издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Небо под запретом

Все квадрокоптеры над Иркутском сегодня летают «вне правового поля»

Приближаются майские праздники, а значит, очень скоро возникнет одна неприятная правовая коллизия. Совсем недавно вошло в моду снимать массовые шествия и спортивные мероприятия с высоты птичьего полёта при помощи квадрокоптеров. 9 мая прошлого года одного из владельцев такой техники оштрафовали за бреющие полёты над толпой – аппаратик мог просто упасть, причинив кому-нибудь травмы тупым предметом, да и с точки зрения антитеррористической безопасности у спецслужб было много вопросов. Но принятый под Новый год Федеральный закон № 462 «О внесении изменений в Воздушный кодекс Российской Федерации в части использования беспилотных воздушных судов», вместо того чтобы расставить всё по своим местам, внёс только панику в ряды владельцев модного летучего гаджета. Закон вступил в силу 1 марта и обязал владельцев регистрировать все беспилотные летательные аппараты весом более 250 граммов. Но, как признают все причастные, от служб авианадзора до простого авиамоделиста, он до сих пор просто не работает – не прописана процедура регистрации и сертификации владельцев и их аппаратов. В частности, все владельцы беспилотников были обязаны сдать экзамены и получить удостоверения пилотов. Ни одного удостоверения на сегодняшний день не выдано. По сути все владельцы квадрокоптеров сегодня являются «воздушными пиратами».

Пилотные удостоверения ещё не напечатаны

Поправки к Федеральному закону № 462 одномоментно ужесточили правила владения и использования всех беспилотных летательных аппаратов весом более 250 граммов. Теперь владельцам сначала нужно их зарегистрировать в Управлении Росавиации, а перед использованием каждый владелец беспилотника обязан пройти подготовку и сдать зачёты по основным профильным вопросам. После этого он получит именное пилотное свидетельство о праве управления своей моделью БПЛА. И только после этого может использовать свой аппаратик, не забыв сообщать о предстоящем полёте в соответствующие органы. 

Как прокомментировал ситуацию начальник Восточно-Сибирского территориального управления Госавианадзора Андрей Гусаров, хотя с момента вступления в силу закона прошло почти два месяца (с 1 марта), на сегодняшний день в Иркутске нет ни одного владельца БПЛА, получившего пилотное удостоверение, так как ещё не отработана процедура его получения.

– Парадокс ситуации в том, что закон предписывает проходить ряд мероприятий, но порядок этих мероприятий, их содержание ещё не разработаны. Мы, органы Госавианадзора, можем только следить за выполнением этого закона. Механизм регистрации должен представить Минтранс…

– Если я сейчас пойду к ним и попрошу зарегистрировать мой квадрокоптер, принять у меня экзамены и выдать мне удостоверение, они это сделают?

– Нет. Потому что у них даже не разработан макет, бланк этого удостоверения. 

Как объяснил Андрей Николаевич, аналог этой процедуры существует при выдаче удостоверений, например, частным пилотам. В этом случае проводятся серьёзные экзамены, претенденты должны ответить более чем на сто вопросов специальных экзаменационных билетов, потом пройти практику на летательном аппарате. Вполне вероятно, именно по такому образу и подобию будет проводиться регистрация и выдача пилотных удостоверений и для владельцев БПЛА. До тех пор пока Минтрансом эта процедура не будет принята, одобрена и введена в практику, все, кто сегодня поднимает свой квадрокоптер в небо, делает это «вне правового поля». 

– К сожалению, под действие поправок подпадают и авиамоделисты. Эти организации и ассоциации, проводя соревнования, подают соответствующие документы. Они этим занимаются уже не один год, и непонятно, что вызывает у них такое беспокойство. Им достаточно позвонить нам и уведомить о месте проведения запусков и рабочей высоте полётов. Главное – уведомить, чтобы мы знали. 

– Но что же делать владельцам беспилотников сегодня? Они бы, может, и рады пройти регистрацию, а возможности нет.

– Единственное, что я могу посоветовать, – всё равно настойчиво обращаться с этими просьбами в Росавиацию. Чем больше будет обращений, тем быстрее заработает эта система. 

Правила безопасности существуют независимо от нового закона

Иркутские владельцы квадрокоптеров считают, что экзамены и выдача удостоверений не нужны.
Нужна «американская модель» – онлайн-регистрация и присвоение дронам индивидуальных порядковых номеров,
по которым можно будет найти владельца

Пока власти пытаются регламентировать новое явление, владельцы квадрокоптеров и сами успешно выстраивают свои отношения с миром, используя собственные правила безопасности. В Иркутске сейчас работают несколько студий, занимающихся профессиональной высотной видеосъёмкой. Студия «Copter38» действует уже два года. Её создатель Анатолий Архипенко  признаётся, что до этого занимался обычной фотографией и никогда не интересовался авиамоделированием, а «с земли на воздух» перешёл просто потому, что стало скучно заниматься традиционной фотографией. Пилот студии «Propeller38» Игорь Мерзляков, наоборот, интересовался всем радиоуправляемым начиная с обычных машинок и заканчивая квадрокоптерами.  

– У меня были камеры «GoPro», я купил самый дешёвый коптер, после чего увлечение переросло в работу, можно сказать, в бизнес. Первый заказ я получил от «Торгового комплекса» – под Новый год попросили снять открытие ёлки, – рассказывает Анатолий. Игорь же купил комплектующие в Интернете, первый коптер помог собрать приятель.

Проблемы с законом у работников таких студий возникают редко. Обычно они стараются вести только согласованные съёмки. Например, Анатолий часто снимал массовые мероприятия, игры «Байкал-Энергии», прошлым летом – Российско-китайские игры. В таких случаях все знают меры обычной безопасности – высота не более 50 метров, не летать низко над толпой. Кроме того, существуют внутренние правила, которые владельцы студий оговаривают с заказчиками. Нельзя летать в непосредственной близости к ЛЭП, деревьям или другим объектам, с которыми может столкнуться коптер. 

Не летают квадрокоптеры над людьми, автомобилями и другими объектами, которые могут быть повреждены в случае падения. Полёты также невозможны в плохую погоду – дождь, сильный снег, ветер более 10 м/с. Удаление от точки взлёта должно быть не более трёхсот метров, в исключительных случаях – до 500. Это не связано с технической возможностью техники, такое ограничение действует в целях безопасности полётов. На пути визуального контакта с мультикоптером не должно быть препятствий, он всегда должен быть в пределах прямой видимости.

– На прошлой неделе меня просили снять для Ирк.ру плотину ГЭС, они делали какой-то сюжет. Я попросил, чтобы эту съёмку согласовали со службой безопасности ГЭС. Письменное разрешение не принесли, поэтому съёмку пришлось отменить, – вспомнил подходящий случай Анатолий. 

Никто не рассылает списков: все владельцы квадроптеров должны знать и знают режимные объекты, съёмки над которыми запрещены, – это ГЭС, аэропорт, авиазавод.

– Мы знаем, что нельзя снимать над Зелёным, где военная часть. Как правило, могут возникнуть проблемы при съёмках над частной собственностью без разрешения. В общественных местах никаких ограничений нет, – объясняет Игорь. 

Более того, в качественной аппаратуре часто есть зашитые в память «красные зоны», где находятся режимные объекты .

– Моё оборудование не позволяет снимать в подобных местах. Координаты заложены в память, и коптер не взлетает от Солнечного до Пивоварихи, на территории Жилкино или Иркутска II, – утверждает Анатолий. 

По этим причинам к введению новых поправок в закон владельцы профессиональной техники относятся скептично.

– Не считаю закон правильным. Зачем он? Ограничение терроризма? В воздух могут подниматься незарегистрированные беспилотники – все не отследишь, а террористы регистрироваться не пойдут. Безопасность полётов? Тогда нужен запрет на самоделки, фирменная продукция обладает сертификатом качества и закреплена при продаже до паспортных данных. Более того, сейчас серьёзные производители отслеживают все полёты – технические данные, такие как скорость или высота, автоматически поступают на сервер компании, и в каких-то спорных случаях их можно затребовать, – рассуждает Анатолий. 

Работники студий считают, что правильнее было бы идти по американскому пути, где подобный закон был принят совсем недавно. Не нужно никаких экзаменов и удостоверений. Достаточно ввести обязательную регистрацию онлайн. Дронам присваивается персональный номер, в этот момент владелец соглашается с едиными для всех правилами и если эти правила нарушает, его отслеживают по номеру и наказывают. Никакой бюрократии… 

Закат эпохи 

По правилам безопасности квадрокоптеры не должны летать на высоте, превышающей пятьдесят метров,
также им запрещено летать прямо над головами людей

Если пилоты квадрокоптеров привыкли к тому, что их права в законе ещё до конца не прописаны, то люди, занимающиеся авиамоделированием, посчитали, что они просто по «выслуге лет» не должны подвергаться никаким репрессиям – они слишком давно существуют и никому всё это время не мешали. Однако они так же подпадают под действие поправок к закону, который касается любых летательных аппаратов весом свыше 250 граммов – а вес модели может достигать нескольких килограммов. Преподаватель одного из последних авиамодельных кружков (в городском Доме детского технического творчества) Владимир Колесников считает, что новый закон может окончательно закончить эру авиамоделизма в Иркутске – в последние годы эта сфера и так переживала не лучшие времена. Сегодня у него занимается около тридцати ребятишек. В области осталось несколько команд – две иркутские, две братские, усть-илимская и из Байкальска.  

– Это дело востребовано – родители звонят, приезжают. Конечно, с одной стороны, есть недостаток информации – о нас мало кто знает. С другой стороны, сейчас крайний недостаток преподавательских кадров – если будет много детей, кто их будет учить? – вздыхает Владимир Петрович. 

В Иркутск он приехал в 1984 году, тогда эпоха детского авиамоделизма переживала своё небывалое развитие. В городе было несколько кружков – в Жилкино, в Иркутске II, в городском и областном Центрах детского технического творчества… На областные соревнования приезжали по двенадцать-четырнадцать команд. Даже в 1990-е годы, когда в стране уже начались разруха и паника, система по инерции продолжала работать – находили какие-то деньги, выезжали на всероссийские соревнования. 

– Закат отрасли начался в конце девяностых. Желающих стало меньше. Прежде всего из-за изменившейся системы образования – нет пропаганды этих увлечений, никто не пробуждает интерес. Здесь я могу вызвать интерес к постройке аппаратов, на улице я этого сделать не могу, – опять вздыхает Владимир Колесников. – А потом – как обычно: стало иссякать финансирование, не на что стало приобретать материалы. Руководители были энтузиастами, работали по совместительству – тут много денег не заработаешь. Настали трудные времена – многие ушли, нужно было кормить семьи, искать более денежную подработку. 

– А технический прогресс не отбил охоту у подростков собирать что-то своими руками? Сейчас ведь много готовых радиоуправляемых игрушек продаётся? 

– Даже стали допускать такие модели до соревнований, раньше – только сделанные своими руками, – недовольно качает головой старый педагог. – Это ведь развлечение, отношение не как к спортивному снаряду. У нас был парнишка из Перми, призёр чемпионата страны, но ему не собирать нравилось, а только летать, и он использовал покупные модели – чужие, не своё. Рулить научился, а делать – нет. Год у меня прозанимался и ушёл. 

Но признать, что появление рынка радиоуправляемых игрушек как-то повлияло на интерес подростков к авиамоделированию, Владимир Петрович отказался – по его мнению, это два разных хобби, которые никак не пересекаются. 

– Понимаете, если бы интерес к покупным игрушкам перебил интерес к моделированию, был бы наплыв тех, кто этим занимается, была бы своя тусовка. А их – один-два. Они индивидуалисты, занимаются сами по себе. Тусовка есть, но это люди взрослые, человек пятнадцать–двадцать. В выходные днём они едут в Жилкино, выкосили себе поле и там собираются. 

По мнению Полякова, модели никому не могут ни навредить, ни помешать. Единственный скандал с их участием случился три года назад, когда в Ангарске авиамоделисты запускали свои самолётики неподалёку от частной вертолётной площадки и её владелец устроил скандал, дескать, они мешают ему заходить на посадку. Видимо, поэтому до сих пор никаких законов, регламентирующих полёты авиамоделей, не существовало. Обычно с местными властями это согласовывалось организаторами во время подготовки к соревнованиям. 

– Моделисты не такие дураки, чтобы вредить большой авиации. Мы стараемся с ними никогда не пересекаться, – убеждён Владимир Петрович. – А по нынешним правилам запрещено запускать модели в радиусе пятидесяти километров! Это куда же мне уехать надо! 

– В черте города есть и другие объекты, над которыми запрещено летать. ГЭС, например…

– Какой вред может принести модель для ГЭС? – удивляется Колесников. – Понятно, что дрон может нести съёмочную аппаратуру, но наши модели не настолько грузоподъёмны, а если и приделать камеру, то на большой скорости по прямой ничего толком не снимешь. Террористы во взрывных целях это всё не будут применять по тем же причинам – не прицелишься. Это дроны что-то там за заборами снимают – так пусть власти с ними и разбираются. Мы-то тут при чём?! 

По мнению старого авиамоделиста, действительную опасность квадрокоптеры представляют тем, что могут упасть при отказе даже одного винта, а ведь это довольно увесистая машина. Но именно с этой точки зрения модели безопасны – они не падают, а планируют даже при отказе радиоуправления или остановке двигателя. Поэтому в необходимости регистрации и проведения экзаменов для владельцев радиоуправляемых моделей самолётов Владимир Петрович не видит никакого рационального повода. На вопрос, а как нужно сформулировать закон по-умному, он отвечает решительно: 

– Мне кажется, в законе нужно отделить квадрокоптеры от авиамоделизма. Квадрокоптеры – это технические средства для ведения спецработ. Их действительно нужно регистрировать. А нас – оставить в покое. Всех пацанов не зарегистрируешь – он сегодня полетал, а завтра уже забросил… 

Читайте также
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector