. Это Зия знает со слов участкового, который, в свою очередь, ценные сведения об умышленном поджоге узнал в ходе опроса свидетеля, мужика, живущего в последнем подъезде того же дома. Тот видел, как злоумышленники облили бензином и подожгли переднее левое колесо «Хендая», после чего сели в спрятавшийся за стоявшим на пустыре павильоном серый микроавтобус и некоторое время выжидали, чтобы удостовериться, что на этот раз огонь занялся основательно.  

– Пожарные очень быстро приехали, своё дело сделали, но всё равно уже двигатель, капот, весь перед – всё выгорело, – сокрушённо кивает кепкой Зия. 

– Вы кого-то подозреваете? У вас есть враги?

Одна из версий поджогов такси состоит в том, что «бомбилы», страшная мафия нелегальных таксистов, таким образом отпугивают фирмы такси от трёх хлебных мест – автовокзала, железнодорожного вокзала и аэропорта

– Да нету враги! – уныло отрицает пострадавший.  

– Если два раза подряд поджигали – значит, не случайный поджог, кто-то именно вашу машину хотел спалить? 

– Значит, кто-то заказ сделал. Я не знаю, кто это…   

Случай Зии стал крайним – глупо даже надеяться, что он станет последним – в череде поджогов личного автотранспорта последних лет. Статистика, любезно предоставленная пресс-службой МЧС РФ по Иркутской области, свидетельствует – в прошлом году по области было зафиксировано 467 пожаров на транспортных средствах. Больше всего – 138 – в областном центре. Следом идут Братск (47 случаев), Иркутский (38) и Ангарский (39) районы. Для сравнения нужно отметить, что годом ранее, в 2014-м, пожаров было чуть больше – 503 по области и 162 в Иркутске. 

Умышленные поджоги, как причина возгорания автотранспорта, были выявлены в 173 случаях в прошлом году и в 160 – в позапрошлом. Это вторая по массовости причина возгорания в автомобилях – в большинстве случаев машины горят при нарушении правил устройства и эксплуатации транспортных средств (201 пожар в 2015 году). Например, когда пожар в салоне возникает от перегревшегося при открытых окнах кондиционера. Любопытно, что третья из основных причин пожаров в машинах – это неосторожное обращение с огнём (68 сгоревших машин за прошлый год), то есть непреднамеренные самоподжоги.

За два месяца этого года уже произошло восемьдесят пожаров в машинах – столько же, впрочем, зафиксировано и за аналогичный период прошлого года. 

Но! Поджогов автомобилей МЧС зафиксировало всего два случая за два первых месяца. А согласно статистике ГУ МВД ФР по Иркутской области, за три месяца текущего года, с мартом включительно, в сумме случаев умышленных поджогов – 17, из них 11 – в Иркутске. 

«Исходя из личности потерпевшего…» 

Машины жгли всегда, уверены сотрудники полиции, это вовсе не «модный тренд» последних лет. Заместитель начальника отдела по раскрытию ненасильственных преступлений против собственности ГУ МВД Иркутской области Иван Кузьмин утверждает: поджоги машин являются одним из самых распространённых способов свести счёты с обидчиком. Часто причина поджога кроется в личности потерпевшего. Люди склонны конфликтовать, занимать и не отдавать деньги, вступать в дорожные разборки – один подрезал, другой оказался злопамятным.

– Месть – это больше половины всех поджогов. Потерпевшие часто сами рассказывают о множестве конфликтов, которые могли привести к такому результату, – объясняет Кузьмин. – И иногда в результате опросов выясняются неожиданные детали. Был случай, когда на территории Куйбышевского района в начале марта подожгли машину. Сам владелец никаких конфликтов ни с кем не имел. Но, когда стали разбираться с его окружением, выяснилось, что с ним проживает племянник, который был должен значительную сумму как различным кредитным организациям, так и физическим лицам. Он также время от времени пользовался этой машиной. Удалось выяснить: машину сжёг один из кредиторов с целью демонстрации, что долги всё-таки лучше отдавать…  

Но бывает и наоборот – причина поджога связана с личностью поджигателя. В таких случаях это обычно не месть, а хулиганство. В Октябрьском районе зимой этого года во дворе сгорел старый отечественный, почти не используемый автомобиль. Загорелся он изнутри, что позволяло предположить умышленный поджог. При выяснении обстоятельств оказалось, что в него забрались несколько местных подростков – погреться и покурить. Курение грело мало, они стали поджигать ветошь, и автомобиль сгорел.   

Есть и откровенно случайные поджоги – что называется «эксцесс исполнителя», преступление, случайно совершённое во время совершения другого, умышленного преступного деяния. Так, в прошлом году всё в том же в Октябрьском округе Иркутска два парня залезли в машину и попытались её угнать. В салоне не к месту оказалась канистра с бензином. Дело было ночью, и злоумышленники стали подсвечивать себе зажигалкой, обшаривая салон в поисках того, что можно похитить. В результате протекающий бензин вспыхнул. 

Преступление раскрыли по горячим, в прямом и переносном смысле, следам, личности установили, и парни ещё долго оправдывались, пытаясь доказать, что они ничего не хотели поджигать. Их проверили на полиграфе и судили за кражу и непредумышленное причинение ущерба. 

После пожара машина – это два квадратных метра сгоревшего хлама.
Из сводки МЧС: «В результате пожара уничтожены сгораемые части автомобиля на площади 2 кв. м»

О том, что случаи поджогов автомобилей в Иркутске не связаны и не являются «серийными» преступлениями, говорит анализ всех обстоятельств совершения поджогов. Следователи выясняют, связаны ли между собой владельцы, где находилась машина, в какое время суток возник пожар и что ему предшествовало. Фактов, что случаи связаны между собой, не выявлено. В подавляющем большинстве поджоги происходят в таких ситуациях, что не только глупо подозревать «серийного поджигателя», но и вообще невозможно заподозрить какое-либо планирование преступления. 

Совсем недавно муж с женой и её подругой активно распивали спиртные напитки. Муж с подругой заснули, а жена пошла «догоняться» в кафе неподалёку. Там она познакомилась с пока не установленным молодым человеком и привела его домой. С какой целью она привела его домой, на допросе не уточнила, но показания давала с огромным синяком под глазом. Видимо, муж тоже пытался это выяснить. А поутру они проснулись и обнаружили, что дверь открыта, а у мужа из карманов пропали все ключи. Тут же выяснилось, что пропала и машина мужа, которую вечером того же дня обнаружили на окраине города сожжённой. В этом случае непонятно даже, сжёг ли машину сам похититель, или он только покатался и бросил её, а сжёг позже кто-то случайно проходивший мимо. 

Таксистские войны 

В прошлом году в статистику сгоревших и умышленно искорёженных другими способами автомашин стали массово попадать такси. До сих пор не ясно, были ли эти акты вандализма направлены только на одну службу такси со стороны конкурентов, либо это были столкновения всех официальных фирм такси с частниками-«бомбилами». Например, в службе такси «Шесть двоек» довольно равнодушно прокомментировали, что у них подобных случаев – поджогов принадлежащих им машин – не было. 

Зато директор «Жёлтого такси» Илья Филиппенко охотно прокомментировал ситуацию. И, по его словам, проблема затрагивает многих работающих в этом бизнесе. За три последних года в «Жёлтом такси» в Иркутске от умышленной порчи, включая сожжение, пострадало более десяти машин.       

– Да, случались и поджоги, и нашим машинам разбивали стёкла и резали колёса. Не только в последний год – это происходит постоянно. А занимаются этим «бомбилы», которые были против того, чтобы официальные такси стояли на привокзальной площади, например. Они нас запугивали, выгоняли со «своих» точек. Таких мест в Иркутске всего три – автовокзал, аэропорт и железнодорожный вокзал. Там работает своя мафия, которая не пускает туда никого.  

Как правило, «нападения» на такси начинаются осенью и зимой – это самый сезон для служб такси. Обычно «подкарауливали» машины, припаркованные ночью у подъездов жилых домов. 

– Правда, иногда были случаи, когда наши машины заказывали, а на месте вышибали стёкла битами и кирпичами, – признался Илья. – Водители, к счастью, при этом ни разу не пострадали. У нас в машинах видеокамеры, и эти люди опасаются лезть в салон, показывать лица. Мы всегда писали заявления в полицию, но ни разу нам не сообщили, что кто-либо был задержан…       

На вопрос, есть ли конкуренция между самими службами такси, Илья, подумав, сообщил, что ему известно только об одной проблеме – внутренних разборках в такси «Максим». В этой службе есть две категории водителей – обклеенные, то есть несущие на борту фирменную символику, и необклеенные, то есть обычные машины, которые работают «по рации», ничем не выдавая внешне свою принадлежность к службе такси. Обклеенные получают приоритет в распределении заказов, что ведёт к внутренней конкуренции. 

– Они друг друга не любят, и я знаю, что в Ангарске год назад разбили очень много машин, потом это перекинулось на Иркутск, – сообщил Илья Филиппенко. – На мой взгляд, необклеенные могут быть обычными «бомбилами», которые сотрудничают с «Максимом», именно они могут заниматься этими поджогами.

Однако в самом такси «Максим» считают, что проблема не внутренняя, а именно внешняя – это происки конкурентов. Как прокомментировал «Иркутскому репортёру» пресс-секретарь службы такси «Максим» Павел Стенников, акты вандализма против их таксистов в Иркутской области начались в апреле 2015 года. Сначала в Ангарске автомобилям водителей, которые сотрудничают с «Максимом», разбивали стёкла и фары, ломали боковые зеркала и спускали колёса. Тогда было повреждено одиннадцать машин. А с 9 июня налётчики решились на поджоги, они уничтожили шесть автомобилей такси, и последний из этой «серии» поджогов был в ночь на 13 октября.

Служба заказа объявила денежное вознаграждение в размере 100 000 рублей за достоверную информацию о поджигателях, но это не помогло. Полиция возбудила уголовные дела, однако поджигатели пока не найдены. В конце октября поджоги начались в Иркутске. Сгорело восемь автомобилей с символикой службы заказа. Эта «серия» поджогов закончилась 20 января 2016 года. Почерк поджигателей был такой же, как и в Ангарске. Всего в Иркутской области было сожжено четырнадцать автомобилей с символикой службы заказа такси «Максим». 

– Кто-то уничтожает их намеренно, – считает Павел Стенников. – Высказывалось мнение, что поджоги стали результатом внутренней конкуренции. Якобы это месть водителей, которые не наносят на свои автомобили атрибутику службы заказа и поэтому не имеют приоритета в доступе к заявкам на поездки. Но водители всегда находятся в состоянии конкуренции – по количеству выполняемых заявок, комфортности своего автомобиля, удовлетворённости пассажиров. Всегда кто-то зарабатывает больше, чем другие. Получается, что жечь машины должны по любому поводу. А жгут в итоге тех, кто ездит с фирменной символикой службы заказа. Поджоги – дело рук людей, которые презирают закон, действуют нагло, лишая легальных таксистов возможности работать на себя. 

Справочник автоподжигателя 

По наблюдениям специалистов, у вандалов есть несколько излюбленных способов поджога автомобилей. Раньше часто разбивали окна и забрасывали внутрь бутылки с горючим, «коктейли Молотова». Однако преступники быстро поумнели и поняли, что на стекле могут сохраниться отпечатки пальцев, а разбивать окна слишком трудоёмко и шумно. Поэтому сейчас более популярен другой способ – принести бензин в полиэтиленовом пакете и «разбить» эту ёмкость на капоте. Часто обливают и поджигают колёса. 

Традиционным и популярным горючим является бензин. Иногда встречаются другие виды топлива – керосин, ацетон, парафиновые жидкости для розжига костров. Как говорят пожарные, если пламя заходит в салон, машина сгорает за пять минут. 

Подавляющее большинство поджогов происходит с полуночи до семи утра – из 17 подожжённых в этом году машин 12 сгорели глубокой ночью, остальные – утром или вечером. Днём машины не поджигают практически никогда. В большинстве случаев потерпевшие сами указывают на лиц, с которыми они конфликтовали и которых подозревают в причастности к совершению поджога, но доказать это удаётся в редких случаях. Поэтому раскрываемость этого вида преступлений и в Иркутске, и вообще по стране составляет всего 15–20%. Из семнадцати поджогов машин в этом году раскрыты три. 

Кстати, не подтвердился и народный слух о мстителе, охотящемся на дорогие марки автомобилей. Из семнадцати упомянутых машин четыре были отечественными, тринадцать – иномарками. Из всех иномарок действительно дорогостоящих, ценой от полутора миллионов, только три. Остальные – бюджетная линия, большая часть которых «тойоты» и «ниссаны».

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Пресс-релизы
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector