издательская группа
Восточно-Сибирская правда

«Заложники» ЕГЭ

  • Автор: Мария Панарина, Алина Городниченко

Предпочтения по предметам для сдачи ЕГЭ у выпускников школ не меняются – ежегодно большинство сдают обществознание, физику и историю. Но подход к выбору экзаменов изменился. Специалисты регионального министерства образования утверждают, что ребята перестали сдавать всё подряд и поступать куда придётся. Многие школьники определяются с будущей профессией ещё в 9 классе и готовятся к поступлению в вуз целенаправленно. Однако во время учёбы некоторые разочаровываются в профессии.

 «Абитуриенты немного повзрослели»

После окончания экзаменов выпускнице киренской школы № 6 Людмиле Михалевой не пришлось беспокоиться насчёт выбора будущей профессии. Ещё во время учебного года она точно знала, что поступит на экономическую безопасность в БГУ. Девушка усердно готовилась к ЕГЭ по необходимым предметам: русскому языку, профильной математике и обществознанию. Выпускница окончила школу с золотой медалью, по трём предметам ЕГЭ набрала 218 баллов, но для поступления на бюджетной основе этого не хватило. «На экономической безопасности в БГУ очень большой конкурс – всего 4 бюджетных места и 35 коммерческих. Поступила я на платной основе, мне уже дали комнату в общежитии», – рассказала Людмила. В приёмной комиссии ей предлагали поступить на бюджетной основе на другие экономические направления или менеджмент, но девушка отказалась – она уверена в своем выборе.

 – Направление «Экономическая безопасность» сочетает в себе и правовые, и экономические дисциплины, поэтому у меня есть возможность получить «двойное» образование. Эта профессия востребованная. Специалисты по экономической безопасности нужны практически на каждом предприятии, в правоохранительных органах и других структурах, – считает Людмила Михалева. – Но я не буду зацикливаться только на экономике и юриспруденции, собираюсь ходить на языковые курсы. 

Многие работники сферы образования считают, что абитуриентов, которые ещё в школе определились с будущей профессией, с каждым годом становится всё больше. 

– Одиннадцатиклассники выбирают предметы для сдачи ЕГЭ более целенаправленно, потому что они знают, по какой профессиональной траектории хотят двигаться, – уверена министр образования Иркутской области Валентина Перегудова. – Конечно, есть дети, которые меняют выбранные предметы в последний момент, за две недели до экзамена, но таких выпускников мало. Также меньше становится ребят, которые сдают всё подряд и только после результатов ЕГЭ выбирают вуз. 

Ответственный секретарь приёмной комиссии ИрНИТУ Елена Можаева  согласна с министром:

– За последние пять лет поступающие изменились. Они знают, чего  хотят. Многие целенаправленно 

с 9 класса готовятся к поступлению на то направление, которое выбрали. Мне кажется, что абитуриенты немного повзрослели. Правда, встречаются и совершенно наивные дети, которые не знают, куда и зачем пришли. Их приводят родители. Разброс среди абитуриентов большой. Мне кажется, выпускников школ рано ставят перед выбором, а они становятся заложниками того, какие предметы сдали и как.

«Лишь бы пройти на бюджет»

Мнение о том, что современные абитуриенты повзрослели и стали ответственнее относиться к выбору профессии, не единственное. Растерянных и не знающих, что делать, выпускников школ по-прежнему много, констатируют специалисты.

По словам ответственного секретаря приёмной комиссии ИГУ Дмитрия Матвеева, портрет современного абитуриента за пять лет практически не изменился. «Поступающие какими были, такими и остались. Приходят с мамами, сами не знают, куда подавать документы и чего они хотят, – рассказал он. – Порой абитуриент выбирает такие разные направления, как «Управление персоналом» и «Прикладная геология». Спрашиваешь их, почему такой разброс, а они отвечают, что им всё равно, лишь бы пройти на бюджет. Конечно, есть и такие, которые знают, чего хотят, но их мало».

Кандидат исторических наук, доцент кафедры мировой истории международных отношений ИГУ Сергей Шмидт полагает, что большинство одиннадцатиклассников после окончания школы определяют лишь, гуманитарное или техническое образование они хотят получить, но в подробности не углубляются.

– Понимание того, какое именно образование действительно хотелось бы получить, где хотелось бы работать, наступает в возрасте 20-21 года. Так было и раньше, – говорит он. – Теперь система высшего образования устроена удобнее в отношении такой динамики внутреннего развития молодых людей. Четыре года можно учиться на бакалавриате, получать что-то вроде «начального высшего» образования, разбираться в себе и определяться с тем, что тебе действительно интересно, а потом уже выбирать магистратуру осознанно и самостоятельно. Признаюсь честно: обучая, например, студентов исторического факультета, я исхожу из того, что историками большинство из них не станет. Многие даже не в состоянии ответить на вопрос, нравится им история или нет. Другое дело – магистратура. Тут я исхожу из высокой степени сознательности сделанного студентами выбора.

«Молодёжь больше ценит досуг, меньше заморачивается карьерой»

Впрочем, некоторые студенты, разочаровавшиеся в профессии до получения диплома бакалавра, не дожидаются магистратуры и меняют направление во время учёбы.

«Подошла ко мне недавно студентка физфака и сказала, что физика – это не её. Хочет пойти на туризм. Вот такие смены направлений порой происходят», – поделился Дмитрий Матвеев. 

Иногда студенты так кардинально пересматривают своё будущее, что меняют не только направление или вуз, но и переезжают в другой город.

– Иногда, год отучившись в Томске, Новосибирске или Москве, студенты переводятся к нам, – рассказывает Елена Можаева. – Выпускники школ Иркутской области, сдав экзамены на высокие баллы, считают, что,  уехав в более крупный город, они смогут получить лучшее образование или оторваться от родителей. Но не у всех это получается. Весной трое ребят перевелись к нам из Томска и Новосибирска, были переводы из Москвы. От нас студенты переводятся реже, направление сменить не так легко. Если ты архитектор, вряд ли у тебя получится стать физиком, и наоборот. Нужно перепоступать.

По мнению Сергея Шмидта, молодёжь сейчас не ставит карьеру на первое место.  «Я отметил бы  снижение прагматизма у студентов. Недовольные этим обстоятельством могут сказать, что это свидетельствует о затянувшемся инфантилизме молодых. Не хочу спорить об оценочных терминах. Просто замечу, что молодёжь больше ценит креативный досуг, меньше заморачивается тем, чтобы с раннего возраста строить карьеру, – уверен Шмидт. – Нынешние молодые люди из-за этого пониженного прагматизма склонна и к признанию «самоценности знания». Это не может не радовать университетского преподавателя. Хотелось бы дальнейшего движения студентов в этом направлении».

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector