издательская группа
Восточно-Сибирская правда

#БДСЛ2016: мама, я дизайнер

Первый дизайнерский спецлагерь прошёл на Байкале

Идея проведения Байкальского дизайнерского специального лагеря, как уже рассказывала «ВСП», появилась практически случайно – из поста в соцсети несколько месяцев назад. Мысль как-то объединить местное профессиональное сообщество оказалась востребованной: в результате в конце августа в Бугульдейке на два дня собрались около полусотни начинающих и уже известных дизайнеров. Наш корреспондент также затесался в их стройный ряд, узнав о нелёгких буднях дизайнерского быта и работы.

«Дизайнеры – это вроде хилеров, выдают за таинство и искусство заурядное ремесло», – гласит комментарий под новостью о проведении БДСЛ на одном из сайтов. Тем, кто сделал дизайн своей работой и источником заработка, с подобными оценками приходится сталкиваться постоянно: «Ну да, народ не понимает, зачем нужен такой человек – дизайнер: чем он занимается, как зарабатывает – для большинства тайна». Скептическое отношение к этой непонятной профессии (которая, к слову, как и остальные, делится на свои специализации) отражается даже в бытовых разговорах. 

– Вот ты представь, приходишь домой в один прекрасный вечер и говоришь: «Мама, я решил стать дизайнером». Вот моя, когда это услышала, руками всплеснула и выдохнула: «Зря надеялась, что не воспитала нахлебника», –  смеётся один из собеседников «Конкурента», когда речь заходит о выборе профессии. – Каминг-аут я зря совершал – дизайнером в итоге так и не стал, поэтому съезди в лагерь – посмотри, как выглядят эти люди. Наверняка что-то особенное в них есть.

Как бы сделать красиво

Есть ли в участниках БДСЛ что-то особенное, теперь можно узнать по фотографиям в соцсетях. Впрочем, окрестности Бугульдейки, где проводился первый дизайнерский спецлагерь, дал им простор для творчества: изображения в развалинах мраморного карьера, зелёных лугах или на озёрном берегу, где проходили лекции, даже не обязательно было приукрашивать фильтрами инстаграма.

– Подожди, во мне открылся фотограф, – прерывает разговор приехавший в качестве преподавателя украинский дизайнер Вадим Паясу. – Красиво здесь – глаз отдыхает. Не то что в городе. Я обычно по улицам ходить не могу – профессиональная деформация: взгляд постоянно спотыкается о вывески.

Найти вывеску, которая бы понравилась Андрею Кудрявцеву, почти невозможно

В чём, собственно, проблема с городскими вывесками, выясняется позже: «они уродские», ставят диагноз дизайнеры. «Разобраться относительно легко, –  потом поясняет Паясу. – Правда, пока тебе не ткнут пальцем, ты можешь этого и не замечать. Но стоит один раз показать и объ­яснить принципы, человек начнёт ходить по городу и плеваться – все надписи вдруг окажутся ужасными. И когда ты это понимаешь, возникает мысль, что нужно взять и исправить всё».

Иркутским дизайнерам эта светлая мысль в голову уже пришла: сейчас в городе разработан собственный шрифт для всей ориентирующей информации – нумерации домов, указателей и других информационных стел. «У города должно быть своё лицо», – говорит разработчик Фёдор Желудков, который выступил одним из организаторов БДСЛ. Впрочем, это не единственная причина – существует и чисто утилитарная сторона: большинство городских вывесок набирают шрифтами стандартного набора Microsoft Windows. Однако использовать их без разрешения разработчиков – нарушение закона об авторских правах. При желании мировой гигант может подать в суд за использование своей собственности. 

– Видите надпись, знакомые начертания? – с усмешкой задаёт свой вопрос шрифтовый дизайнер Андрей Кудрявцев, который и придумал шрифт для Иркутска, а на БДСЛ приехал в качестве лектора. – Это тот самый Arial (шрифт в наборе программ Microsoft. – Авт.) – Его почему-то очень любят использовать при написании вывесок. Но вы так никогда не делайте – он ужас­ный!

То, что Кудрявцев, который несколько месяцев назад и натолкнул на идею создания дизайнерского лагеря, полностью поглощён своим занятием, читается в каждом его слове. «Шрифт может добавить надписи дополнительных смысловых оттенков», – уверен иркутянин, который создавал шрифты не только для кириллицы, но и для латиницы, а также китайских иероглифов. «Мне в Иркутске не нравится ни одна надпись, кроме тех, с которыми я работал, – говорит он с серьёзным лицом. – Как взглянешь на какую-нибудь букву «Д» с «рахитными» ногами, так глаза болеть начинают. Вот сейчас вы меня наслушаетесь, и вас тоже будут преследовать плохие шрифты».

И самое печальное, что пророчества дизайнеров сбываются – после приезда с БДСЛ смотреть на городские надписи и вывески без слёз невозможно. Однако, чтобы почувствовать недостатки дизайнерских решений, особых навыков не нужно, утверждают сами профессионалы. «Человек интуитивно определяет, что хорошо, а что нет, – объясняет Вадим Паясу. – Но непрофессионал, который заказывает макет вывески, не может понять, что там нарушено межбуквенное пространство. Вот тогда и начинаются проблемы: он интуитивно будет пытаться исправить недочёт, например, захочет поменять цвет надписи или фон, но проблема никуда не исчезнет». Вот тогда на помощь и должны приходить профессиональные дизайнеры.

Найди себя

Появление дизайнерского десанта на деревенских улицах хоть и было отмечено, но на местный уклад не повлияло

– Мы занимаемся дизайном, хенд-мейдом, когда нет денег – сторонними подработками, – так скромно иркутские дизайнеры говорят о своей работе. Исключение – работники компаний и студенты. Их, к слову, в рядах участников спецлагеря оказалось не так уж и много. 

– Вообще всегда я хотела делать что-то руками, – упоминает в разговоре одна из участниц двухдневного дизайнерского лагеря. – Год готовилась поступать в политех на соответствующую специальность. Сдала документы, а на следующий день позвонили и сказали, что вышло распоряжение и бюджетных мест больше нет. Я была в ужасе. 

В итоге девушка поступила на дизайнера, но вскоре перевелась в Санкт-Петербург, где сейчас продолжает учёбу, довольно успешно пробует себя в вёрстке и иллюстрации, понемногу создаёт себе порт­фолио.

Для большинства участников переход к дизайну был осознанным решением, принятым после того, как они успели получить другое образование или проучиться на других специальностях. Кто-то по незнанию сначала обучался мультимедийным технологиям в рекламе, а кто-то успел много лет назад получить диплом, который никак не связан с нынешней работой. «Я окончил авиационный факультет, – говорит Андрей Кудрявцев, – но потом так получилось, что несколько лет сидел за плоттером в типо­графии. Буквы были очень красивыми». 

Других в дизайн занесло ещё раньше, и уже к 20 годам они успели выстроить завидную карьеру.

«У меня просто рано появился компьютер, – вспоминает гость БДСЛ Вадим Юмадилов. – Я на нём сначала, как все, в игрушки играл, а после стал немного рисовать. Потом несколько книг прочёл и начал что-то делать». В итоге Вадим, которому в дни лагеря исполнилось 22 года, успел поработать в нескольких компаниях, включая дизайн-бюро Артёма Горбунова. Около полугода назад Юмадилов стал широко известен как один из разработчиков и автор идеи приложения «Тяжеловато». Программа, призванная оптимизировать расходы и названная в честь интернет-мема с Дмитрием Маликовым, получила довольно большую известность: о проекте вышло несколько онлайн-изданий, включая «Ленту». Сейчас дизайнер планирует собрать команду и запустить в разработку новые проекты. Секрет успеха по Юмадилову довольно прост – нужно искать себя.

Недостатки дизайна человек чувствует интуитивно, считает Вадим Паясу

«Я часто встречаю людей, которые своей жизнью недовольны. У них куча проблем: от навязанного родителями университета до нелюбимой работы. Самая частая проблема –  люди боятся, что не найдут своего места в жизни,  –  написано в одном из его постов в собственном блоге. – Я ни в коем случае не предлагаю уйти с работы и бросить университет. Я предлагаю взять и честно ответить себе на вопрос: «Нравится ли мне то, что я делаю?» Если ответ «нет» – это хороший повод задуматься. <…> Да, возможно, ты будешь на хлебе и воде сидеть, но это будет твой сознательный выбор. Теперь ты тут главный.<…> Не делать то, что не нравится, – первый шаг к тому, чтобы перестать жаловаться на жизнь. Второй  – искать и пробовать». Впрочем, многие, кто хочет сделать дизайн своей работой, так и поступают. «В основном на мои курсы приходят люди от 20 до 30 лет,  –  говорит один из преподавателей лагеря Игорь Штанг, который ведёт курсы по вёрстке. – Это люди, которые хотят углубить свои знания, а также те, кто ищет себя».

Искать и пробовать у иркутских дизайнеров или тех, кто хочет ими стать, время ещё будет. Как говорят организаторы Байкальского дизайнерского специального лагеря, они хотят сделать свой проект ежегодным. «В этом году мы пробовали всё в первый раз. В будущем году лагерь, скорее всего, переедет на новое место. Мы хотим сделать более целостный проект, чтобы доклады наших гостей были единым целым и одно вытекало из другого, – говорит организатор БДСЛ Мария Комарова. – Будет больше учебной части: есть идея, чтобы в рамках лагеря участники лагеря под присмотром профессионалов разрабатывали свои проекты. Кроме этого в течение года мы планируем проводить занятия для дизайнеров. Надеемся, что весной Игорь Штанг приедет в Иркутск, чтобы провести свой  полноценный четырёхдневный курс». 

Читайте также
Свежий номер
События
Фоторепортажи
Мнение
Пресс-релизы
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector