издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Двойное убийство в Усть-Орде – больше не «глухарь»

В конце зимы (точные даты пока не известны) были задержаны двое подозреваемых по резонансному убийству в посёлке Усть-Ордынский, произошедшему в начале ноября прошлого года. Тогда в доме местного предпринимателя Алексея Чернигова были с бесчеловечной жестокостью убиты его жена Алёна и семилетняя дочь Даша. До окончательного закрепления признательных показаний Следственное управление СК РФ по Иркутской области не может давать официальные комментарии, однако «Иркутскому репортёру» удалось поговорить с родственниками пострадавших – родителями Алексея и Алёны Черниговых. Главное, в чём они сегодня уверены, – убийцы их родных людей задержаны и сейчас дают признательные показания.

Страшный праздник 

В тот день Усть-Орда широко праздновала День полиции – какое парадоксальное  совпадение. Это был обычный вторник. Предприниматель Алексей Чернигов с раннего утра собрался и поехал в Иркутск – он был владельцем небольшого бизнеса по продаже кормовых добавок для домашнего скота, нужно было отдать в ремонт промышленные весы и купить несколько запчастей к машинам. Вернувшись поздним вечером, он обнаружил на полу в зале на первом этаже дома неподвижные окровавленные тела самых близких людей – жены Алёны и семилетней дочери Даши. Двухмесячная Анютка спала здесь же, в углу большой гостиной, в своей кроватке. 

В полицию обратился брат Алексея, Александр Сотников. Было это в начале десятого часа вечера. Благодаря тому что все сотрудники полиции собрались на торжества в одном месте, моментально была создана оперативно-следственная группа, которая спустя считанные минуты прибыла на место преступления. Одновременно были перекрыты все выезды из райцентра. 

На теле женщины насчитали несколько десятков ножевых ранений, девочку ударили ножом более десяти раз. Двери не были взломаны – да и не закрывают в Усть-Орде двери, когда хозяева дома! Судя по следам крови, уже раненная Алёна передвигалась по первому этажу, после чего преступники её добили. С места преступления было изъято пять кухонных ножей, два – со следами крови. Один из них нашли на полу неподалёку от тел убитых, второй – на кухне.

Быстро выяснилось, что преступники похитили всего 60000 рублей, лежавших в прихожей и предназначавшихся на бытовые расходы. Разбираясь в обстоятельствах дела, оперативники узнали, что это была незначительная часть ценностей, которые в тот момент находились в доме: на каминной полке хранилась крупная сумма денег в пачках, перетянутых канцелярскими резинками, –  более четырёхсот тысяч рублей, а в комнате, в шкатулке – золотые украшения Алёны. 

На следующий день, в среду, 11 ноября, дело было передано в Следственное управление СК РФ по Иркутской области. Была создана следственно-оперативная группа. Разрабатывалось четыре основных версии: убийство лицами из числа родственников или лиц из ближайшего окружения; убийство, связанное с профессиональной деятельностью Алексея Чернигова; убийство с целью ограбления; случайное убийство ранее судимыми, ведущими паразитический образ жизни. 

С первых дней следствия начался масштабный забор анализов ДНК у всего местного населения, впоследствии эта практика расширилась до близлежащих деревень. Одновременно сотрудники оперативно-следственной группы выясняли, кто покинул Усть-Орду в течение суток, кого из чужих видели на улицах, какие машины останавливались у местных магазинов. Было составлено несколько фотороботов подозрительных личностей – среди них был мужчина, который, покупая бутылку водки, прятал в карман окровавленную руку, и женщина, которая привлекала внимание нервозным поведением. 

До новогодних праздников новостей не было. Не было их и после, хотя работа следователей не утратила напора. И вскоре появились весьма перспективные фигуранты. Случилось это в конце зимы, но подробности стали известны «Иркутскому репортёру» только сейчас. 

На окраине окраины 

Мы сидим на крылечке с матерью Алексея Чернигова, Валентиной Михайловной. Семья родителей живёт в паре кварталов от дома сына, на параллельной улице Четвёртая Северная. Над Усть-Ордой стоит удушливая жара, но солнце прячется во мгле смога лесных пожарищ, который несёт порывистым ветром из Качугского района. Оттуда, откуда в конце зимы привезли главного подозреваемого.   

– Знаете, говорят, что следователи работали даже с экстрасенсами. Они заказали московским экстрасенсам портрет, и этот фоторобот пришёл почти одновременно с задержанием. Портрет совпал с видом одного из подозреваемых один в один, – рассказывает Валентина Чернигова.

В Усть-Ордынском или вообще не знают, что подозреваемых в чудовищном убийстве молодой женщины и её дочери уже задержали, или знают понаслышке и крайне мало. Даже соседка Алексея по улице Жукова, живущая с ним через забор, к которой «Иркутский репортёр» забрёл в поисках вдовца, утверждает, что о задержании она ничего не слышала. Всё, что им известно на сегодняшний день, согласились рассказать родители Алёны и Алексея.

Двое задержанных проживали в Бартурках: если Северный, где жила семья Черниговых, – это новый микрорайон, окраина Усть-Орды, то район Бартурок – это окраина окраины. Их фамилии теперь известны, но до окончания следствия и предъявления обвинения мы их озвучивать не будем. Поэтому ограничимся безликими определениями – Старший и Младший. Подозреваемые состоят в родственных отношениях, но каких точно – родители потерпевших не имеют единого мнения. По версии мамы Алексея, это дядя с племянником, по версии семьи Алёны Синюта, Младший – сын дочери Старшего, то есть его внук.   

Как вышли на подозреваемых, точно родственники пострадавших не знают. Известно, что анализы ДНК взяли у всех жителей Усть-Орды, поэтому члены семей погибших склоняются к версии, что совпали некоторые анализы. До этого родители Алёны подозреваемых не знали даже в лицо. Единственное, что Виктор Синюта, отец Алёны, может сказать о Старшем – ему 47 лет, из которых он провёл в местах лишения свободы 23 года. Оба сразу после убийства покинули территорию округа. Старший вскоре после преступления завербовался работать вальщиком леса в Качугском районе. Младшего под конвоем привезли из армии. Он служил в Хабаровске, куда его забрали в конце ноября – через две недели после убийства.

Валентина Михайловна уверенно говорит, что перед задержанием Младшего его телефон уже прослушивался – так стало известно, что бабушка Младшего постоянно звонит ему в в/ч, рассказывает о ходе следствия в Усть-Орде и даёт указания, как отвечать на возможные вопросы оперативников.  

Бедный родственник атакует 

– Всю Усть-Орду на уши поставили, у всех брали ДНК. Нас (членов семей погибших. – Авт.) до десятого колена проверяли, возили на полиграф. А в это время семья убийц с бичами из нашего микрорайона пропивала украденные деньги. Они же не могли не знать, откуда у них деньги?! – еле сдерживается мать Алексея. 

Всё, что сегодня известно родителям пострадавших, они узнали после проведённого следственного эксперимента: на место преступления Старшего привозили в середине марта – «до полугода», как говорят родители Алёны, отсчитывая срок от того страшного дня десятого ноября.

На сам следственный эксперимент родных не приглашали, попросили не приходить – Виктор Синюта пришёл сам, с братом Алёны Николаем, живущим через дорогу от дома Черниговых. В дом их не пустили, только чуть позже показали видеозапись следственных действий с задержанным на месте преступления. Присутствовавшая невестка Алексея Чернигова также не была прямым свидетелем – её попросили оставаться на втором этаже. Единственный, кто лично присутствовал на следственном эксперименте, был Алексей Чернигов, но о том, что там было, он не может рассказывать даже самым близким.

– Он пытался нам рассказать, но он гипертоник, у него слабое сердце. Начинает вспоминать и говорит: «Мама, я не могу…» – делится его мать.

Именно тогда выяснилось, что у этой трагедии был ещё один участник, по сути тот, благодаря кому преступление вообще стало возможным. От первого брака у Алексея осталось трое детей, которые сейчас живут с матерью, первой женой Алексея, в Иркутске. Семья, по воспоминаниям родителей Алексея, жила плохо – мирились-расходились, ругались, а после развода Алексей долгое время жил один. С Алёной они прожили девять лет. Даша родилась через два года после свадьбы. 

Как выяснилось из показаний одного из задержанных, наводчиком на дом потерпевших был близкий родственник первой жены Алексея Чернигова, который сейчас живёт с сестрой Младшего. О нём известно, что он отсидел девять лет за групповое убийство молодого человека. Этот «бедный родственник» был вхож в дом Черниговых и знал, где лежат ключи и деньги, он и рассказал об этом подельникам. 

Эксцесс исполнителя или предумышленное убийство? 

В уголовном праве есть такое понятие – «эксцесс исполнителя». Это когда в момент совершения одного преступления возникают внезапные условия, при которых преступники совершают ещё одно, незапланированное преступление. И в ближайшее время следствие должно однозначно ответить на вопрос, шли преступники в дом Черниговых убивать или их на это подвигло ожесточённое сопротивление жертвы.  

Старший, на следственном эксперименте показывая, что происходило в доме, упрямо утверждал, что они пришли без намерения убивать – хотели просто ограбить. Дождались дня, когда Алексея не будет дома. Алёна стала их выгонять, под руку попались ножи, которыми женщина готовила обед… 

– Алёна ведь готовила в этот момент. Она их умоляла – всё заберите, только не убивайте, – рассказывает мать Алёны Фаина Григорьевна. Виктор Евгеньевич подтверждает – подозреваемый показал, что женщина просила его не убивать, но он не остановился. 

– Старший говорил, что они планировали это преступление в течение полугода. Долгое время боялись, что тревогу поднимет собака. Но вскоре старого сторожевого пса усыпили, дом остался без охраны. Сначала планировали на девятое ноября, – рассказывает Валентина Чернигова. – Мне кажется, они шли убивать. Они же сразу ударили её ножом в спину – она раненая шла за деньгами. Это я слышала со слов Виктора Евгеньевича. У неё на втором этаже ружьё стояло за дверью в комнату. Почему она не догадалась сказать, что там лежат деньги, и схватить оружие, припугнуть, выстрелить. Не догадалась она или просто не успела, не смогла уже? 

– Я сам хочу дождаться суда и конкретно узнать, как там всё было. Но одно я видел точно – он всё помнит, что происходило в тот день. Он был с похмелья. По его словам, они пришли вдвоём. Но что Алёну убил он – это точно. Как убивали Дашу – он утверждает, что не видел. Это ещё под вопросом – был там второй или нет, может, стоял в стороне, но этот на себя убийство ребёнка не берёт, – пожимает плечами Виктор Евгеньевич. 

Предполагается, что дочь Черниговых убил Младший, но достоверно распределение ролей сейчас выясняет следствие. 

– На следственном эксперименте Старший сказал, что сначала Дашу они не видели – та была на втором этаже. Алёна готовила обед, тут же лежали ножи. Она их из кухни даже видеть не могла – там кухню от прихожей загораживает стенка. Они сразу прошли на кухню, там всё и случилось, – мама Алексея горько вздыхает. – Я ей столько раз говорила, что нужно сидеть взаперти. Там глухая улица, человека не увидишь. 

Ещё одно совпадение – в момент убийства на обед в дом через улицу пришёл брат Алёны Анатолий. Никто ничего не слышал.

То, что Даша в тот день была не в школе – это роковая, трагическая случайность. В тот день одна из двух школ Усть-Орды не работала. Даша училась в одном классе с Артёмом, двоюродным братом, сыном Александра Сотникова. Алёна Чернигова сидела с младшей, грудной дочерью Анютой и не могла водить старшую девочку на учёбу. Люба, жена Александра, должна была, как обычно, забрать Дашу и вместе увести детей в школу. Валентина Михайловна боится думать, что могло бы произойти, если бы невестка с сыном привели Дашу с занятий в тот момент, когда в дом вошли убийцы – по времени это как раз совпадало. Так или иначе, старшая дочь бросилась защищать маму и заплатила за это жизнью.  

Анютка, младшая дочь Алексея, сейчас живёт у бабушки, мамы Алексея, её воспитанием занимается младшая невестка Люба. 

– Сейчас нам неважно, как их удалось задержать. Вышли на них – и молодцы. Наша благодарность сотрудникам правоохранительных органов, – подводит итоги разговора Виктор Синюта. – У нас сейчас одни догадки. Мы не хотим никого оговорить. Ждём суда, тогда все всё и узнают. 

С задержанными работают сотрудники Следственного управления СК РФ по Иркутской области. Известно, что подозреваемые дают частичные признательные показания – никто из них не хочет признаваться в убийстве ребёнка. Как ни банально этим заканчивать, но все точки расставит только суд. Точки будут расставлены в приговоре.

Читайте также
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector