издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Пожароопасный инцидент

Бойцы МЧС провели очередной противопожарный рейд по садоводствам

С начала апреля в Иркутской области введён особый противопожарный режим, в рамках которого всем – гражданам, организациям, физическим, юридическим и прочим лицам – запрещено разведение любого открытого огня. Это касается и костров, и установки мангалов на пикниках, и сжигания мусора, и пала травы. Режим пока действует до 1 июня, но, в зависимости от пожароопасной ситуации, есть большая вероятность, что он будет продлён. В связи с этим практически ежедневно на территории всей области сотрудники МЧС проводят рейды по выявлению очагов открытого огня. В минувшие выходные в один из очередных рейдов попал «Иркутский репортёр».

Добровольные помощники опередили квадрокоптер

Скопище нарушителей особого противопожарного режима обычно в это время года гнездится в местах компактного расположения садоводств. Одна из основных таких территорий – Мельничная падь. Там, на узких извилистых и бугристых дорогах, ответвляющихся от Мельничного тракта, от Юбилейного до Новогрудинина широко и привольно раскинулись десятки СНТ, «садовых некоммерческих товариществ», как сейчас это официально именуется. 

Дождавшись на обочине тракта на Мельничную падь сбора всех причастных ведомств (рейд проводится в сотрудничестве с полицией), группа автомобилей со специальной бортовой раскраской, но без сирен и проблесковых маячков – из соображений конспирации – выходит на оперативный простор и скоро останавливается перед воротами произвольно выбранного садоводства со скучным названием «Троллейбусник-2».

Выгрузившись, быстро проводят построение занятого в патрулировании личного состава и инструктаж – на радость примчавшейся на великах местной детворе.

– Работаем следующим образом – запускаем беспилотный летательный аппарат, который будет облетать территории садоводств и выявлять случаи поджогов сухой травы, мусора, другие задымления. В случае выявления данных фактов на место выдвигается группа в количестве двух сотрудников для составления административного протокола и инструктажа местного населения. Приступаем к работе, – лаконично очертил круг обязанностей начальник отделения дознания Отдела по надзорной деятельности Иркутского района майор Роман Мирошниченко. 

Тем временем, жужжа рассерженным шмелём, квадрокоптер уже описывал в воздухе круги, хищно разглядывая долины объективом видео­регистратора. Он быстро замечает запретное задымление. Но за то время, пока шёл инструктаж, ребятня быстро поняла поставленную задачу и ещё до того, как сводная группа сотрудников МЧС и МВД выдвинулась в патрулирование, юные добровольные помощники уже выявили этого первого нарушителя.

Густой дым поднимался с участка № 5. Сквозь щели в заборе было видно, что во дворе несколько человек занимаются уборкой мусора, беспечно собирая его у чадящей в глубине участка бочке. Возбуждённые представители СМИ, МВД и МЧС столпились у ворот. Со стороны казалось, что проводится большая антитеррористическая операция. Несколько местных жителей, скрываясь за ближайшими углами, терпеливо дожидались развития событий. 

Постучавшись и представившись, сотрудник пожарной инспекции Иркутского района сообщил ошеломлённо глядящей в видеокамеры и диктофоны женщине, что проводится рейд по выявлению фактов сжигания сухой растительности. Междометием «угу» женщина дала понять, что отчасти пришла в себя и способна усваивать информацию. И, когда пожарный инспектор плечом расширил зазор между косяком и створкой ворот, а вся группа в едином порыве уже занесла левую ногу, собираясь слитно проникнуть на криминогенную территорию, она, пропустив внутрь инспектора, решительно преградила грудью путь остальным, с жегловскими интонациями заявив: 

– Один! Один, я сказала!!! 

«Давайте так. Вот вы траву не жгёте?!»

На нарушителей составляют протокол, им грозит штраф 2–4 тысячи рублей

Перед носом обескураженных сотрудников различных силовых ведомств и нескольких иркутских медиа со скрипом захлопнулись ворота, и о происходящем далее можно было только догадываться по отдельным возмущённым репликам, доносящимся из-за забора: «Источники открытого огня запрещены все, в любом виде, в том числе запрещено сжигание мусора в бочках…» – «В чём проблема… Видите, человек наблюдает за бочкой…», – сопротивлялась хозяйка фазенды. 

«Законодательство никто не отменял!» – «Про бочки никто не говорил!» – «А я вам сейчас постановление зачитаю», – в ход пошли козыри. «А зачитайте!» – не сдавалась женщина. «Сейчас принесу текст из машины, а вы пока документы свои приготовьте», – раздалась последняя реплика первого тайма, и ворота с противным скрипом раскрылись вновь.

– На прошлой неделе в садоводстве на каждом участке мусор жгли – что-то никого из ваших не было видно! – Ехидно летело в удаляющуюся спину инспектора, но он технично отбивал не глядя: 

– О чём вы говорите, я лично пять протоколов на той неделе составил!  

В пробел опять оперативно втис­нулись руки с назойливо видео- и аудиофиксирующей техникой. Женщина, грудью стоя на передовом рубеже отчего дома, применила стандартную в таких случаях защиту:

– Снимайте! Я вам своё разрешение на мою съёмку не давала! Я вас ещё и засужу!!!

Привыкшие к подобным угрозам представители передовых СМИ Иркутска заявление игнорировали и попытались выяснить, так ли уж насущна необходимость сжигать что-то в период действия особого противопожарного режима. Теперь козыри скинула сама хозяйка дачи:

– У вас своя дача есть? – бесстрашно вопросила она прямо в глазок объектива видеокамеры. – Нет? А у кого-нибудь из вас, здесь собравшихся – есть? 

«Безлошадные» и «безземельные» журналисты скромно потупились. В толпе кто-то нерешительно поднял руку.

– Давайте так. Вот вы не жгёте траву? 

– Нет, – тихо ответил внезапно выявившийся плантатор, стараясь не коситься в сторону грозно сопящих представителей пожнадзора. 

– Ни в бочках, никак?

– Нет, – ещё тише повторил оппонент, в душе проклиная себя за несвоевременное признание.

– Вы врёте! – торжествующе во­зопила дачница, пронзая грудь собеседника обвинительным перстом. – Вы врёте нагло! Это – раз, – буквально пропела она довольно немелодично. – Во-вторых, что, разве кто-то что-то сейчас отказался потушить? Вы слышали отказ?

– Нет! – уже с отчаяньем признал оппонент.

– Тогда для чего вы сейчас задаёте глупые вопросы! – закруглила она короткую дискуссию. И ворота с привычным взвизгом захлопнулись. 

– Скажите, а бывают случаи, когда люди реагируют неадекватно и даже агрессивно? – обратились представители СМИ за как никогда актуальным комментарием к ближайшему человеку в форме МЧС. – Может быть, вас травили собаками или бросались с топором? 

– Ну, вот поэтому мы и организуем рейды совместно с сотрудниками полиции. Чтобы у людей не возникало подобных побуждений, – пожал плечами государственный инспектор пожарного надзора Иркутской области Михаил Кичигин. – Сами понимаете – выходной день, люди часто находятся в нетрезвом состоянии…  

Проблемный участок

Источники открытого огня запрещены в любых видах – костры, мангалы, мусор в бочках, поджоги травы

Пока злостную нарушительницу особого противопожарного режима опрашивают и составляют на неё протокол в машине полиции, к группе терпеливо ждущих исхода патрульных приближается молодой, по-дачному небрежно одетый мужчина и начинает осторожно вы­яснять, что здесь происходит. Как оказалось, Михаил Шихарбеев принадлежит к редкой общественной профессии «старший по улице», и в садоводстве «Троллейбусник-2» отвечает именно за эту, Вторую улицу. 

– Если охарактеризовывать ситуацию, сложившуюся с пожарами, то есть две характеристики – сравнительная и имеющаяся на сегодняшний момент, – стал вещать Михаил с пророчески-бюрократическими интонациями ошеломлённым этим перевоплощением журналистам и внимающим сотрудникам МЧС. – Если брать сравнительную с прошлыми годами характеристику, то ситуация кардинально улучшилась…

Как пояснил старший по улице, последние лет пять правление большинства СНТ с началом пожароопасного сезона на каждом правлении проводит целевые собрания по профилактике розжига костров. Кроме того, население садоводств предупреждается о недопустимости пожароопасных действий по громкой связи, сроки запретов вывешиваются в специальном объявлении на здании правления.   

– У меня есть балкончик, с которого я смотрю, не жгут ли где мусор. Если вижу, что жгут на соседних улицах – предупреждаю старшего по этой улице, он идёт и разбирается, – он слегка сбивается с пафоса и покаянно продолжает. – На моей улице вот только сегодня на этом участке разожгли. Но дело в том, что у нас это вообще проблемный участок. Люди здесь появляются нечасто, не платят взносы в садоводство и вообще не считают себя членами социума, который у нас здесь сложился. 

Благодаря этим самоотверженным усилиям правления СНТ «Троллейбус­ник-2» последние три года в садоводстве пожаров не было. 

– А по ситуации на сейчас могу сказать одно – тихо…

Итоги рейда. 

Итоги выходных…

Нарушители-«поджигатели» обычно вину не признают: «На прошлой неделе в садоводстве на каждом участке мусор жгли – что-то никого из ваших не было видно»

Наконец из полицейского «бобона» появляется утомлённый интеллектуальным поединком с нарушительницей особого режима государственный инспектор Иркутского района по пожарному надзору Павел Крышкин. Сама возмутительница спокойствия быстро исчезает за воротами и больше никак себя не проявляет. 

– Составлен административный протокол в отношении данной гражданки, выдано уведомлении о времени и месте рассмотрения административного материала. Ей грозит штраф в размере от двух до четырёх тысяч, – комментирует итоги тяжёлых переговоров Павел Алексеевич. 

Надо отметить, что в условиях особого противопожарного режима такой санкции, как предупреждение, не предусмотрено вообще – любого нарушителя, вне зависимости от обстоятельств, ожидает административный штраф. Для обычных людей он находится в щадящих пределах 2–4 тысячи рублей, должностные лица могут понести суровое наказание в размере 15–30 тысяч, организации же в подобных случаях могут быть оштрафованы на сумму 400–500 тысяч рублей. Злостных нарушителей пока не зафиксировано – попавшись один раз, люди предпочитают не становиться рецидивистами.  

2. Сейчас беспилотные летательные аппараты используются не только для обнаружения лесных пожаров, но и для выявления нарушителей противопожарного режима

В минувшие выходные пожарные Иркутской области 57 раз выезжали на загорания мусора. Восемнадцать раз – на палы растительности. Только за этот день, 15 мая, сотрудниками полиции и Агентства лесного хозяйства был составлен 31 протокол. Всего с введения особого пожароопасного режима –  760 протоколов, и за этот период к административной ответственности в виде штрафа по области привлечено 292 гражданина и 14 должностных лиц на общую сумму 794 тысячи рублей.

Читайте также
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector