издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Папа, мама, я – бывшая семья

Если родители после развода вступают на тропу войны, дети становятся заложниками

  • Автор: Лариса ЛЕМЕНТУЕВА, Усть-Илимск

«Мама, а ты же меня сильно любишь! – Почему ты так думаешь? – Потому что ты меня хорошо кормишь». Эта часть случайно подслушанного разговора пятилетней дочери и мамы заставила задуматься о том, как оценивают дети родительскую любовь. Возможно, в этом вопросе есть много нюансов, но бесспорно, что, дав ребёнку жизнь, о нём нужно заботиться – кормить и одевать. И это – в первую очередь, потому что малыш растёт, и, если любовь родителя не подкрепляется материально – денежными вливаниями в него, он будет чувствовать себя недолюбленным и ущербным.

У подножия вулкана

Все ли родители это понимают, и у всех ли есть желание материально вложиться в ребёнка? Если обратиться к статистике Усть-Илимского районного отдела судебных приставов УФССП России по Иркутской области – далеко не все. Сегодня здесь находится в работе около 1700 исполнительных производств о взыскании алиментов. Примечательно, что есть тенденция обращения по принудительному взысканию «детских» денег молодыми мамами, которые только начали свою семейную жизнь. Наибольшее количество заявлений поступает от тех, чьим детям от одного месяца до пяти лет.

Законодатель, закрепляя в Семейном кодексе РФ и других нормативно-правовых актах основные правила поведения в браке, определил, что воспитание и содержание детей является главной обязанностью обоих родителей. Если этого не происходит, то вопросы участия папы или мамы в содержании ребёнка решает суд, а судебные приставы исполняют его решение. Естественно, что «территория» приставов иногда похожа на вулкан, здесь, бывает, кипят страсти и случаются крутые разборки. 

Конфликты между родителями и собственно сам факт принудительного взыскания алиментов происходят по одной причине: бывшие супруги не умеют, а часто и не желают договариваться. А вступив в конфликт и доведя дело до вмеша-

тельства службы судебных приставов, оба не понимают последствий. Например, то, что они приравниваются теперь к категории неблагополучных родителей. И что за уклонение от алиментов можно получить судимость, и это на всю жизнь испортит судьбу человека, включив его в круг асоциальных элементов общества. Слово «алиментщик», приклеенное ярлыком, идёт потом по жизни и не даёт возможности ни добиться карьерного роста, ни построить новые, более благополучные семейные отношения. Должник по алиментам осуждается обществом.

Между тем приставам со стороны видно: иногда алиментный вопрос вполне мог бы решиться и без их участия. Стоило родителям набраться немножечко терпения, успокоиться, сбавить градус эмоций. Например, Усть-Илимским РОСП возбуждено уголовное дело в отношении 19-летнего парня. Взыскатель – 18-летняя мама. Оба бывших супруга учатся в университетах, она на очном отделении, он, по стечению обстоятельств, перешёл на заочное. Естественно, что оба не имеют материального достатка и финансово на ногах не стоят. И всё, что успели сделать в жизни, так это создать семью, родить ребёнка и развестись. Малышу полгода, и женщина решила за всех сразу, не дав парню возможности самому сделать выбор – оказывать помощь добровольно или нет. С точки зрения закона молодая мама права – она обязана заботиться о правах своего малыша, а по-человечески – лучше, если это было бы личное решение отца ребёнка, и оно помогло бы избежать судимости за уклонение от алиментов. 

Действие через суд – это не всегда эффективный способ. Ведь, если права мужчины как отца не соблюдены, с ним не договорились, не проявили к нему уважение, от алиментов он, вероятнее всего, будет уклоняться. У мужчины срабатывает стереотип. Обиженный своей бывшей, он не способен видеть за семейным конфликтом собственного ребёнка, склонен подозревать, что алименты женщина тратит на себя. Такое, кстати, тоже случается. Автору известен пример, когда папа исправно платил детям содержание, а пьющая мама тратила деньги на свои нужды. И чтобы не работать на бывших жён, некоторые мужчины, исправно исполняющие алиментные обязательства, настаивают на том, чтобы половина суммы зачислялась на накопительный счёт сына или дочки до достижения ими совершеннолетия. В общем, верно, это возможность позаботиться о будущем своего наследника, например, его образовании. Но закон подобного не предусматривает, и в истории Усть-Илимского РОСП есть только два примера, когда отцы смогли добиться такого права в судебном порядке. 

Но без помощи Фемиды договориться по алиментному вопросу обычно бывает ещё сложней. Даже если отец не собирается уклоняться от своих обязательств. Например, придя по зову души к ребёнку, мужчина даёт бывшей жене деньги в счёт алиментов без расписки, а потом женщина пишет в заявлении: «В течение длительного времени не участвует в содержании сына…». Свидетелей нет, расписки нет, и получается задолженность. Чтобы не попадать в такие ситуации, алиментщикам нужно осваивать юридическую грамоту в данном вопросе. А гражданско-правовые отношения подкреплять квитанциями либо расписками, подтверждающими денежные вложения, и не стесняться их брать. 

Если мама и папа при разводе вступают на тропу войны, дети становятся самыми настоящими заложниками. У каждого из противников свой излюбленный арсенал боевых средств. Для многих отцов самая тяжёлая ситуация – когда бывшая супруга запрещает видеться с ребёнком. Иногда такое решение оправданно – если встреча может травмировать малыша нравственно, эмоционально или физически. Но бывают случаи, когда в общении с собственными детьми отказывают вполне ответственным, благополучным, во всех смыслах положительным папам, которые не желают ограничиваться только материально-денежными вложениями. Некоторые отцы вообще боятся видеться со своими детьми, опасаясь, что встреча выльется в публичную демонстрацию бывшей супруги перед соседями, крики и выбрасывание вещей из окна. Ребёнка такое очень ранит, а как поступать в подобной ситуации, большинство мужчин не знает, свои права на общение с собственным чадом многие отстаивать стесняются.

Свет в конце туннеля 

Что происходит с семьёй, с человеческими отношениями, если взыскание алиментов становится для женщины единственным способом добиться от мужчины материального вложения в детей? Опыт судебных приставов-исполнителей показывает, что нет единой формулы, которую можно применить ко всем распавшимся семьям. 

Из каждого тупика приходится искать свой выход. Этим и занимаются судебные приставы – исполнители и дознаватели. Все они немного психологи, иначе на такой работе нельзя. Иногда помогает простое душевное общение в служебном кабинете. Составляя анкету, выясняя обстоятельства, приставы задают много вопросов, помогая при этом разобраться в затянувшемся семейном конфликте. И доводят до сознания должника важное для него обстоятельство – уклонение от алиментов согласно статье 157 Уголовного кодекса является преступлением. А многие мужчины запятнать биографию судимостью не готовы и принимают часть своей ответственности за ребёнка даже вопреки обиде на свою бывшую.

Судебный пристав-исполнитель Татьяна Россинская считает, что на неплательщиков повлияла вступившая в этом году поправка к закону, позволяющая лишать за долги по алиментам выше десяти тысяч рублей специального права управления транспортным средством. Мера оказалась очень эффективной, и всего за два месяца из состоящих у неё на учёте алиментщиков 48 должников официально устроились на работу. 

Каждая судьба индивидуальна, и каждое исполнительное производство – как отдельная книга. Неизвестно, что ждёт на следующей странице. Вот, например, Степан, он пришёл к приставу не один, а с Игорем Анатольевичем Байбородиным – руководителем центра реабилитации, оказывающим социально-духовную помощь людям, попавшим в тяжёлые жизненные обстоятельства. За плечами парня злоупотребление алкоголем, потеря хорошо оплачиваемой работы и тюремное заключение. Всё это длится долгие годы, примерно столько же лет, сколько сейчас его сыну. Ради сына Степан и пытается выбраться из болота, в котором увяз. В реабилитационном учреждении ему предстоит жить девять месяцев, и в это время платить алименты он не сможет, значит, долг будет расти – государство в таких случаях руку помощи не протягивает. Сейчас Степан в очередной раз на приёме у судебного пристава – но вместо денег для сына может предложить лишь очередную объяснительную. Только жена вправе забрать исполнительный лист, хотя бы на время. Но делать этого не собирается – считает, такой шаг не в интересах ребёнка, сын должен получить своё до копеечки. Когда его папа справится с зависимостью от алкоголя и устроится на работу, высчитывать из его зарплаты будут по 50% (текущие алименты и долг). Женщина, по её словам, хочет видеть мужа в семье, но его общение с сыном ограничивает. Степан с ней согласен: «Она говорит, когда излечусь, стану нормальным – тогда и буду общаться с сыном. Она права, полностью права».  

В центр реабилитации Степан пришёл осознанно, и Игорь Байбородин считает, что шанс у мужчины есть. Были в практике случаи, когда люди восстанавливались, забирали детей из приюта, соединяли семьи. Главное, чтобы человек внутренне освободился от болезненной зависимости. Ведь именно в ней часто кроется причина разрушенных семейных отношений. 

О «клопах» и «кукушках»

Что удивительно – в последние годы состав алиментщиков изменился. Раньше в списке шли в основном мужчины, а сейчас среди должников по алиментам много представительниц слабого пола в возрасте от 20 до 53 лет. Вот одна из злостных неплательщиц: женщина 22 лет, постоянного места жительства не имеет и, меняя партнёров, не стремится к созданию семьи. Забеременела от случайного знакомого, время до родов проводила в гулянках и скандалах. Когда ребёнок появился на свет, оставила его в родильном отделении, пояснив, что не испытывает к нему никаких чувств. Малыша забрала бабушка и сейчас растит его. Сама же мамочка и не предполагала, что отказ от ребёнка и лишение её родительских прав повлекут за собой обязанность платить алименты. На основании материалов исполнительного производства главным специалистом-экспертом Усть-Илимского РОСП Еленой Филипповой должница привлечена к уголовной ответственности по ст. 157 УК РФ за злостное уклонение от уплаты алиментов. Но эта мера наказания не заставила женщину вспомнить о ребёнке, она продолжает вести прежний образ жизни. 

Таков выбор алиментщиков – годами бегать и от судебных приставов,
и от своих бывших жён и детей, и от уголовной ответственности

Среди таких «кукушек» есть и немолодые уже дамочки. Сейчас решается вопрос о возбуждении в отношении одной такой алиментщицы уголовного дела за злостное уклонение от содержания очередного малыша. Она даже не помнит ни дней рождения, ни имён своих шестерых детей. Всех родила по одной схеме: встречалась с партнёром, отношения были до такой степени несерьёзными, что имени и фамилии отцов своих детей не знает. Первых трёх малышей из роддома забрала, но из-за аморального образа жизни её лишили родительских прав. Родив ещё троих, оставила их в роддоме, как обузу. Официально не работала, бродяжничала, меняла сожителей. В жизни детей не участвует, сегодня пятеро из них совершеннолетние, лишь самый младший находится под опекой. Две дочери названы одним именем: «Ну, и что здесь такого? Одна пусть Татьяна Петровна, другая – Татьяна Сергеевна» (имена изменены). Подросший сын разыскал маму, пытался с ней общаться, но у неё свои жизненные интересы, своя картина мира, в которой нет места кинутым детям. Между тем мама-кукушка готовится официально вступить в брак, даже восстановила паспорт, собираясь в ЗАГС. На приёме у пристава в её глазах появляется блеск, когда она начинает рассказывать о своём новом избраннике. Заостряет внимание на важных для неё мелочах: её суженый не был женат, у него нет детей, зато есть дача и две квартиры. И он готов содержать любимую. О предстоящем замужестве женщина рассказывает вдохновенно. А от вопросов об оплате алиментов, содержании детей и общении с ними отмахивается – это её не интересует. Таких должников обоего пола, страдающих эмоциональной и психологической незрелостью, на учёте у судебных приставов не один-два, счёт идёт на десятки. 

Особая тема – воспитание детей отцами, взыскивающими алименты на содержание детей со своих бывших жён. Примерно 90% таких мужчин имеют нестабильные доходы и не проявляют стремления заработать средства на то, чтобы обеспечить ребёнка. Пример. Жена трудилась в двух местах, а потом сильно заболела, слегла, работу ей пришлось оставить. Супруги развелись, и в таких обстоятельствах суд определил место жительства ребёнка со здоровым и трудоспособным отцом. Больную супругу папаша не поддержал, не подставил плечо, зато подал заявление в суд на взыскание алиментов. После долгого лечения, тяжёлых процедур мама справилась с онкозаболеванием, пошла работать и начала выплачивать накопившийся по алиментам долг. Обратилась было в суд с просьбой изменить место жительства ребёнка, передать малыша ей на воспитание, но получила отказ, несмотря на наличие постоянного дохода и хороших квартирных условий. И сегодня мама-инвалид продолжает пахать на двух работах, а бывший муж, не имея стабильного заработка, потребовал в качестве алиментов ещё и долю с её пенсии. 

Есть в Усть-Илимском РОСП исполнительные документы о взыскании алиментов на содержание родителей. Рассказывает должница: «Мама много работала, так как отец не платил алименты на моё содержание, занималась всё время мной, дала мне хорошее образование. Но из-за тяжёлой болезни рано ушла из жизни. Сегодня мне 31 год, работаю на хорошем предприятии, имею высокооплачиваемую должность. Купила квартиру. Однажды в воскресное утро ко мне постучались. Открываю. А передо мной стоит бомж. «Здравствуй, – говорит, – доченька, я твой папа! Твой нетрудоспособный родитель, и по закону ты должна платить мне алименты из своей заработной платы». Если бы мама знала такие нюансы закона, она могла бы в своё время лишить его родительских прав. А сейчас этого бомжа мне приходится содержать. Присосался как клоп». 

«А мне фиолетово»

Говорят, должники-алиментщики делятся на два типа: одни не хотят платить, другие – не могут. Но типичного портрета не нарисуешь: есть родители, которые ведут аморальный образ жизни, есть исправившиеся. Одни с трудом сводят концы с концами, другие вполне обеспечены. А статус один – алиментщик. И у всех разные ситуации. Освободившийся после колонии не может официально трудоустроиться, но за своих детей держится, где-то подрабатывает, регулярно вносит небольшие суммы. Некоторые уверяют, что просто не хотят мелочиться, зато поддержат своего ребёнка после 18 лет, когда тот попросит машину, квартиру или денег на свадебное путешествие. Но полно таких, кто, даже не пытаясь оправдаться, просто уклоняется от уплаты алиментов. У них, по наблюдениям специалистов, напрочь отсутствует отцовский или материнский инстинкт, чаще всего это люди со стабильным чувством отречения от детей.

Их выбор – годами бегать и от судебных приставов, и от своих бывших жён и детей, и от уголовной ответственности. Ведь с каждым годом ужесточается наказание за злостное уклонение от уплаты алиментов. Сегодня за этот родительский грех грозит лишение свободы до одного года. Данное преступление длящееся, оно подразумевает, что гражданин, не выплачивая алименты на содержание несовершеннолетнего ребенка, тем самым ухудшал его условия жизни и нарушал его нормальное развитие. За прошлый год в Усть-Илимске было несколько случаев лишения алимент­щиков свободы.

Но небо в клеточку, быть может, и не самое страшное воздаяние для тех, кто кидает своих малолетних детей. Судебные приставы-исполнители за годы работы с алиментщиками видали разные развязки семейных драм. Вот одна из них. Отец не вкладывался в сына ни деньгами, ни вниманием, прожил жизнь в обнимку с бутылкой и с любимой фразой на устах: «А мне фиолетово». Сегодня он стар, болен и бесприютен. Он очень нуждается в помощи и питает надежду устроиться в жизни рядом с успешным сыном. Но тот не желает ни видеть отца-предателя, ни даже слышать его голос. Боль, причинённая родителями, не забывается. 

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector