издательская группа
Восточно-Сибирская правда

«Я стрелял от злости…»

В Свердловском районном суде Иркутска завершилось рассмотрение резонансного уголовного дела об убийстве генерального директора строительной компании «Наследие» Вадима Куликова

Судебное следствие по делу состоялось в прошлую пятницу, и вместе с допросами свидетелей и анализом протоколов, экспертиз и прочих доказательств оно заняло от силы пару часов. Картина вырисовывалась яснее ясного. 21 января нынешнего года в десятом часу утра индивидуальный предприниматель Андрей Худорожков встретился со своим работодателем Вадимом Куликовым на территории детского санатория «Подснежник» по улице Чайковского, чтобы обсудить вопросы оплаты труда. И убил руководителя стройки, сидевшего за рулём собственного джипа «Тойота Ленд Крузер Прадо», из ружья, которое привёз с собой: трижды прицельно выстрелил в голову жертвы. Как заявил прокурор области Игорь Мельников, выступавший в судебном процессе в качестве государственного обвинителя, умысел на причинение смерти 69-летнему предпринимателю, возглавлявшему ООО «Наследие» и компанию «Контакт-Регион+», у Андрея Худорожкова возник на почве неприязненных отношений: Куликов не рассчитался с ним за выполненные по договору подряда работы. Преступник скрылся с места происшествия на своей машине «Корона Премио», но уже через полтора часа его задержала полиция.

Подозреваемый сразу признался в убийстве, которое совершил, не скрываясь, практически на глазах у коллег. В частности, прораб Максим Смирнов стоял рядом с автомобилем Куликова и разговаривал по сотовому телефону, когда увидел в руках Худорожкова ружьё и услышал выстрелы, похожие на звук от новогодних хлопушек. Подъехавший в это время к санаторию, где выполнял работы по монтажу электрооборудования, Даниил Шаламов проводил взглядом машину, за рулём которой сидел убийца. А потом, просунув руку через разбитое переднее стекло джипа, проверил пульс Куликова, истекающего кровью, и убедился, что он мёртв. Заведующую санаторием Татьяну Дёмину, которая тоже услышала непонятные хлопки и поспешила к месту происшествия, прораб предупредил: «Не подходи, это очень страшно, не для женских глаз». Невольным свидетелем в деле об убийстве стал корейский предприниматель Ли, которого Худорожков попросил найти ему на время убежище, спрятать от полиции. Причину бегства преступник скрывать не стал: признался приятелю, что убил человека. «Я хотел помочь Андрею, но рядом сидела моя жена, слышала разговор. Она мне запретила», – виновато глядя на «клетку» с подсудимым, сказал свидетель.

«Он не 100 баксов, чтобы всем нравиться»

В зале Свердловского районного суда Иркутска эта простая для следствия уголовная история по накалу эмоций, количеству пролитых слёз, на которые не скупились ни участники процесса, ни публика, воспринималась как тяжёлая драма. Сценарий для неё был написан самой жизнью. Может, потому и герои трагической истории оказались такими неоднозначными персонажами. 

В качестве потерпевшей в суде выступала 35-летняя дочь Вадима Куликова Татьяна, назвавшаяся домохозяйкой. Рассказывая об отце, она пыталась сдерживать слёзы. Вот несколько штрихов биографии погибшего: работал с 14 лет, вся трудовая деятельность связана со строительством, начинал штукатуром на авиазаводе, был прорабом на стройках БАМа. В 1990-е организовал фирму, которая занималась реставрацией памятников деревянного зодчества, попутно – ремонтом муниципальных учреждений. «Практически все «деревяшки» в городе восстановлены фирмой моего отца», – гордо заявила Татьяна. А ещё Куликов 45 лет прожил в браке с её матерью, вырастил двоих детей, помогал дочке поднимать внука. 

Свидетели старались говорить о погибшем, как и подобает в такой ситуации, с уважением. Отмечали большой опыт в строительстве, высокий профессионализм. И всё же по брошенным вскользь репликам было понятно, что бизнесмен имел немало проблем во взаимоотношениях с подчинёнными и партнёрами. Лучше всего об этом сказала опять же его дочь: «В строительстве приходится проявлять жёсткие стороны характера. Кому-то, может, отец не нравился. Но он ведь не 100 баксов, чтобы всем нравиться». Заведующая санаторием «Подснежник» Татьяна Дёмина заявила, например, что у неё не было с Куликовым, который выиграл тендер на реконструкцию возглавляемого ею детского учреждения, «вообще никаких отношений». И поскольку для суда это прозвучало непонятно – ведь служебное положение обязывало руководителей общаться, женщина пояснила: «Я один раз сделала ему замечание, он ответил мне очень грубо, матом. После этого мы даже не здоровались». 

Хуже всего было то, что «жёсткие стороны характера» бизнесмена накладывались на финансовые проблемы, которые, по словам дочери Куликова, в последние два года были настолько острыми, что «отец зам­кнулся в себе». О долгах по зарплате в фирме говорили почти все свидетели на этом процессе. 

«Я не спрашиваю, сколько вы получали. Но какая у вас была зарплата – белая, серая?» – поинтересовался прокурор Игорь Мельников у прораба стройки. И услышав ожидаемый ответ о серой схеме оплаты труда в фирме Куликова, укорил свидетеля: «В этом и проблема! Если бы все рабочие дружно отказались получать серые зарплаты, не было бы таких тяжких последствий». Однако утопическую теорию прокурора Иркутской области зал встретил скептически. Как будто у рабочих есть выбор! Кто бы не согласился получать хорошую зарплату официально? 

«Денег нет и не будет»

Стрелявшего задержали «по горячим следам»

Если говорить о конкретной ситуации, которая легла в основу мотива убийства, то из 800 тысяч рублей, заработанных бригадой Андрея Худорожкова, заказчик «зажал», по мнению подсудимого, как минимум половину. Точную сумму задолженности назвать оказалось невозможно, поскольку объём работ по замене кровли и отделке фасада был скорректирован. Индивидуальный предприниматель не мог добиться хотя бы перерасчёта. Как он выхаживал этот долг, на стройке знали многие, но суду подробности стали известны из показаний гражданской жены Худорожкова Ольги. Глотая слёзы, 35-летняя женщина рассказывала, как они вместе с мужем приезжали на объект и караулили работодателя, а он не являлся на встречи или избегал острой темы. В бухгалтерии обещали, что к новому году с отделочниками обязательно рассчитаются, и Андрей просил рабочих ещё потерпеть. А чего стоили смс-сообщения от членов бригады с угрозами поджечь дом! А визиты наёмных рабочих с ультиматумами! Отчаяние, которое долгое время жгло бригадира, схватившегося, в конце концов, за ружьё, чувствовалось в каждом слове и каждой слезе его супруги на суде. Именно это отчаяние в какой-то мере и объясняет нелогичное вроде бы поведение самого Худорожкова. Ведь в день убийства долгожданная встреча с работодателем, наконец, состоялась и прошла, как утверждали очевидцы, вполне мирно. Вадим Куликов решил официально устроить индивидуального предпринимателя в свою фирму, положил в нагрудный карман пиджака его паспорт и трудовую книжку. Конфликтующие стороны спокойно разошлись по своим машинам, после чего вдруг прогремели выстрелы. И бизнесмен, так долго испытывавший терпение подрядчика, скончался на месте происшествия от огнестрельных сквозных дробовых ранений головы и плеча с повреждением свода и основания черепа. 

В ходе допроса на суде Андрей Худорожков более подробно описал последнюю встречу с будущей жертвой. Мирными те переговоры казались только на первый взгляд – для тех, кто не прислушивался к словам. Вадим Куликов попросил Худорожкова сразу же приступить к своим обязанностям уже в качестве сотрудника фирмы «Наследие» – видимо, в его услугах он нуждался. Но бригадир поставил условие: «Пока не рассчитаетесь по договору подряда, на работу не выйду». После чего и прозвучала из уст бизнесмена роковая фраза, от которой у парня перемкнуло в голове. 

– Куликов тогда заулыбался: «Денег нет и не будет». Я не помню даже, как до своей машины дошёл, как ружьё схватил… Убивать я не хотел, – рассказывал подсудимый. 

Но судья зачитала протокол проверки показаний Худорожкова на месте преступления в ходе предварительного расследования. Подследственный показал тогда, как именно совершил убийство: на расстоянии 30 метров, целясь в стекло дверцы машины, за которой сидел должник. Конечно, он не мог тогда не осознавать: после этих выстрелов Куликов – труп. Следователю Худорожков признался честно: «Я стрелял от злости». 

«Иногда очень трудно сдержаться и не сделать то, что сделал Андрей» 

Подсудимый с его сомнительными успехами на строительном поприще, неумением справиться с конфликтной ситуацией, запутанными брачными отношениями, уклонением от алиментов собственному ребёнку, конечно, выглядел бледненько рядом с солидной фигурой своей жертвы. Но всё же картина, нарисованная участниками процесса, никак не раскладывалась на чёрное и белое. Убийцу практически все свидетели характеризовали как доброжелательного, отзывчивого и справедливого. Даже психолог в результатах исследования назвал его совестливым, обязательным человеком с повышенным чувством долга, но заниженной самооценкой и высокой тревожностью. По мнению специалиста, в стрессовых ситуациях злость и обида способны вызвать у людей такого типа агрессию.  

Бритый тощий невзрачный парень на скамье подсудимых за решёткой явно вызывал сочувствие тех, кто выходил давать свидетельские показания. «Я, конечно, Андрея осуждаю за убийство. Тем более Вадим Васильевич был уважаемый человек, опытный строитель. Но и понять могу. Меня тоже на полтора миллиона в Москве кинул один работодатель, и я готов был его убить», – всерьёз заявил прораб Максим Смирнов, персонаж явно положительный. Худорожкова, кстати, этот свидетель назвал «хорошим парнем, отличным даже». По мнению строителя, «иногда очень трудно сдержаться и не сделать то, что сделал Андрей». 

Свои финансовые обстоятельства невезучий бригадир отделочников своим жестоким и нелепым преступлением никак не поправил. Более того. Дочь Куликова выступила в качестве гражданского истца, оценив моральный вред от потери главы семьи в миллион рублей. Она также предъявила иск о возмещении 148 тысяч рублей, необходимых на ремонт автомобиля, пострадавшего при стрельбе, и расходов на погребение отца в размере 117 тысяч рублей. Суду потерпевшая предоставила копии платёжных документов и оценки ущерба, пояснив, что автомобиль принадлежит ей, но кредит за него выплатил родитель. 

«Роль Бога брать на себя никому не позволено»

Вчера, выступая в прениях сторон, государственный обвинитель заявил, что, по его мнению, предъявленное Худорожкову обвинение в убийстве (ч. 1 ст. 105 УК РФ) нашло своё подтверждение и в показаниях свидетелей, и в заключениях экспертиз, и в других доказательствах. Все доказательства Игорь Мельников счёл допустимыми, относимыми и в своей совокупности достаточными для вынесения обвинительного приговора. Однако прокурор просил суд при назначении наказания учесть смягчающие вину обстоятельства: помощь Худорожкова следствию в раскрытии преступления и противоправное поведение потерпевшего, который спровоцировал конфликт, не выплачивая заработанные деньги. Игорь Мельников назвал справедливый, по его мнению, срок наказания за совершённое убийство: 8 лет строгого режима. 

Сторона защиты согласилась практически со всеми доводами гособвинителя, но просила суд учесть личность молодого человека: Худорожков характеризуется положительно, в содеянном раскаивается. «На преступление его толкнули тяжёлые жизненные обстоятельства», – считает защитник. Как и прокурор, адвокат обратил внимание на противоправное поведение потерпевшего, которое следует принять во внимание как обстоятельство, смяг­чающее вину подсудимого. Но предложенный гособвинителем срок защитник счёл слишком суровым и несоразмерным.   

Потерпевшая в свою очередь заявила, что убийство нельзя объ­яснять никакими обстоятельствами. «Роль Бога брать на себя никому не позволено!» – заявила дочка убитого бизнесмена. «Нет, ну надо же так! Сыну деньги не выплачивали, рабочие угрожали убить его за это! А теперь судят, как будто он один во всём виноват!» – с этой репликой покидала зал заседаний мать Андрея Худорожкова, удалённая за несанкционированные «выступления» на «галёрке».

«Здесь судят за убийство, а не за долги по зарплате», – несколько раз напоминали в ходе заседаний и судья, и прокурор. Но собравшиеся в зале слушатели, оценивая трагедию, явно воспринимали причину и следствие как единое целое. И оценивали их одинаково негативно.

Приговор будет оглашён во вторник, 19 апреля.

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector