издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Японская гейша стала добропорядочной китаянкой

Музыкальная тема в «Восточно-Сибирской правде» военных лет

  • Автор: Иван Колокольников

Хорошо известно, какую важную роль в плане поднятия морального духа наших соотечественников играло в годы Великой Отечественной войны искусство, в частности творения музыкальной культуры. Иркутск, благодаря взаимодействию давних культурных традиций и активности эвакуированных деятелей музыкального искусства, вёл в этот нелёгкий период интенсивную музыкальную жизнь, и это очень помогало людям пережить тяготы сурового времени. Сохранилось немало любопытных документов, повествующих о культурной жизни города в годы войны. Но совершенно по-особому освещаются музыкальные события в газетных публикациях этого периода. Интересно также проследить, кем именно они создавались.

Листаем иркутские газеты первых дней войны… Знакомясь с ними, убеждаемся, что в первую неделю после начала Великой Отечественной войны печатные СМИ выходили в нашем городе без каких-либо серьёзных изменений в оформлении и стиле материалов. И сообщения о войне, на первый взгляд, не так уж суровы. Хотя, если вдуматься, сколько тяжелейших дней предстояло пережить нашей стране, читаются эти сообщения уже совершенно иначе. Но всё же в газетах начала войны мы видим ещё немало развёрнутых материалов сугубо мирного характера. Например, в «Восточно-Сибирской правде» от 29 июня 1941 года находим заметку о ходе выпускных экзаменов в Иркутском музыкальном училище. Причём тогда осуществлялся первый выпуск специалистов за всю историю учебного заведения.  Примечательно, что в числе четырёх отличников, о которых идёт речь в заметке, – Илья Границкий, которому впоследствии довелось стать одним из самых ярких трубачей в истории оркестра Большого театра СССР. 

Если читать заметку и не знать, к какому времени она относится, то никогда не догадаешься. Ведь в ней речь идёт о том, что люди получают специальность. Не видя даты, можно подумать, что все дела у молодых музыкантов теперь пойдут очень успешно. А на самом деле война внесла серьёзные коррективы в судьбы многих из них. Например, выпускница вокального отделения Таисия Дворядкина намеревалась поступить в Ленинградскую консерваторию, куда и направилась по окончании училища. Но из-за сложной ситуации в стране доехать до города на Неве ей не удалось. Мечта стать певицей в полной мере так и не сбылась. В первую очередь Дворядкина проявила себя, работая в музыкальной редакции радиокомитета. Неизвестно, сделала ли бы она успешную карьеру певицы, зато можно порадоваться тому, что в Ленинград не попала, ведь уже в скором времени город оказался в кольце блокады. Безусловно, подобных жизненных историй в газетах военных лет не печатали. Они стали попадать в печать позднее.

В тот же самый день, когда в «Восточно-Сибирской правде» была опубликована заметка о музыкальном училище, увидел свет очередной номер другой иркутской газеты – «Советская молодёжь». После выхода этого номера газета была закрыта в связи с директивой об уменьшении числа периодических изданий в стране, ведь нелёгкое время призывало к серьёзной экономии. Возобновилось издание «Молодёжки» лишь в 1950 году.

Поэтому освещение общественной и культурной жизни Иркутска, в том числе событий, происходивших в музыкальной сфере, в полной мере легло на «Восточно-Сибирскую правду». Впрочем, упоминания об отдельных мероприятиях музыкального плана можно найти и в других иркутских изданиях. Например, в газете «Восточно-Сибирский путь» от 3 июня 1942 года обнаруживаем сообщение о приезде в Иркутск известного в этот период коллектива – ансамбля песни и пляски Центрального Дома культуры железнодорожников под управлением классика лёгкой музыки Исаака Дунаевского. Этот коллектив, совершавший гастрольное турне по городам глубокого тыла, пробыл в Иркутской области очень долго – почти полтора месяца.

Но основная часть публикаций, касающихся культурной жизни области, всё же была сосредоточена на страницах «Восточно-Сибирской правды». В первые дни войны газета выходила в традиционном объёме, затем стали периодически появляться двухстраничные номера, и, наконец, в 1942 году газета полностью перешла на двухстраничный формат. Основную часть каждого номера составляли сводки Совинформбюро, рассказы о фронтовиках и тружениках тыла. И тем не менее, осознавая значимость искусства, оказывавшего людям неоценимую моральную поддержку, руководство газеты стремилось рассказывать о событиях культурной жизни региона, в том числе о музыкальной сфере. А поводов для того, чтобы поведать о музыкальной жизни Иркутска, у газеты было предостаточно. Ведь в годы войны она была интересной и многообразной. В первую очередь за счёт того, что в 1942 году в Иркутск в полном составе прибыли театры оперы и балета Харькова и Киева, работавшие здесь как единый коллектив, именовавшийся в афишах и печати «Киевским театром». Также в город были эвакуированы ряд одарённых музыкантов из таких городов, как Ленинград, Одесса и Ростов-на-Дону. Активную деятельность продолжал и Иркутский радиокомитет, ещё в довоенные годы ставший важнейшим центром профессионального музыкального исполнительства в регионе. Работал молодой театр музыкальной комедии, уже начинала заявлять о себе Иркутская филармония. Кроме того, продолжали работать, несмотря на колоссальные трудности, музыкальное училище и музыкальная школа, а в 1943 году в Иркутске была открыта школа музыкантских воспитанников Красной Армии. Безусловно, умолчать обо всём этом было нельзя…

Режиссёр Георгий Крыжицкий, постановка которого вызвала критику Александра Багашева

Но и выделить место в газете для обстоятельного рассказа о событиях культурной жизни было трудно. Ведь на двух страницах можно разместить весьма ограниченное количество материалов. При этом рассказам о боевых достижениях Красной Армии и о деятельности тружеников тыла, разумеется, должно было отводиться основное место. И всё же находились люди, умевшие настоять на том, что в газете необходимо рассказывать и об искусстве. Одним из таких энтузиастов был иркутский музыковед Владимир Сухиненко. Журналист Семён Бройдо, много лет своей жизни посвятивший «Восточно-Сибирской правде», рассказывал впоследствии о том, как сотрудничал Сухиненко с газетой в военные годы: «Надо было писать о хлебе, об экономии топлива и электроэнергии, во весь голос говорить о людях: о гвардейцах тыла – женщинах, заменивших ушедших на фронт мужей, о мальчиках и девочках, ставших так рано взрослыми, о стариках, вернувшихся к станкам… Для рецензий, для музыки оставалось ох как мало места! Но двадцать–тридцать строк каким-то чудом удавалось выкроить благодаря настойчивости Владимира Фёдоровича. Он умел увлечь, доказать, как важно, чтобы не «стихали музы, когда грохочут пушки».

Газеты военных лет сохранили интереснейшие материалы, написанные Владимиром Сухиненко. Эта подборка статей не является летописью событий музыкальной жизни города в данный период, но, несомненно, отражает наиболее яркие её моменты. В публикациях Сухиненко детально описываются практически все оперные постановки Киевского театра оперы и балета, осуществлённые в Иркутске. Вне поля зрения печати осталась разве что опера «Чио-Чио-Сан», поставленная на украинском языке, а потому, по воспоминаниям заслуженного работника культуры РФ Тамары Кузнецовой, не имевшая успеха у иркутской публики (кстати сказать, очень хорошо знавшей это творение Пуччини по довоенным постановкам).

Ещё одним автором содержательных статей о культурной жизни Иркутска был журналист «Восточно-Сибирской правды» Александр Багашев, человек незаурядных творческих возможностей. Его излюбленной темой был театр. В рецензиях Багашева, созданных в военные годы, можно найти подробное описание спектаклей Иркутского театра музыкальной комедии, который ещё находился в процессе творческого становления, поскольку был создан 19 марта 1941 года. Рецензии талантливого журналиста живо воспроизводят облик спектаклей более чем семидесятилетней давности.

Подтверждением того, насколько искренними и убедительными были рецензии Багашева, может служить его разбор одной из наиболее спорных, но в то же время заметных иркутских постановок военных лет. Ставилась известнейшая оперетта «Гейша» Джонса, но в данном случае она была капитально переработана либреттистами Пермяком и Финком. Японская гейша стала добропорядочной китаянкой. Это было связано с тем, что Япония была союзником фашистской Германии, поэтому главная героиня спектаклей не должна была быть японкой. Изменился и сюжет. Для усиления китайского колорита были введены танцы, созданные эвакуированным композитором Владимиром Йоришем. Ставил спектакль Георгий Крыжицкий – известный театральный деятель, работавший в этот период в Иркутске. В своей книге «Дороги театральные» режиссёр пишет об успехе данной постановки, по его словам, шедшей с аншлагами и высоко оценённой известным литературоведом и этнографом Марком Азадовским. Зато газетная рецензия Багашева представляет нам спектакль совершенно в ином свете. В ней автор полемизирует с замыслами режиссёра, изложенными в пояснении, размещённом в программках спектакля. Наиболее важно и то, что, по мнению Багашева, герои в корне изменили свои характеры, что лишило оперетту былого блеска. Да, рецензия служит выражением субъективного мнения журналиста. Но если у многих авторов данного периода под критикой «художественных недостатков» скрывалась критика различных отклонений от идеологических норм эпохи, то видно, что Багашев действительно ратовал за художественную выразительность и высокое качество постановок.

Помимо материалов Сухиненко и Багашева на страницах «Восточки» военных лет можно также обнаружить публикации других авторов, касающиеся музыкальной жизни города. Например, в печати выступали режиссёры Киевского театра оперы и балета Николай Смолич и Владимир Манзий, эвакуированный из Одессы композитор Леонид Гуров, а также приезжавший в Иркутск композитор Юлий Мейтус. О военно-шефской работе музыкальных и театральных деятелей сообщали Осип Волин (директор Иркутского драматического театра и руководитель Областной военно-шефской комиссии профсоюза работников искусств) и Исаак Летичевский. Но, кажется, особо интересны материалы, написанные рядом иркутских профессоров, между которыми было немало меломанов. Особенно отличался в этом плане крупный медик, профессор Николай Синакевич. В Иркутск он первый раз попал с частями 5-й армии и долгое время работал в Иркутском государственном университете. Затем проживал в Центральной России, а в годы войны вновь оказался в нашем городе. Синакевич был подлинным поклонником серьёзной музыки. В номере «Восточно-Сибирской правды» от 14 декабря 1943 года он опубликовал заметку следующего содержания: «За год пребывания в Иркутске Киевский ордена Ленина академический театр оперы и балета имени Т.Г. Шевченко поставил 11 постановок (8 опер, 3 балета) и дал несколько симфонических концертов. Близится время, когда артисты этого театра уедут к себе на родину, и неизвестно, когда вновь иркутяне смогут послушать оперу или посмотреть балет. Поэтому сейчас очень желательно послушать многих из артистов. Например, иркутяне почти не слушали: народную артистку УССР А.Д. Ропскую, заслуженного артиста УССР К.А. Минаева, артистку Баталину, очень мало – солисток Н.Ф. Котышеву, М.П. Егорову и многих других. Может быть, трудно поставить некоторые оперы целиком, тогда почему нельзя дать отдельные сцены в концертном исполнении? С целью большого и разностороннего показа артистов и солистов можно давать вечера оперных отрывков [из опер] «Фауст», «Снегурочка», «Борис Годунов», «Хованщина», «Манон», «Вертер», и, безусловно, очень бы хотелось прослушать целую серию симфонических концертов, больше познакомиться с дирижёрами столичного театра. Надеемся, что руководители Киевской оперы удовлетворят просьбу зрителей».

Видимо, именно под воздействием подобных просьб оркестр театра дал ряд ярких симфонических концертов. Что же касается программ, включавших разнообразные оперные отрывки, то их и до этой заметки, и после неё прошло немало…

Известный украинский артист Иван Паторжинский был одним
из выступавших
в редакции «Восточно-Сибирской правды»

Также отметим, что на протяжении долгих лет в редакции «Восточно-Сибирской правды» проводились встречи с деятелями литературы и искусства.  Проходили такие встречи и в годы войны. Как пишет Семён Бройдо на страницах сборника «В годы Великой Отечественной», вышедшего в Иркутске в 1975 году, организаторами подобных встреч в редакции были он, Александр Багашев и ещё одна журналистка – Елена Избинская. Несмотря на то что в то время  данные мероприятия именовались «Литературными средами», на них нередко выступали музыкальные деятели, в частности, артисты Киевского театра оперы и балета, включая легендарного Ивана Паторжинского, народного артиста УССР (впоследствии народного артиста СССР). Становились гостями и солисты Иркутского радиокомитета, среди которых выделялся Александр Авдеев, который, согласно характеристике автора одной из рецензий, помещённых в «Восточке», демонстрировал «сильный голос, хорошую школу и драматическое дарование». А 12 июля 1944 года в редакции побывали с творческим отчётом преподаватели и студенты Иркутского музыкального училища. Небольшие сообщения о подобных мероприятиях мы неизменно находим в выпусках «Восточки» военных лет. 

Именно благодаря живым откликам иркутской прессы можно по-настоящему понять, насколько уникальной по специфике и масштабу была музыкальная жизнь города в военный период. И нужно отдать должное таланту вышеназванных авторов, глубоко и серьёзно, а главное, с большой любовью писавших о музыкальной жизни Иркутска.

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Пресс-релизы
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector