издательская группа
Восточно-Сибирская правда

«Коробочники» в осаде, мэрия в засаде

Городская администрация объявила охоту на несанкционированных торговцев

Регулярный, хорошо организованный сизифов труд. Именно такие ассоциации вызывает борьба мэрии с незаконной уличной торговлей. Ежедневно по всем районам города специально существующий для этого в структуре городской администрации отдел по несанкционированной торговле департамента контроля совместно с представителями полиции и других контролирующих структур проводит рейды, разгоняет перепуганных бабушек, выписывает цыганкам и «коробочникам» (торговцам домашними животными) протоколы и штрафы. Ежечасно, минуты спустя после этих рейдов, запротоколированные и оштрафованные нарушители возвращаются на свои «рабочие» места и продолжают нелегальную деятельность. Простого и рационального решения эта мелкая повседневная проблема не имеет – торгуют все и прекращать не собираются. Почему, попытался разобраться «Иркутский репортёр» в одном из таких рейдов.

О бедном щеночке замолвите слово 

Никогда ещё Штирлиц не был так близок к провалу. Создавалось впечатление, что рейд планировался исходя из условий максимальной конспирации. Назначив журналистам встречу на углу улиц Байкальской и Тимирязева, по телефону их перенаправили в ряды рассады на Центральном рынке для встречи с представителем Россельхознадзора, а уже оттуда все выдвинулись на воссоединение с основными силами – сотрудниками полиции и собственно отдела по несанкционированной торговле мэрии. Встретиться и объединить свои силы  борцы с уличными торговцами должны были, с двух сторон замкнув оцепление вокруг «коробочников» – стоящих рядом с трамвайной остановкой «Центральный рынок» продавцов котят и щенков. Но что-то пошло не так. 

На площадке, где обычно бойко шёл торг домашними любимцами, специалисты мэрии – несколько решительного вида женщин – стояли и задумчиво рассматривали брошенные на произвол судьбы коробки и клетки со щенками и котятами. Мелочь жалобно пищала. Тех, кто мог бы предъявить на них права собственности, не наблюдалось и близко: они стояли на безопасном расстоянии и делали вид, что просто мимо гуляют. Их выдавали напряжённые лица и часто бросаемые искоса нескромные взгляды.    

– Их что, кто-то предупредил? – попытался определиться «Иркутский репортёр» между теорией заговора и версией предателя в собственных рядах. Всё оказалось гораздо проще: 

– Они издалека видят нашу машину. Мы подъезжаем – они разбегаются, реакция идёт моментально. Они нас хорошо и в лицо уже знают, – объясняет главный специалист отдела несанкционированной торговли мэрии Ирина Низовцева. 

– Могли бы принять меры – сменить машину, замаскироваться…

– Машина у нас одна. А замаскироваться – только если усы наклеить, – смеются женщины – специалисты отдела.  

В это время первыми преодолевают испуг потребители этого вида услуг. К коробкам робко приближается женщина с ребёнком, парнишкой десяти лет, и начинает рассматривать собак.

– Хотите щеночка? – понимающе спрашивает «Иркутский репортёр». Женщина благодарно улыбается и пускается в объяснения: 

– Ну, конечно, мы участок купили, сейчас нужно собаку. Желательно – большую, нам для охраны. Лаечку бы… 

– Не боитесь здесь брать? Говорят, они здесь все больные…

– А мы отсюда сразу через ветлечебницу домой едем, ставим все уколы. Мы не первый раз здесь собак берём – до того у нас…

– У нас куча собак была! – неожиданно вмешивается в разговор ребёнок. 

– У нас участок есть на Байкальском тракте – туда брали несколько собак. Сейчас взяли участок в «Голубых елях» – туда тоже охрана нужна… Дайте нам хороших щенков, а? Если есть возможность… 

«Иркутский репортёр» обескураженно разводит руками, но на помощь приходят специалисты мэрии – они объясняют, что, пока не найдутся владельцы и на них не будут составлены протоколы, раздача животных запрещена. 

– И что теперь? – вступается за покупательницу «Иркутский репортёр». – Все разбежались, раздавать животных запрещено. Мы разойдёмся по домам и бросим бедных щеночков тут умирать с голоду? 

Под понятие «несанкционированной торговли» попадает множество видов товаров:
на улицах торгуют овощами-фруктами, промышленными товарами, молоком и мясом,
вплоть до «услуг развлекательного характера» – имеются ввиду самочинные аттракционы

Опытные специалисты мэрии смеются подобной наивности и объясняют:

– Заверяем вас, никто этих щеночков не бросит! Все владельцы стоят где-то рядом и «снимают» нас. Это не первый раз, мы только уйдём – через минуту все будут на своём старом месте!  

Разговор прерывает ещё одна покупательница – суетливо-заполошная женщина, коршуницей набросившаяся на щенков в коробке, не обращая внимания на происходящую вокруг суету. 

– Вы за щеночком? – повторяет незамысловатый вопрос «Иркутский репортёр».

– Да, за щеночком, – охотно поясняет она. – У меня собака того, сдохла, и мне нужно того, новую. Только мне нужно мальчика, – она озабоченно роется в коробке, как в носках на распродаже, заглядывая поскуливающим щенкам под хвосты. – Девочка мне не нужна, потому что они того, носют… 

– Что делают?

– Щеночков они носют…

– Вам определённую породу или всё равно? – входит «Иркутский репортёр» в роль продавца-консультанта. 

– Мне большую надо. Для охраны. Я в частном доме живу. Вообще, я из деревни, из Баяндая приехала…

– В Баяндае что, своих собак нет? 

– А они там маленькие! –прищуривается женщина. После замечания специалистов мэрии она неохотно отходит в сторону, но не уходит совсем, остаётся ждать возвращения владельцев.

Выхода нет

По словам главного специалиста отдела несанкционированной торговли мэрии Ирины Суровой, подобные рейды, иначе называемые «мониторинг», проходят на территории всего Иркутска буквально ежедневно, с девяти утра до шести вечера. Точек несанкционированной торговли так много, что специалисты затруднились назвать даже приблизительное их количество.  

– Мы выявляем нарушения, выписываем протоколы и отправляем их на административную комиссию. Нарушителям грозит штраф – физическим лицам до семи тысяч рублей. Имеется в виду конкретный случай несанкционированной торговли животными – тут мы выписываем два протокола: на торговлю и на складирование… 

Игра эта – в одни ворота, и всё равно бесконечная. Специалисты признаются, что и они торговцев животными, и те их давно и хорошо знают в лицо, «коробочники» постоянно попадают «под протокол», но каждый божий день вновь появляются на своём «пятачке» у трамвайной остановки. 

– Мы столько раз им разъясняли, что нужно зарегистрироваться в качестве индивидуального предпринимателя и осуществлять эту свою деятельность в рамках закона – всё бесполезно! Они выходят и торгуют! – с тихим отчаяньем объясняет Ирина Владимировна.    

Сами «коробочники», понятное дело, точку зрения имеют диаметрально противоположную. «Иркутский репортёр» подошёл к нескольким женщинам, стоявшим поодаль и не скрывавшим своего нетерпения в ожидании окончания рейда. Представляться они отказались, но не стали отрицать, что это их животные. Своё отношение к рейдам они высказали энергично:

– Понятно, что мы относимся отрицательно! Мы делаем хорошее дело, добро несём – мы дарим щенков! Пока шёл рейд – я уже подарила двух щенков. Не было бы рейда – подарила бы больше. Но я не хочу попадаться под штраф, у меня денег лишних нет, зато есть дети и внуки!

– Но специалисты мэрии говорят, что вам не запрещено этим заниматься – получите разрешение и стойте себе…

– Так разрешение не дадут! Мы писали письма, обращались в администрацию – никакого толку!  

Старую цыганку внезапным наскоком удалось поймать
на месте преступления

Кроме «коробочников» под понятие «несанкционированной торговли» попадает много людей – на улицах торгуют овощами-фруктами, промышленными товарами, молоком и мясом, вплоть до «услуг развлекательного характера» (самочинные аттракционы). С начала года по 16 мая было выписано 596 протоколов на общую сумму штрафов  196 100 рублей. 

Это борьба без конца. Специалисты мэрии признаются – раньше хотя бы выдавали временные разрешения на уличную торговлю. Сейчас вся уличная торговля находится под запретом. Формально можно зарегистрироваться в качестве индивидуального предпринимателя, встать на учёт в налоговую инспекцию, потом – в отделе торговли добиваться выделения места под торговлю или заключить договор аренды под такое место на любой торговой площади Иркутска. 

Но в этом-то и состоит суть конфликта. Те же «коробочники» не хотят уходить со своего «намоленного» места никуда и ни за что. А торговать там – нельзя! Нельзя – и всё! Они могут получить все разрешения, зарегистрироваться и встать на учёт – на остановке трамвая им всё равно торговать никто не позволит. А в другом месте им не надо. Выхода нет… То же самое со всеми иркутскими торговцами – бабушки хотят торговать на любимой лавочке. А там торговать – нельзя! Единственные послабления на уличную и разносную (что называется – «коробейники») торговлю выпадают на большие праздники, когда им выдают однодневные разрешения. Да и те получают единицы.   

Добро пожаловать на рынок 

Машина мэрии, так хорошо известная всем уличным торговцам, отправляется дальше колесить по центру города. На улицах торговцев на удивление мало – не то сработала внутренняя связь между ними, на уровне телепатии, не то просто не повезло с погодой – за окном машины довольно холодно и ветрено.

– На Урицкого – никого, одни холодильники стоят, – внимательно «мониторят» проплывающее за окном специалисты. 

– Ну как же, вон, за Центральным рынком, целые ряды! – удивляется избирательному зрению «Иркутский репортёр».

– Уличные торговые ряды мы не имеем права трогать – они стоят на территории Центрального рынка и контролируются его администрацией. Мы занимаемся только уличной торговлей, за пределами торговых рядов, – объясняют правила игры специалисты мэрии.

Представитель Центрального рынка, кстати оказавшийся в рейде, комментирует: у уличных торговцев, несмотря на слухи о дороговизне мест и тотальной коррупции, на самом деле есть очень простая возможность в него попасть. Просто прийти и встать на свободное место.

– Можно встать однодневно, даже не заключая договор, достаточно спросить администратора, где находится свободное место. В зависимости от продукции это будет стоить 100–120 рублей в день. Для бабушек вообще есть специально отведённые социальные места, – рассказывает начальник ревизионной службы Центрального рынка Виктория Дроздова.  

На остановке «Дом Кузнеца» ёжится на пронизывающем ветру одинокая торговка носками и стельками. Но её оставляют в покое, объясняя, что она – единственная  здесь продавщица, работающая со всеми документами, по договору с магазином. 

– Это единственные полтора метра законной торговли на Дзержинского, – улыбается кто-то из полицейского сопровождения. 

Машина делает полный круг и снова останавливается на трамвайной остановке. В руки контролёров попадает цыганка, с самодельной фанерной витрины торгующая поддельным золотом. Прямо на её витрине специалисты мэрии удобно устраиваются писать протокол, а цыганка оправдывается: 

– А что мне делать? Работы нет, денег нет, детей кормить надо! У меня пять детей, десять внуков, я же побираться не пойду! 

Она признаётся, что приехала в Иркутск весной из Саратовской области. Но на вопросе, откуда она берёт побрякушки для продажи, её разговорчивость резко заканчивается. Виктория Дроздова начинает ей объяснять:

– У нас нет такого понятия – «не дают места». Приходите и встаёте на то место, с которым ни у кого не заключён договор. Оплатите в кассу за один день – и стоите, торгуете… 

Цыганка слушает с откровенным недоверием. Получив протокол со штрафом в три тысячи рублей, она с кряхтением взваливает фанерный столик на плечо и недовольно удаляется. Рейд продолжается. Каждый день… 

Читайте также
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector