издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Смытые берега

Поспособствовать благополучному экологическому будущему прибрежной зоны Байкала можно, внимательно прочитав этикетку своего стирального порошка

О проблеме разрастания водорослей спирогиры на мелководье Байкала учёные говорят уже не первый год. Зелёная травянистая пелена, окутавшая берега, влияет на качество воды. Многие считают, что таким образом экосистема глубочайшего пресноводного озера в мире борется с антропогенным фактором, показывая человеку, что уровень загрязнения мелководья достиг критической отметки. Нужно организовать работу по удалению с берегов выброшенных водой водорослей, наладить работу очистных сооружений и, самое главное, сократить содержание в воде азота и фосфора. Последнее под силу каждому, утверждают экологи. Нужно просто отказаться от использования фосфатосодержащих моющих средств.

Во всеуслышание об ухудшении экологической обстановки на Байкале заговорили в прошлом году. Хотя учёные утверждают, что активное разрастание спирогиры – нитчатой водоросли – началось около 15 лет назад. Именно тогда на байкальских берегах начался бум строительства туристических баз. Поэтому чаще всего «зарастание» воды связывают именно с человеческим фактором.

Помощники спирогиры

– Учёные говорят о том, что  свою роль также сыграли изменение климата, выбросы метана с донных отложений, – отмечает  Елена Творогова, президент молодёжного благотворительного фонда «Возрождение земли сибирской» (фонд в этом году совместно с En+ Group организовал проект  «Байкальская экспедиция – 2016», призванный осветить проблему распространения спирогиры). – Тем не менее самый мощный фактор – это мы с вами. Где есть пресноводные озёра и человек, везде были проблемы разрастания водорослей, которым нужно питание: азот и фосфор, содержащиеся в некоторых моющих и чистящих средствах. Если прежде в Максимихе на бурятской стороне всё было замечательно и можно было попить воды, она был прозрачная, то сейчас это сделать невозможно, потому что полоса завалена выброшенными на берег старыми высохшими водорослями, а в воде плавают зелёные. 

Пока многие люди отказываются верить в существование проблемы. Свою точку зрения они подкрепляют тем, что в некоторых местах активного отдыха населения, например в Листвянке, водорослей почти нет. Специалисты, однако, объясняют этот феномен довольно просто. «В Листвянке течение такое, что на берег ничего не выбрасывается, – говорит руководитель проекта «Байкальская экспедиция – 2016», организованного при поддержке En+ Group, Марина Рихванова. – Но спирогиры там очень много: ещё в 2012 году в публикации Лимнологического института говорилось, что всё дно Байкала в мелководной зоне на протяжении 10 км претерпело кардинальные изменения». Тогда же впервые экологи со­вместно с учёными –  консультантами кафедры гидрохимии института биологии ИГУ провели экспедицию в 29 точках по периметру озера. «В результате мы зафиксировали в местах активного развития водорослей (в том числе сине-зелёных, смертельно опасных для здоровья человека)  повышенное содержание в воде фосфатов», – отмечает Рихванова.

С подобной проблемой в своё время столкнулись практически все пресноводные озёра развитых стран: Женевское озеро в центре Европы, Великие озёра между Канадой и США, японское озеро Бива. «Во всём мире логика была одна и та же: нужно навести порядок с промышленными прибрежными предприятиями, наладить систему очистки, – говорит Елена Творогова. – Но также очень важно запретить пользоваться фосфатосодержащими моющими средствами и убирать биомассу водорослей с побережья. Нам имеет смысл вооружиться этим опытом».

Добрая воля потребителя

Мешает этому неосведомлённость людей об их влиянии на экологию Байкала. Для того чтобы исправить ситуацию, совсем недавно была создана  Иркутская региональная организация «Мой Байкал», чьи участники называют своей целью борьбу с распространением спирогиры и повышение экологического сознания населения, которое должно знать, как минимизировать свой вклад в антропогенную нагрузку на прибрежную зону.  «К сожалению, единственное, что может сделать отдельный человек для благополучного будущего Байкала, – отказ от фосфатосодержащих средств, – говорит руководитель ИРЭОО «Мой Байкал», инициатор акции «Стоп сток» Надежда Николаева. – Ещё влияет на рост спирогиры отсутствие очистных сооружений. К сожалению, на эту проблему мы можем повлиять только косвенно – путём информационно-просветительской работы среди населения». Между тем прошлогодние проверки Рос­природнадзора вместе с прокуратурой показали, что на берегах Байкала нет ни одного очистного сооружения, которое отвечало бы существующим требованиям. «Другими словами, как бы вы ни помыли посуду – под краном или прямо на берегу, – всё окажется в Байкале», – заключает Елена Творогова.

Именно поэтому отказ от фосфатосодержащих средств так важен, настаивают экологи. Отказаться от опасных для Байкала порошков не так уж и трудно, говорят специалисты, которые занимаются изучением проблемы, – достаточно внимательно читать состав средств на магазинных полках. «На эту тему написаны целые книги, – говорит старший научный сотрудник НИИ биологии ИГУ Дарья Бедулина. – Триполифосфат, который используется в некоторых порошках, был введён в производство после Второй мировой войны в качестве компонента для связывания солей  в жёсткой воде. Но у нас даже необходимости такой нет – в нашем регионе вода мягкая».

Когда в странах, где в середине ХХ века использовались фосфатные порошки, началось активное цветение водоёмов, было принято решение свернуть небезопасное экологически производство. Первый шаг в этом направлении был сделан ещё в 1960-х годах  – тогда около 20 стран мира ввели ограничение на применение фосфатосодержащих моющих средств. По данным кандидата биологических наук, члена президиума Академии медико-технических наук Владимира Мельникова, к 2011 году 25 стран ЕС полностью перешли на использование бесфосфатных моющих и стиральных средств. Даже в Китае законодательно запрещено применение фосфатных хозсредств на 40% территории, где необходима защита пресноводных водо­ёмов. Крупные предприятия выделили огромные средства для замены триполифосфата натрия, который использовался прежде.

В России ситуация обстоит по-другому. «Отказаться от фосфатосодержащих порошков каждый может исключительно по собственному желанию, поскольку на данный момент законодательно запретить использование таких продуктов на берегах Байкала невозможно, – утверждает  Надежда Николаева. – Таможенный союз препятствует этому. Кроме того, свою роль играет закон о конкуренции». Сейчас в рамках акции «Нет фосфатным порошкам на Байкале!» формируется целый список моющих средств, содержащих фосфаты. Найти большую информацию можно в одноимённых группах в соцсетях. «Речь идёт не только о порошках с фосфатами и триполифосфатами – их совсем не рекомендуется покупать, но и о моющих средствах, в составе которых есть экологически вредные вещества, – отмечает Дарья Бедулина. – С ними ситуация сложнее, и их разрешено использовать только там, где есть хорошие очистные сооружения».

Достоинство хозяйственного мыла

Отказаться от фосфатосодержащих моющих средств, утверждают экологические активисты, можно без ощутимого удара по кошельку. Лишь 10% порошков Иркутска содержат вредные соединения. Как правило, это продукты нижнего ценового сегмента. Существует, однако, особая тонкость: «При анализе рынка я столкнулась с тем, что порошки, выпускаемые под одним брендом, могут иметь разный состав, – рассказывает Бедулина. – У двух одинаковых с виду упаковок может быть разный состав. Именно поэтому я призываю всех внимательно читать эти строчки. Если вы видите в составе «фосфат» или «триполифосфат» – не покупайте этот порошок, возьмите упаковку, где комплексообразователями выступают цеолиты, карбонаты или силикаты».

Проблема в том, что иностранные компании, скупившие в России наиболее крупные  предприятия по производству моющих средств, выпускают для российского рынка порошки с фосфатами, а у себя на родине, где существует запрет на продажу фосфатных моющих средств, уже много лет выпускают их под теми же названиями, но без  фосфатов, утверждают специалисты. «За примерами не надо далеко ходить. На принадлежащем фирме Procter and  Gamblе (США) заводе «Новомосковскбытхим» производятся в основном фосфатные стиральные порошки, агрессивная реклама которых давно захватила каналы российского ТВ», – ещё в 2011 году утверждал в своей статье для «Промышленных ведомостей» кандидат биологических наук Владимир Мельников.

Чтобы облегчить выбор потребителя, авторы инициативы «Стоп сток» начали работать с распространителями. Сейчас в списке значатся 14 торговых точек, где можно приобрести экопорошки и моющие средства. «А вообще лучший вариант на природе – стирать одежду мылом, – отмечает Елен Творогова. – Привычное хозяйственное мыло до сих пор очень дешёвое и эффективное моющее средство. Если вы турист, берите с собой в поездку мыло, а турбазам стоит обратить внимание на состав своих порошков».

Читайте также
Свежий номер
События
Фоторепортажи
Мнение
Пресс-релизы
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector