издательская группа
Восточно-Сибирская правда

«Ждём торговое представительство»

Отношения Иркутской области с Монголией теряют былой размах, но есть шанс его восстановить

Иркутская область сдаёт позиции в торговле с Монголией. В 2014 году по объёму товарооборота с этим государством нас опередила Кемеровская область, в первом квартале 2016 года – Красноярский край. При этом возможности для восстановления и развития экономических связей есть: безвизовый режим между двумя странами, интерес к российским продуктам и технологиям в Монголии, возросший на фоне девальвации рубля, а также дружеское расположение и доверие к России в целом и региону в частности. В том, как ими воспользоваться, пытался разобраться корреспондент «Конкурента» Егор ЩЕРБАКОВ, побывавший в Улан-Баторе.

Монголия развивается. Четыре года назад к дому с хостелом на первом этаже в центре Улан-Батора примыкало одно высотное здание, сегодня их три, а ещё два строятся неподалёку. Субъективно увеличившийся национальный доход и возросшие доходы населения видны по машинам, ездящим по столице Монголии. В 2012 году в глаза бросалось множество недорогих корейцев Hyundai Accent, теперь их место заняли Toyota Prius. Ради интереса считаю встречные автомобили десятками: в первый раз «Приусами» оказываются четыре из них, во второй – пять. За объяснением такой популярности гибридов ходить далеко не надо – достаточно заглянуть на ближайшую  заправку, на которой литр бензина Аи-92 стоит 1580 тугриков, или 52,7 рубля. К слову, количество АЗС в Улан-Баторе увеличилось, как и число автомобилей. Город, как и положено азиатской столице, стоит в пробках. Метро, говорит журналистка «Новостей Монголии» Мандирмаа Агваанцэрэн, власти обещают построить к 2030 году. 

Учетверение ВВП

Из-за девальвации рубля монголы едут в Россию за отечественными и импортными товарами. В результате в очереди перед контрольно-пропускным пунктом на переходе «Алтан-Булаг – Кяхта» можно запросто провести
пять-шесть часов

Пока же руководство страны всерьёз занимается дорожным строительством. За предшествующие пять лет в Монголии появилось более 6,3 тыс. км новых трасс. В планах на 2016 год – построить 1538 км дорог. Из государственного бюджета профинансируют строительство лишь 15,4 км из них. Возведение 525 км дорог предусмотрено в действующих концессионных соглашениях, ещё 506 км проложат за счёт средств Банка развития Монголии, а иностранные инвесторы профинансируют создание трасс общей протяжённостью 480,8 км. Невооружённым глазом видна не только новая инфраструктура, но и существенно возросшая нагрузка на имеющуюся: асфальт трассы от пограничного с Россией Алтан-Булага до Улан-Батора на одном участке сменяется грунтовым разрывом с ямами, а кое-где его качество оставляет желать лучшего. Но очевиден и способ, благодаря которому в ближайшем будущем дорогу окончательно реконструируют: за 345 км пути приходится четыре раза останавливаться на постах со шлагбаумами и платить по тысяче тугриков.  

Субъективные ощущения, говорящие о развитии страны, подкрепляются объективной экономической статистикой. По данным Всемирного Банка, с 2000 по 2014 год ВВП Монголии по паритету покупательной способности увеличился в 3,9 раза и превысил 34,76 млрд долларов. В пересчёте на душу населения он вырос в 3,2 раза, до 11946 долларов. В последние годы рост ВВП замедлился, однако в 2011 году Монголия с результатом 17,3% заняла второе место в мире. Впереди оказался только специальный административный район Макао – 21,3%. Как сообщает Национальное управление регистрации и статистики Монголии, в 2015 году валовой внутренний продукт страны прибавил 2,3% по сравнению с 2014 годом. Сказывается, как заметил в недавнем интервью радио «Свобода» специалист по стране из Кардиффского университета Сергей Радченко, «затяжной полукризис», с которым столкнулась национальная экономика. Одним из его частных проявлений стала девальвация тугрика, не столь, впрочем, существенная, как обвал рубля в прошлом году. Это заметно по данным Всемирного Банка о ВВП Монголии в рыночных ценах на валюту: в 2014 году он сократился на 4,2% и составил 12,016 млрд долларов. Валовой внутренний продукт на душу населения в той же системе координат снизился на 5,9%, до 4388 долларов. Как бы то ни было, по сравнению с 2000 годом ВВП в целом вырос в 10,5 раза, а в пересчёте на душу населения – в 8,7 раза. 

Конкуренты с запада и востока

За предшествующие пять лет в Монголии появилось более 6,3 тыс. км новых трасс. В планах
на 2016 год – построить
1538 км дорог

«У нас давние исторические связи, товарооборот до 1990 года в основном был с Россией, – рассказывает председатель Национальной торгово-промышленной палаты Монголии Магван Оюунчимэг. – Ваша страна являлась и является для нас не только одним из важнейших поставщиков продуктов и технологий, но и крупным рынком сбыта нашей продукции. Сегодня перед нами открываются большие возможности в части увеличения товарооборота и обмена ноу-хау. Монголия богата ресурсами и сельскохозяйственным сырьём, но нам не хватает технологий, у нас не развиты, скажем, химическая промышленность и машиностроение». Подтверждение этому можно найти и в структуре импорта из России – значительная его часть приходится на минеральное топливо и удобрения. В справедливости слов о потребности в технологиях можно было убедиться и на XXVI выставке «Ворота в Азию», которая проходила в Улан-Баторе в апреле и была приурочена к 95-летию установления дипломатических отношений между двумя странами и 35-летию космического полёта Владимира Джанибекова и Жугдэрдэмидийна Гуррагчи. 

В числе её участников был Забайкальский институт железнодорожного транспорта, чьи разработки в области дорожного строительства вызвали немалый интерес у принимающей стороны. А Улан-Удэнский локомотивовагоноремонтный завод по итогам выставки подписал с Улан-Баторской железной дорогой кон­тракт на поставку запасных частей на сумму более 13 млн рублей. Кстати, в течение последних нескольких лет локомотивы, подвижной состав и моторные вагоны трамвая являются одной из основных статей экспорта из Монголии в Иркутскую область, которую опережают разве что поставки мяса и продуктов из него. В абсолютных цифрах, однако она не так велика – 815,8 тыс. долларов в 2014 году и 595,3 тыс. долларов в 2015-м. 

В какой-то мере оживить торговые отношения между двумя странами должна девальвация рубля. «За счёт изменившейся курсовой разницы возник большой спрос на российские и импортные товары», – констатирует президент Торгово-промышленной палаты Республики Бурятия Игорь Зураев. Но данные Федеральной таможенной службы свидетельствуют о том, что роль Монголии в торговых отношениях с Россией невелика. На неё приходится 0,2% товарооборота с другими странами – на уровне Ирана, Словении, Филиппин или Южной Африки. Эта доля не меняется на протяжении как минимум пяти последних лет, только абсолютные цифры могут уменьшаться или увеличиваться. Так, за ростом товарооборота до 2012 года последовал спад. При том, что максимум четырёхлетней давности превысил 1,9 млрд долларов, результат 2015 года – немногим более 1,1 млрд долларов. Впрочем, товарооборот России со всем миром, который в 2013 году составил 842,2 млрд долларов, упал до 525,83 млрд долларов: в первую очередь сказалось ухудшение отношений с Европейским Союзом, по вполне понятным причинам сократились объёмы торговли с Турцией и Украиной. При  этом уменьшился объём импорта из Китая, Японии и США, равно как и экспорт в эти страны. Как бы то ни было, Монголия по итогам 2015 года заняла 52 место в списке из 72 стран, которые учтены в статистике Федеральной таможенной службы. По объёму товарооборота её опережают, к примеру, уже упомянутый Иран, а также Армения, Молдова и Хорватия. В первом квартале 2016 года страна потеряла девять позиций – импорт и экспорт сократились примерно на четверть. 

Высотные здания в центре Улан-Батора – один из признаков экономического развития Монголии в последние 10 – 15 лет. По флагам на площади Чингисхана можно судить о том, инвесторы из каких стран ему способствуют

«Иркутская область даёт значительную часть всего товарооборота, пусть даже сократившегося, – отмечает чрезвычайный и полномочный посол России в Монголии Искандер Азизов. – Это очень важные позиции, которые ни в коем случае не пристало терять». К сожалению, ситуация в приграничных районах повторяет таковую по стране, к тому же в конкуренции между ними действует старое правило: свято место пусто не бывает. За последние три года Приангарье уступило лидерство по товарообороту с Монголией Кемеровской области, нарастившей его с 96,17 млн долларов в 2013 году до 242,36 млн долларов в 2014-м и 146,12 млн долларов в 2015-м. Объём торговли Иркутской области с этой страной, напротив, после скачка до 250,4 млн долларов в 2013 году сократился до 143,2 млн долларов в 2014 году и 55,54 млн долларов в 2015 году. Результат первого квартала нынешнего года – 7,33 млн долларов. Иркутскую область внезапно обошёл Красноярский край, экспортировавший в страну товары на 14,39 млн долларов и импортировавший продукцию на 462 тыс. долларов – больше, чем за весь 2015 год. Результат тем более неожиданный, когда узнаёшь ключевые статьи экспорта и порядок их убывания: злаки, органические химические соединения, нефть и продукты её перегонки, фармацевтическая продукция. 

Республика Бурятия заняла четвёртое место в торговле с Монголией. Но, в отличие от Иркутской области, на фоне экономического кризиса не так существенно сократила товарооборот: 32,2 млн долларов в 2015 году сравнимы с показателем 2013 года. За январь-март 2016 года он составил 6,35 млн долларов. Особенность первого квартала заключается в том, что если в товарообороте Иркутской области с соседней страной по-прежнему превалирует экспорт, то в Бурятии импорт его практически уравновешивает. При этом республика активно развивает сотрудничество с Монголией (прошедшая выставка это лишний раз продемонстрировала: достаточно сравнить уровень представительства двух субъектов РФ), так что позиции Приангарья в соревновании за рынок сбыта не кажутся незыблемыми. При этом помимо традиционных продуктов питания, химической продукции или оборудования для энергетики и транспорта Бурятия осваивает новые ниши – одним из участников «Ворот в Азию» стала республиканская клиническая больница имени Н.А. Семашко. «Свою роль играет безвизовый режим, – добавляет Зураев. – Сегодня при пропускной способности международного перехода Алтан-Булаг – Кяхта в 900 человек в сутки через него ежесуточно проходит до 2 тысяч человек. Если не считать легковой транспорт, то через него пропускают до 40 фур в день. Сейчас заканчивается расширение перехода, которое увеличит его пропускную способность вдвое. Фактически же она окажется ещё больше». 

«2 миллиона долларов безо всяких контрактов»

Директор ООО «Бизнес-контакт» и бессменный организатор «Ворот в Азию» Александр Сидоров рассказывает: благодаря выставке в Монголии побывали около 800 российских компаний. Некоторые из них закрепились на местном рынке

Дорогу из приграничных регионов в Монголию по большей части проторяют предприниматели. «За 14 лет (выставка, за редким исключением, проводится два раза в год. – «Конкурент») наши бизнесмены безо всяких контрактов оставили здесь более 2 миллионов долларов, просто приезжая, останавливаясь в гостиницах, питаясь в ресторанах и кафе, покупая сувениры и монгольские товары, – приводит расчёт директор ООО «Бизнес-контакт» Александр Сидоров, бессменный организатор «Ворот в Азию». – Благодаря нашему мероприятию Монголию посетили около 800 компаний». Некоторая часть из них после выставок начала работать на местном рынке. Большинство из них – предприятия пищевой промышленности, в списке которых есть СПК «Окинский», ООО «Саянский бройлер» и ЗАО «Иркутский хлебозавод», ОАО «Иркутская продовольственная компания», торговый дом «Яр. вкус» из Ачинска. В Монголии также закрепились ОАО «Бурятгаз» и ООО «Водный мир». Своего рода представительские функции в стране 10 лет играет и Иркутское художественное училище. А «Бизнес-контакт» остаётся единственной компанией из РФ, представляющей интересы отечественного бизнеса в Монголии.  

«Сегодня Монголия находится в очень выгодном геополитическом положении; она имеет все предпосылки для того, чтобы стать финансовым центром Евразии», – говорит президент Национальной торгово-промышленной палаты страны.
И это не кажется преувеличением

«В условиях девальвации рубля многие наши предприниматели едут в Россию за продуктами и технологиями, – продолжает Оюунчимэг. – На контакты с Китаем это тоже повлияло, но в другую сторону: статистика показывает, что товарооборот в пограничном Эрляне снизился. Сами китайцы признают, что на это повлияло установление благоприятных отношений между Россией и Монголией с введением безвизового режима». На практике всё далеко не так радужно: на пути бизнесменов, несмотря на благоприятствующую экономику, стоит немало препятствий. Основное – сложность и длительность регистрационных процедур и оформления документов. Четыре года назад экс-президент Национальной торгово-промышленной палаты Монголии Самбуу Дэмбэрэл рассказывал, что за час через контрольно-пропускной пункт на границе с Китаем проходят 20 грузовиков, тогда через российский КПП – максимум два. 

За четыре года ситуация особо не изменилась: в справедливости его слов довелось убедиться на собственном опыте. На пути в Улан-Батор мы провели на границе больше двух с половиной часов, из которых на прохождение всех формальностей на монгольской стороне ушло минут сорок. По дороге в Иркутск ситуация повторилась с точностью до наоборот. Сначала подтвердилось высказывание о том, что переход Алтан-Булаг – Кяхта перегружен: подъехав к нему в пятницу в 10 часов утра, мы потратили пять часов только на то, чтобы добраться до заветного шлагбаума. Сумятицу вносят монгольские водители, стремящиеся занять любой свободный промежуток между машинами. Некоторые владельцы автомобилей из близлежащего Сухэ-Батора к тому же наладили бизнес, заранее занимая места в очереди и продавая их. На прохождение границы с монгольской стороны потребовалось два с половиной часа, лишь малая часть из которых ушла на тщательный досмотр машины и личных вещей. Все необходимые процедуры в Кяхте заняли меньше часа. 

Посол России в Монголии признаёт наличие в экономических  отношениях двух стран «некоторых сложностей или, как мы говорим в дипломатической работе, «заусенцев». «Мы их, к счастью, сгладили, – прибавляет он. – Полтора с лишним года мы работали над одним очень важным документом – среднесрочной программой стратегического партнёрства России и Монголии». Её принятие стало одним из ключевых результатов визита министра иностранных дел РФ Сергея Лаврова в Улан-Батор, состоявшегося 14 апреля. «Фактически это очень конкретная, без воды, «дорожная карта» по всем позициям нашего практического взаимодействия, – резюмирует Азизов. – Будем с ней сверяться и реализовывать достигнутые в ней договорённости. Кроме того, надо почаще показывать иркутский, и не только, флаг в Монголии. Ждём торговое представительство, которое сильно облегчило бы нам работу, но пока будем помогать вам посольством по мере возможностей. Конечно, очень рассчитываю на встречу с [губернатором Иркутской области] Сергеем Георгиевичем Левченко, чтобы обговорить некоторые идеи по развитию именно иркутского вектора в российско-монгольских отношениях». О первых результатах этой работы, будем надеяться, можно будет судить уже в конце 2016 года. Пока очевидно, что Иркутской области, если она хочет сохранить тот же статус в отношениях с Монголией, необходимо действовать как можно быстрее. Возможности для этого есть, как есть и самый ценный ресурс – доверие и дружеское расположение монголов. 

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector