издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Сибирские мотивы Анатолия Аносова

Счастье, по мысли философа, исключает старость. Кто сохраняет способность видеть прекрасное, тот не стареет. Сказанное в полной мере относится к личности иркутского художника Анатолия Аносова, отметившего недавно своё 80-летие. С Анатолием Ивановичем мы знакомы не один десяток лет. И меня всегда подкупали в нём и его творчестве душевная щедрость и искренность, негромкий и в то же время сильный характер. И, конечно же, уникальность его многогранного таланта. Замечательный график и живописец, педагог, воспитавший не одно поколение иркутских художников. Плюс к этому новатор, по праву снискавший славу классика оформления книги.

Он и сегодня всё тот же – весь в трудах и творческих  исканиях. На днях заглянул к нему в мастерскую – полки с книгами, большинство из которых оформлено и проиллюстрировано Анатолием Ивановичем. Графические листы, заготовки, живописные этюды, законченных работ почти не видно: в эти дни в Иркутском художественном музее проходит его юбилейная персональная выставка, вобравшая в себя и те работы, которые хранятся в стенах мастерской.

Мы беседуем за чашкой чая. На мой дежурный вопрос – как он дошёл до жизни такой? – мой визави отвечает с улыбкой: «Так уж получилось!» Родился в Улан-Удэ, в большой  семье (пятеро братьев и одна сестра). Рисовал всегда – сколько себя помнит. В изокружок при Дворце пионеров пешком через весь город бегал. Затем всё как обычно. Аттестат зрелости, армия – служил в Южно-Сахалинске, после «дембеля» год в Улан-Удэ, трафаретчиком на вагоноремонтном заводе. Ну, а затем Иркутское художественное училище, Московский полиграфический институт…

В 1959 году, ещё студентом училища, Анатолий Аносов заинтересовался книжной графикой и оформил первые свои книги в Иркутском книжном издательстве. Его учителем, а тогда и художественным редактором издательства, был замечательный художник, фронтовик, человек удивительной судьбы Георгий Леви. Он, к слову, родился в годы гражданской войны в командирской тачанке, детство провёл в Москве, откуда ушёл на фронт, был в плену, в фашистском лагере на нём делали страшные опыты нацистские врачи, испытывая свои смертельные препараты. Выжил чудом, стал художником. Анатолий, благодаря Леви, пристрастился к книжной графике, хотя преподаватели отмечали его живописные работы, но пример учителя взял своё. 

Самые первые работы молодого художника – обложки несложных сельскохозяйственных брошюр, изданий общественно-политической тематики – тем не менее были замечены. Каждая из оформленных им книг привлекала жизнерадостностью, насыщенностью цвета. Именно тогда Анатолий и стал лауреатом областной конференции «Молодость. Творчество. Современность», а вскоре был принят в штат издательства. Выполненные им работы по художественному оформлению книг совершенствуются, у него вырабатывается свой почерк, который нельзя спутать ни с каким другим. Характерные черты художника: немногословность, углублённое проникновение в проблемы нравственного порядка, способность точно формулировать и трактовать тему. Художнику наиболее близки книги иркутских прозаиков и поэтов – Валентина Распутина, Алексея Зверева, Владимира Жемчужникова, Сергея Иоффе, Ростислава Филиппова, Марка Сергеева, драматургов Валентина Вампилова, Павла Маляревского, Беллы Левантовской. 

Особенно любима художником сибирская деревня. Его герои – охотники и рыболовы, колхозники. Характеры грубоватые, но гордые и мужественные. Изобразительное действие книги Аносов разворачивает сценически образно. В каждой работе ощутимо чуткое отношение графика к индивидуальному стилю автора, над которым он работает, разнообразие эмоциональных оттенков. Иллюстрации к повести «Последний срок» Распутина, к примеру, представляют собой убедительные жизненные сцены. Перед нами проходят ярко очерченные, самобытные характеры его героев. Художник не только заостряет внимание на определённых моментах текста – он поднимает графическое  изображение до обобщения символического звучания. Иллюстрации тактично и ненавязчиво вплетаются в текст, совпадая с представлениями читателя, в какой-то степени направляя их. Добавим к этому, что Анатолием Аносовым оформлено более 300 названий книг.

С 1960 года он участвует в выставках, сперва в областных, потом в республиканских, всесоюзных – «Мы строим БАМ» (Улан-Удэ), «По родной стране» (Красноярск), Всесоюзная выставка рисунка (Москва), «Сибирь социалистическая» (ГДР, Карл-Маркс-Штадт). Круг творческих пристрастий всё расширяется, рядом с книжными иллюстрациями появляются графические листы, сделанные уже вне издательских тисков, свободно, но и в этих гравюрах поражает не только их благородная красота, но ещё  и чистота: свойство всего, что делает Аносов, – чистота, идущая от искренности его внутреннего мира и черт его человеческого характера. Главным героем его графики была и остаётся Сибирь, её тихие городки, напоминающие места, где родился и вырос художник.

Если проследить путь Анатолия Аносова-графика, можно увидеть, как он ставит себе всё более и более сложные задачи. Так он пришёл к экслибрису, жанру, требующему от художника высокого искусства, знания человека и книги. Сначала Анатолий не торопился показывать свои работы. Делал книжные знаки лишь для себя и для близких друзей. За сорок с лишним лет Аносовым создано более 200 экслибрисов. Со временем виртуозно выполненные книжные знаки появились едва ли не у всех иркутских писателей и художников. Герои Аносова похожи и не похожи друг на друга. По этой причине меняется его язык: в новелле о писателе Звереве он реалистически спокоен, в рассказе о поэте Филиппове – романтически приподнят. В лирическом повествовании о прозаике  Дмитрии Сергееве – исторически конкретен.

Если в миниатюрах, посвящённых литераторам, Аносов  держится главной канвы их судеб и почти всегда строг, то в работах, посвящённых собратьям-художникам, он улыбчив, порой ироничен. При этом к каждому из своих героев он всегда и непременно добр.

Экслибрисы Анатолия Аносова пользуются большой популярностью, он был участником международных выставок в Бельгии, Польше, Чехословакии, его книжные знаки можно увидеть в экспозициях десятков городов страны.

Сегодня главным предметом внимания и творческих усилий, по словам юбиляра, стала работа в живописи. И яркое подтверждение этому – нынешняя персональная выставка. Основой её экспозиции наряду с россыпями графических шедевров стали живописные работы. Наиболее близки художнику жанры пейзажа и натюрморта. Особенное, трепетное отношение вызывают у него цветы: пишет их целыми охапками –  и изящными букетами, и на корню, на земле, среди естественного окружения. В них всё богатство цветения,  всё, чем щедры сибирские поляны и таёжные заросли: незабудки, жарки, ромашки, черёмуха, саранки и ландыши. Разноцветье и разнотравье его букетов поражают воображение.

Среди пейзажей основным мотивом остаётся Байкал. Пристально изучая природу, постигая её тайны и красоту, живописец предлагает решения простые и лаконичные. Его мотивы незатейливы и бесхитростны на первый взгляд: домики, прилепившиеся к подножью гор; они и осенью среди золота склонов, и среди серебристой весенней дымки полны свежести и очарования. По мнению зрителей, его живописные произведения нетривиальны, полны жизни, композиционно выверены и точны по цветовому строю. Сколько глубины и благородного величия, скажем, в сравнительно недавно написанном шедевре под названием «Байкал. Скалы о. Баракчина». В лучших своих картинах Анатолий Аносов выходит на широкие обобщения, вкладывая в живопись личные переживания. Как тут не вспомнить известный постулат: художник тот, кто видит вещи не такими, каковы они, а такими, каков он сам.

К своему юбилейному творческому отчёту Анатолий Иванович пришёл, представив на суд иркутян всё богатство своей незаурядной личности. Художник и сегодня остаётся верным своему назначению: посылать свет в глубину человеческого сердца.

[dme:igall/]

Читайте также
Свежий номер
События
Фоторепортажи
Мнение
Пресс-релизы
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector