издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Дом «в идеологическом тупике»

  • Автор: Алёна МАХНЁВА

Дом Шубина, самое старое деревянное здание Иркутска, в ожидании реставрации так накренился, что ему может позавидовать даже знаменитая падающая башня. Здание на ул. Лапина, 23а в аварийном состоянии, но собственник, по его словам, не может начать приводить дом в порядок, поскольку администрация города не выдаёт нужных документов. В мэрии отмечают, что готовы выдать градостроительный план участка, как только собственник устранит замечания. «Конкурент» между тем вновь задаётся вопросом, доживёт ли объект культурного наследия, выстоявший в большом иркутском пожаре 1879-го, до ремонта.

Прохожие с опаской оглядываются на потемневшие брёвна сруба, нависающие над тротуаром на улице Лапина. О том, что дом Шубина – объект культурного наследия, теперь не напоминает даже табличка, когда-то висевшая на деревянной стене здания, построенного в восемнадцатом веке. Напомним, несколько лет назад служба по охране объектов культурного наследия Иркутской области по суду лишила права собственности трёх владельцев дома, не заботившихся о его состоянии. Затем в 2012-м объект «Дом жилой Шубина», предположительно 1781 года, находящийся по ул. Лапина, 23а, на торгах купило ООО ТСК «Элитстрой». Также не выполнив охранных обязательств, компания продала развалины частному лицу. 

«Конкурент» не первый год следит за судьбой этого здания. И если прежде было достаточно просто получить информацию о том, что происходит с домом Шубина, в официальных органах, отвечающих за сохранение наследия и градостроительную политику в городе, то сейчас складывается впечатление, что о нём начали забывать. К примеру, на официальный запрос газеты в службе по охране объектов культурного наследия Иркутской области сначала дали ответ с устаревшими данными о владельце, хотя в 2015 году ведомство проводило проверку памятника. «Состояние аварийное, – сообщил в итоге исполняющий обязанности руководителя службы Григорий Ивлев. – Владелец заявляет, что денег на реставрацию у него пока нет. В такой ситуации сложно к нему какие-то меры применять, только изымать объект, но это в настоящее время, думаю, будет не совсем правильно». В чём именно состоит сложность, неясно – по закону за неисполнение охранных обязательств собственником предусмотрена административная ответственность. Впрочем, по словам самого хозяина дома Ярослава Трофимова, время у него ещё есть – отреставрировать дом нужно до конца 2016 года.

У владельца дома свой взгляд на ситуацию: «Не можем получить разрешительные документы от городской администрации, – говорит собеседник издания. – Проект у нас готов, даже лес закуплен, чтобы дом восстанавливать, самый хороший жигаловский лес очень крупных диаметров, заготовленный зимой». По информации службы по охране объектов культурного наследия, комитет по градостроительной политике не выдаёт собственнику градостроительный план, без которого служба не может выдать разрешение на строительство. Кроме того, проект реставрации предстоит согласовать – во всяком случае, историко-культурную экспертизу он ещё не прошёл, отмечает Григорий Ивлев. 

В комитете по градостроительной политике подтвердили – в октябре 2015 года собственник обратился за градостроительным планом участка, на котором находится дом Шубина. Документ действительно не был выдан. «Мы не выдаём, когда есть какие-то нарушения, – отметил глава комитета по градостроительной политике Иван Готовский. – Если человек готов и у него есть какие-то проблемы, он приходит ко мне на приём. Если я о проблемах не знаю, значит, он не приложил ещё все усилия к тому, чтобы получить соответствующие документы. Инвесторам, которые хотят восстанавливать деревянное зодчество, зелёный свет в городе Иркутске». Как пояснили в комитете, причиной для отказа стала путаница с границами: на участок дома номер 23, согласно кадастру, попадает капитальное строение номер 22. «Объект, который расположен на другом земельном участке, частично заходит на их земельный участок. В связи с чем собственник участка 23 обратился за его разделением, чтобы убрать кусочек, где идёт наложение границ. Когда они исключат часть, на которую заходит соседнее строение, мы выдадим градостроительный план». В мэрии подчеркнули, что действуют в рамках регламента: обращение о разделении участка поступило в комитет в феврале этого года. 

«Боимся, что упадёт, но пока я ничего не могу с ним делать, – говорит хозяин дома Шубина. – Это историческая ценность – не могу к нему прикасаться, пока не получу разрешение. В идеологическом тупике нахожусь». Памятник между тем продолжает разрушаться.

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector